Теперь молодым легче играть в НХЛ? | Flyersice
Взгляд из за океана, Новости

Теперь молодым легче играть в НХЛ?

Говорим об этом с ветеранами — Линдросом, Хаверчуком, Нидермайером, Тарджоном

null

Автор Павел Лысенков @plysenkovrus / специально для NHL.com/ru

Включение легенд в Зал хоккейной славы в Торонто — дело не одного часа. Это мероприятие растягивается на полнедели, состоит из нескольких событий. Ветеранам вручают специальный перстень, дарят клубный пиджак, в их честь устраивают благотворительный матч…

Официальная церемония состоялась в понедельник. В Зал славы на этот раз были включены шестеро — Александр Якушев, Мартен Сен-Луи, Мартин Бродер, Джейна Хеффорд, Вилли О’Ри, а также комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн. До Якушева в хоккейный музей попали еще восемь представителей советского и российского хоккея — Анатолий Тарасов (1974), Владислав Третьяк (1989), Вячеслав Фетисов (2001), Валерий Харламов (2005), Игорь Ларионов (2008), Павел Буре (2012), Сергей Федоров (2015) и Сергей Макаров (2016).

На грандиозный праздник в Торонто всегда приезжает много звезд. NHL.com/ru удалось пообщаться с Дэйлом Хаверчуком (введен в Зал славы в 2001 году), Скоттом Нидермайером (2013), Эриком Линдросом (2016), а также с Пьером Тарджоном — он выдвинут на 2019 год. У него больше всего очков за карьеру (515+812=1327) среди тех хоккеистов, кто еще не попал в Зал славы. Возможно, тут играет роль то, что Тарджон ни разу не завоевывал Кубок Стэнли.

Разговор зашел о молодых игроках, и Хаверчук тут — идеальный собеседник. Он ведь тренирует клуб «Бэрри Кольтс» из Хоккейной лиги Онтарио, где перед драфтом выступал Андрей Свечников. А сам еще тинейджером ворвался в лучшую лигу мира. «Виннипег» выбрал его первым на драфте в 1981 году. В первом же сезоне Хаверчук выдал дебют а-ля Овечкин, набрав 103 (45+58) очка в 80 матчах.

null

«Если у тебя есть талант, и ты умеешь работать, то можно дебютировать в НХЛ и в 18 лет, — считает Хаверчук. — Ну а опыт придет со временем. Помогают, конечно, разные советы от правильных парней. Но сейчас хоккей сильно изменился. Важно слушать актуальные подсказки. Хотя, когда ты понимаешь свою цель в жизни, то четко пройдешь по этому пути. Я и своим ребятам в «Бэрри» об этом говорю».

«Трудно ли вписаться в НХЛ? Каждый игрок индивидуален, и тут нет общей инструкции, — продолжает тему Тарджон. — Я дебютировал в 18 лет, и мне пришлось привыкать к команде, подтягивать язык, потому что я не сразу начал понимать своих одноклубников, тренеров…»

Если вы не знаете, Тарджон родился в Руэн-Норанде, провинция Квебек, это французская часть Канады. А его в 1987 году на драфте под общим первым номером выбрал американский клуб «Баффало». Отсюда и «трудности перевода».

«Я учился, что нужно делать на тренировках в НХЛ, налаживал общение в раздевалке, — продолжает Тарджон. — Думаю, сейчас молодым игрокам легче, и они лучше подготовлены к лиге. Все индивидуально, но теперь вокруг гораздо больше информации. А возраст — парни в 18 лет иногда выглядят на 22, и они уже готовы играть в НХЛ.

Вообще я люблю наблюдать за новичками, которые приходят в лигу. На того же Нэйтана Маккиннона из «Колорадо» очень интересно смотреть. Ну а Сидни Кросби — это Сидни Кросби. Понимаю, ему уже за 30 лет. Но даже в таком возрасте он играет невероятно! Прекрасно защищает шайбу, сражается с соперниками.

Еспери Котканиеми из «Монреаля»? Нет, его толком не видел. Вообще, когда есть свободное время, я стараюсь проводить его с детьми. Бываю на матчах сына Доминика, и я это просто обожаю! Ему 22 года, он играет в «Грэнд Рэпидз», в организации «Детройта». Если у меня есть возможность, я обязательно приезжаю на его матчи».

Да, «Детройт» выбрал Тарджона-младшего на драфте в 2014 году (№63), и пару лет назад он стал чемпионом АХЛ… А что расскажет Эрик Линдрос, который входил в НХЛ так громко, как никто другой? Его под первым номером в 1991 году выбрал «Квебек», но молодой гигант (193 см / 108 кг) отказался выступать за «Нордикс», и его обменяли в «Филадельфию», где сложилась тройка «Легион Смерти» с Джоном Леклером и Микаэлем Ренбергом. В первом же сезоне Линдрос набрал 75 (41+34) очков в 61 матче.

«Я согласен с тем, что сейчас стиль игры сильно изменился, — рассуждает Линдрос. — В мое время хоккей был более силовым и прямолинейным. Ребята на льду были покрупнее. Было много драк, зацепов. А теперь с этим ведут борьбу. Хоккей уже гораздо быстрее… Кого я выделю в современной НХЛ? Я бываю на матчах «Торонто», поэтому отмечу Остона Мэттьюза. Фантастический форвард Митч Марнер. Очень хорош… Мой совет молодым игрокам? Даже не знаю, нужно ли лезть к ним с советами. Просто наслаждайтесь хоккеем. Вот и все, это же просто».

Скотт Нидермайер известен тем, что наряду с Кори Перри побеждал на каждом крупном турнире: Мемориальный кубок, молодежный и взрослый чемпионаты мира, Олимпийские игры, Кубок Стэнли и Кубок мира. Конечно, этот защитник входит в «Тройной золотой клуб».

«Расмус Далин из «Баффало» очень талантливый, и его не просто так выбрали первым на недавнем драфте, — говорит Нидермайер. — Но если вы говорите, что у этого 18-летнего игрока не так много очков, то подумайте о том, что он только учится, как играть в НХЛ. Защитники — не форварды, они тяжелее входят в эту лигу. Поэтому Далину нужно время. Но вокруг него — хорошие одноклубники, есть правильный тренер.

Если сравнивать поколения, то сейчас молодым игрокам показывают больше видео, их глубже учат хоккею. Вокруг них просто очень много хоккея. Это помогает им прогрессировать. Мне же повезло сразу попасть в сильную команду к классным партнерам (уже в четвертом сезоне «Нью-Джерси» с Нидермайером в составе завоевал Кубок Стэнли). А еще я всегда любил смотреть много хоккея, даже по телевизору. Увиденное откладывалось в голове и помогало расти в мастерстве».

+

На языке цифр: члены Зала хоккейной славы!

Чего вам нужно достичь в зависимости от амплуа, чтобы вас ввели в Зал славы

null

Автор Игорь Еронко @IgorEronkorus / специально для NHL.com/ru

В 21 веке в Зал хоккейной славы ввели 56 хоккеистов. Два из них никогда не играли в НХЛ — это Валерий Харламов и Александр Якушев, но их вклад в наследие мирового хоккея невозможно переоценить. Еще трое: Вячеслав Фетисов, Игорь Ларионов и Сергей Макаров — тоже заработали на членство в первую очередь выступлениями на международных турнирах, особенно великим Кубком Канады-1987, пусть и оставили заметный след в Национальной хоккейной лиге. Так что этих пятерых совершенно точно не стоит рассматривать в качестве моделей, на чьи достижения стоит равняться, выводя формулу того, как железно попасть в Зал славы.

Нет больше никакого железного занавеса. Все игроки, претендующие на место в истории, рано или поздно пробуют свои силы в НХЛ.

Если вы хотите в Зал хоккейной славы, будучи нападающим — обязательно наберите 1000 очков. Есть члены, не достигшие этой отметки, но это означает, что они сумели выделиться чем-то еще. Классический пример — Боб Гейни (501 очко в 1160 матчах). Он никогда не был бомбардиром, но таких оборонительных форвардов в истории — единицы. Плюс пять Кубков Стэнли, Кубок Канады, «Конн Смайт Трофи» и до сих пор рекордные (Патрис Бержерон лишь повторил) четыре «Селки Трофи». И его ввели, как только смогли, то есть через три года после завершения профессиональной карьеры.

Строгого формализма никогда не было. Правда, в уставе когда-то фигурировали цифры в 750 с лишним очков и более 1000 проведенных матчей, но это как приблизительные желательные показатели. А так — особые достижения могут все затмить. Условный Джонатан Тэйвз, завершив прямо сейчас, наверняка бы оказался в Зале хоккейной славы. Пусть не через три года, а через больший промежуток. Возможно, куда больший. Но пройти мимо тех наград, что он уже успел завоевать, а выиграл он все, что только можно, попросту невозможно. Он не Бобби Орр, которому и 657 матчей хватило для членства, но и подождать ему придется далеко не год, как было в случае лучшего защитника в истории.

Любые цифры, понятно, условны. Кларк Гиллис, будучи членом легендарной Trio Grande с Майком Босси и Брайаном Троттье, выиграв четыре Кубка Стэнли, не мог не присоединиться к своим партнерам. Просто пришлось подождать. Не три года, а долгих 14 лет.

Павел Буре тоже матчей недобрал — у него всего 702 за карьеру. Зато 437 наколоченных шайб. Он ждал девять лет, но дождался.

За всю историю НХЛ было 79 нападающих, набравших 1000 очков. Еще восемь — защитники, о них разговор отдельный. Из этих 79 — 29 до сих пор не в Зале. Четверо смогут быть введены только в 2021 году — Яромир Ягр, Хенрик и Даниэль Седины и Джером Игинла. Еще один — Мариан Хосса — претендует на 2020 год. И четверо продолжают карьеру — Джо Торнтон, Патрик Марло, Александр Овечкин и Сидни Кросби. С перечисленными все понятно. Даже сомнений нет, что войдут. Но и до остальных очередь так или иначе дойдет. В первую очередь — до Джереми Реника, Пьера Тарджона и Александра Могильного. Род Бриндамор и Даниэль Альфредссон очень близки. Где-то за ними будет и первый россиянин с 1000 очками в НХЛ Алексей Ковалев.

1000 очков — это практически гарантия членства. Особенно если вы набрали их в современную эпоху. Если же в основном в 1980-е, и прям только тысячу — подождать придется. Возможно, даже больше 20 лет. Но с каждым не самым урожайным на завершивших карьеру людей у вас все больше шансов.

С защитниками сложнее. Допустим, Род Лэнгуэй никогда не набирал большого количества очков. Никогда даже к этому не стремился. Он именно что защитник — в первую очередь. Что никак не помешало ему через четыре года после завершения карьеры получить заветный перстень. А по ходу карьеры — выиграть два «Норрис Трофи». Да, сейчас на него могли бы не обратить внимания в голосовании. Пусть он был страшно надежен и непроходим. Стандарты-то изменились. 1000 очков — безусловная гарантия. 1000 матчей и в районе 700 очков в современную эпоху, как у Криса Пронгера — тоже вполне. Все-таки набрать обороты Никласа Лидстрема, Фила Хаусли или Рэя Бурка очень мало кому по силам. Ну а если вы вратарь — вам не очень повезло. Вы либо будете ждать очень долго, как Роже Вашон, у которого ожидание заняло аж 35 лет. Либо вас введут, как только смогут. Но тогда вы должны бить рекорды, сводить всех с ума своей игрой и завоевывать титул за титулом, будь то командные или индивидуальные.

Всего пять вратарей были введены в Зал хоккейной славы в 21 веке. Один из них тот самый Вашон. Остальные — Грант Фюр, Патрик Руа, Доминик Гашек и Мартен Бродер — навыигрывали столько всего, что хватило бы на десяток-другой полевых с членством.

Зал хоккейной славы — это в первую очередь продолжительная карьера. Желательно выиграть Кубок Стэнли. Лучше — не один. Но куда важнее — создать имя, которое и через десять лет, и через 20 вспомнят выборщики. Голы, очки, лояльность, уникальность — подойдет все. И хорошо бы обошлось без сомнительных историй.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.