Радель Фазлеев: «Следующий сезон не будет похож на этот» | Flyersice
Новости

Радель Фазлеев: «Следующий сезон не будет похож на этот»

Воспитанник «Ак Барса» Радель Фазлеев провел первый полноценный сезон в чемпионате АХЛ, защищая цвета «Лихай Вэлли Фантомс». Нападающий сыграл 65 матчей и набрал 16 (6+10) очков. О том, как сложился его дебютный сезон, за кого он болел в финале КХЛ, и как спорила Америка по поводу выборов своего президента – в интервью «БИЗНЕС Online».

null

«ТРЕНЕР ПРОСИЛ ИГРАТЬ МАКСИМАЛЬНО ПРОСТО»

– Радель, вы не сыграли в нынешнем плей-офф за «Лихай Вэлли». Травма?

– Нет, со здоровьем всё нормально. Сам сезон сложился очень тяжело в психологическом плане. Не смог найти общего языка с тренером. Почему? Начнём с того, что последние семь сезонов команда не попадала в плей-офф. Поэтому перед сезоном было проведено солидное укрепление состава, и он очень сильно изменился. Я же успел познакомиться с ребятами, когда приехал в «Фантомс» в прошлом году, пусть и не играл из-за сломанной руки. Сейчас же прибыл на тренировочный сбор, и обнаружил, что практически никого не знаю в составе. А в клуб вложили хорошие деньги, чтобы подписать звёзд. Пришли люди в «порядке», и было понятно, что они и будут играть в первых двух звеньях. Три центральных были очень сильными. Надо смотреть на жизнь трезво, было понятно, что для меня оставалось место только в четвертом звене. Я не против, но там игра несколько другая. Её тренер мне формулировал просто: носись по площадке, бейся, пугай соперников своей энергией. Главное не пропустить, а забитый гол – это бонус, который мы от вас не требуем. Я понимаю, что команде нужны игроки, выполняющие подобные задачи, но это далеко не самые сильные мои стороны. Начнём с того, что я не настолько быстрый, потом мой козырь что-то придумать, сыграть нестандартно. А это в четвертом звене совершенно не приветствовалось. Я пытался играть так, как требует тренер, но не получалось. Когда пытался сыграть нестандартно, произвести положительное впечатление, в итоге случалась ошибка, и я отправлялся на скамейку запасных. Тренер указывал мне на то, что я не делаю то, чего он хочет. Тем не менее, я играл до нового года практически постоянно, а потом, когда пошли важные игры, тренер начал делать ставку на опытных мастеров. Помню, однажды он не менял нашего хоккеиста все две минуты, которые мы провели в меньшинстве 3 на 5.

– Несмотря на всё это, на официальном сайте команды была надпись: «Спасибо за фантастический сезон!».

– Так я и не спорю, я же объясняю, почему мне не удалось внести в это свой посильный вклад. Сезон действительно фантастический, команда впервые за семь лет вышла в плей-офф. Что касается меня, то ближе к плей-офф я стал пропускать игры всё чаще, поскольку вместо меня выходил другой наш центр на четыре или пять лет старше.

null

«НАДО ВОЗВРАЩАТЬ ПОЗИТИВНОЕ НАСТРОЕНИЕ»

– Расстроились?

– Да, это даже заметил сотрудник клуба, отвечающий в «Филадельфии» за развитие. Говорил, что меня не узнать, обычно я на позитиве, а тут не мог даже выдавить из себя улыбки. И он, в частности, посоветовал, поменять настроение, поскольку этим никому лучше не сделаешь, ни себе, ни команде. Там другой подход, кстати. Если у нас в России, в состав не проходишь и вдруг начнёшь улыбаться, к тебе отношение, как к дурачку: «Ах, ты улыбаешься, значит у тебя всё хорошо, ну, и сиди дальше на скамейке». В Америке не так. Поэтому я понял, что надо возвращать позитивное настроение, искать что-то полезное для себя.

Несмотря на всё, я считаю, что получил очень хороший опыт, многое понял, переосмыслил. Это уже другой хоккей, когда смотришь матчи НХЛ, создаётся впечатление, что там вообще никто не теряет, не ошибается. Допустим, кто-то назовёт такой хоккей тупым, когда вход в зону осуществляется за счет вброса шайбы. Зато атакующие ее не теряют, даже если там шайбу подберёт защищающаяся команда, то нападающие побегут её отнимать. Это лучше, чем потеря на синей линии, и контратака. Всё имеет свой смысл.

Я понимаю тренера, но мой хоккей требует некоторой свободы, несхематичности. И эта свобода допускалась, но в исполнении опытных мастеров, которые имели право на ошибку. Что касается нас, молодых, то мы должны были играть максимально просто. Хотя наши старички объясняли нам, что все через это проходят. Один выход – не искать крайних, а продолжать работать. А виноватых чего искать: я виноват. Ни один тренер не будет принимать решение во вред команде.

– Не тревожит, что следующий сезон может быть похож на прошедший?

– Не будет! Я приобрел большой опыт за сезон, и хорошо, что этот опыт пришел ко мне сейчас, а не в 25 или 26 лет, когда бы меня посадили на скамейку. Через это все рано или поздно проходят. Как пример, позволю себе вспомнить Фёдора Малыхина, который пришел в «Ак Барс», будучи куплен за большую сумму, а тут ему пришлось сесть на скамейку. Я его состояние прекрасно понимаю. Какой прессинг пришлось выдержать, я с ним не знаком лично, но считаю, что он большой молодец, что смог это перетерпеть, и в результате стал игроком основы. А ведь в команде, по большому счету, ничего не поменялось, как был тренер Билялетдинов, посадивший его на скамью, так он и остался. И, тем не менее, Малыхин заиграл, значит, в себе что-то изменил. Красавец!

«В ХОККЕЕ МНОГО МЕЛОЧЕЙ, КОТОРЫЕ ДЕЛАЮТ РАЗНИЦУ»

– А что было приоритетом для «Лихай Вэлли»: войти в плей-офф или помогать «Филадельфии» в выращивании молодежи для НХЛ?

– Это вопрос даже для меня интересный. Когда команда была относительно слабой, то проспекты «Филадельфии» приезжали туда, играли много, и там хорошие игроки воспитывались в итоге. А в этом году три проспекта «Филли» находились практически в одном положении, очень мало играя.

– В том числе и ваш ровесник Трэвис Санхайм?

– Нет, он играл много. Санхайм был выбран в первом раунде драфта, и ему предоставлялась определённая свобода на площадке. Поначалу он, может быть, и ошибался, но в конце концов начал реализовывать свой потенциал в полной мере. Я же был выбран в шестом раунде, тут есть разница. И вот в какой-то момент все три проспекта «Филадельфии», в том числе и я, оказались вне заявки. Начали задаваться тем же самым вопросом: что нужно команде – победы или наше становление? Ответа не нашли, но пришли к общему мнению, что всё равно для нас важнее находиться в обществе опытных мастеров, учиться у них, чем, допустим, играть на постоянной основе среди ровесников, Я сам до «Лихай Вэлли» не мог представить, чего же такого я не знаю о хоккее. Но одно дело знать, а другое уметь. К примеру, после тренировок я столько раз просил одноклубника что-то показать мне, потолкаться за шайбу у бортов. Начинаешь бороться за шайбу, и ты её просто не можешь отнять. Потом отбираешь, и тут же он шайбу себе возвращает. В хоккее очень много мелочей, которые, как говорят в НХЛ, «делают разницу». По сути, я понимаю, что находясь среди таких профессионалов, должен «учиться, учиться и учиться». И это еще АХЛ. А попади я, допустим в «Питтсбург», играй рядом с Кросби, Малкиным. У меня вообще бы «голова взорвалась», я бы закончил уже с хоккеем.

– Даже будучи одним из самых молодых игроков команды, вы могли давать советы ветеранам. Я имею в виду ту историю, когда человек интересовался – стоит ли ему переходить в команду КХЛ?

– Да, один из моих одноклубников получил приглашение из России, и стал интересоваться у меня – стоит ли ему соглашаться? Он интересовался у всех, кто уже поиграл или играет. Лично я отсоветовал, поскольку этот форвард небольшого роста, очень техничный, а ему пришлось бы играть в команде, где тренер делает ставку на силовой хоккей, на гренадеров. В итоге он отправился в чемпионат Швеции.

null

«В АХЛ ВСЕ ЖИВУТ МЕЧТАМИ ОБ НХЛ»

– После отказа руководства НХЛ отпускать хоккеистов сыграть на Олимпиаде, сразу повысился интерес к североамериканским хоккеистам, которые играют в Европе, либо в АХЛ. Можно ли из игроков АХЛ собрать сборную Канады, которая будет способна выиграть Олимпиаду?

– Я видел несколько статей, где писали о возможных кандидатах на участие в Олимпиаде из АХЛ. Сразу скажу, там говорилось немного не о тех хоккеистах, которые способны сыграть на Олимпиаде, в частности, из нашего «Лихай Вэлли». У нас и разговоров даже на эту тему не было, все живут мечтой о попадании в НХЛ. В целом, я бы присмотрелся к хоккеистам из швейцарской лиги, туда сейчас хоккеисты из Америки едут с удовольствием, поскольку и деньги хорошие, и условия для жизни комфортные. Что касается уровня игроков, то, уверен, можно создать команду, которая будет уверенно бороться за «золото» Олимпиады.

– «Думаю, что через год вернётся Фазлеев… Думаю, Радель сам понимает, что совершил большую ошибку, подписав трёхлетний контракт после драфта. Если бы он был просто задрафтован и не подписывал контракт, мог бы приехать играть в родной город». Знаете, чьи эти слова?

– Конечно, я читал интервью вашей газете директора «Ак Барса» Шамила Хуснутдинова. Не хотел бы вступать в полемику с многоуважаемым Шамилом Нурисламовичем: у него своё мнение, у меня своё. Дело в том, что я подписал контракт не сразу после драфта, а только через год, когда ни одного предложения со стороны «Ак Барса» мне не поступало. К тому моменту, мне было 19 лет, я уже не хотел финансово зависеть от родителей.

Взять в пример моего папу, а он на самом деле является для меня примером в жизни, так вот он в 19 лет уже содержал семью. И мне стыдно было бы в таком же возрасте просить у родителей деньги, тем более тогда им было очень нелегко, отца только-только уволили из школы «Ак Барса». А в то же время «Филадельфия» предложила мне контракт, после года наблюдений, консультаций. Было хорошее предложение, выдали мне подписной бонус, как от такого можно было отказаться? Я, конечно же, помню, как много для меня сделал «Ак Барс» в детские годы, это лучшая школа в России, но по своему решению я скажу, что истина проявится через несколько лет, как и то, кто сделал ошибку. Может быть я, что подписал контракт, а, может быть, клуб, на какое-то время забывший обо мне.

«АМЕРИКАНЦЫ УЛЫБАЮТСЯ ДО ПЕРВОГО УТОЧНЯЮЩЕГО ВОПРОСА»

– Ваш двоюродный брат Руслан Фазлеев называется одним из ведущих в России по 2003 году рождения. Это оправданно с точки зрения хоккея или пока за него очень большую роль играют физические данные?

– Мне кажется, он уже выше меня сейчас. Признаться, я его давно не видел на льду, в серьезном противостоянии, но слышал очень положительные отзывы. Там же не только антропометрия, там еще «голова». Со слов отца, он хорошо катается, принимает грамотные решения на льду. Жду, не дождусь, когда он дойдёт до юниорского возраста, когда призываются в сборные.

– Есть разница между Канадой, где вы жили три года, и США, где провели последний год?

– На самом деле разница огромная. Это поначалу, может быть, и не ощущается, а со временем бросается в глаза. Люди там совсем разные, в Калгари и Аллентауне. В США очень много мексиканцев. Настолько, что они даже предпочитают общаться между собой на испанском, а не английском. Канадцы мне запомнились более добрыми, общительными, американцы не такие. Я бы даже назвал их грубоватыми.

– Неожиданно. Притом, что мы привыкли воспринимать их как постоянно улыбающимися.

– Это по сравнению с Россией, но в Канаде эта улыбчивость искренняя. Американцы же улыбаются, скажем так, до первого уточняющего вопроса. Начнёшь что-то переспрашивать, улыбчивость куда-то исчезает, даже агрессия проявляется. А начнёшь о чем-то спорить, как у меня в команде бывало, так и сразу слышишь в лицо: «Ты чего здесь делаешь? Езжай в свою Россию!». Я отвечал: «Я бы поехал, но хоккей моя работа, а НХЛ – лучшая лига в мире. Была бы у нас лига лучше, вернулся бы, не раздумывая».

– В Калгари вы жили в местной семье, которая, во многом, брала на себя ваши заботы по быту. Как бы обустраивали самостоятельный быт в новом городе, новой стране?

– В Аллентауне молодые хоккеисты снимают жилье, по двое-трое. У нас и вовсе четыре хоккеиста снимали большой дом на всех. Что касается меня, то поначалу я столкнулся с решением бытовых проблем, но мне везет на хороших людей. Нас поселили в гостинице с чехом Петром Стракой, который уже три года был в команде, а на тот момент ему не с кем было снимать квартиру. Мы в итоге поселились вместе, и он обустраивал быт, а я вникал. Потом его поменяли в другую команду, но я со временем освоился.

«НЫНЕШНИЙ СЕЗОН ЗАПОМНИТСЯ ПЕРЕХОДОМ В ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ХОККЕЙ!»

– Все предыдущие сезоны выдавались запоминающимися: вызовами юниорскую и молодёжную сборные страны, дебютом на юниорском уровне в Канаде. Чем запомнится прошедший сезон?

– Скорее всего, переходом во взрослый, без всяких скидок, хоккей, пришедшим осознанием того, что хоккей стал моей работой, профессиональным подходом к делу, другим уровнем ответственности. Считаю, что этот год я потратил на акклиматизацию в новой лиге, на новом уровне. Правда, времени больше не стало от того, что с этого года у меня не будет вызовов в сборные. У меня еще год остался в качестве молодого игрока, поэтому в июле поеду в Америку, в «лагерь для развития», и там останусь готовиться к новому сезону. Тяжело будет с июля до сентября посвятить себя только тренировкам, но надо чем-то жертвовать, чтобы перейти на новый уровень. Я понимаю, что мог бы вернуться домой, балдеть на даче, на шашлычках, типа, «тренироваться», но так ничего не добьешься.

– Прошлой осенью создавалось впечатление, что самое главное в России – это выборы президента США. А как предстоящие выборы обсуждались в США?

– Кстати, в этом еще один плюс от перехода в АХЛ из юниорской лиги, когда интересы людей в раздевалке уже совсем другие, взрослые. С людьми интереснее общаться, постоянно что-то черпаешь для себя, темы совсем другие. У нас был хоккеист в команде, зацикленный на политических темах, который постоянно втягивал меня в споры о наших странах. Доводил он меня, прямо скажу, но было интересно. Хотя я и не лезу в узкополитические темы, поскольку не владею информацией в полной мере, но старался ограничивать высказывания людей, если они обвиняли Россию безосновательно, допустим, сравнивая Путина со Сталиным. Я недоумевал, откуда люди приходят к этим выводам, тем более, владея очень скудной информацией о России. Там не то чтобы думают о нас, что тут медведи по улицам ходят и на балалайках играют, но представления о нас, как о стране времен СССР. Причем, эти представления у них создаёт местное телевидение. Я не поленился и посмотрел одну американскую программу про Путина. Это ужас! Поэтому, я предлагал спорщикам вариант: мы никогда не узнаем всех секретов большой политики, единственно, надо понимать, что по американскому телевидению показывают то, что устраивает их, по нашему – то, что устраивает нас. А истинной картины могут не знать ни здесь, ни там, и потому мы никогда не придём к общему знаменателю.

– Было время следить за «Филадельфией», куда стремитесь, и за «Ак Барсом»?

– За «Филадельфией» следил поначалу, когда еще с тем же Стракой жили. А потом он уехал, ко мне мама приезжала, моя девушка, свой хоккей затянул, и времени оставалось только на то, чтобы следить по НХЛовскому приложению за отчетами. Что касается «Ак Барса», то следил за результатами. Он, в принципе, положительный, что касается нескончаемых разговоров про «скучный хоккей», то они уже начинают утомлять. Зинэтула Билялетдинов такой тренер, что он добивается результатов с таким хоккеем. Понятно, когда у него под рукой были мастера уровня Морозова, Зиновьева, Зарипова, то им гораздо больше разрешалось. Но сейчас, в команде, где сделана ставка на комплектование местными воспитанниками, я склоняюсь к тому, что нет хоккеистов того уровня, который был десяток лет назад, когда можно было балдеть, смотря тот хоккей. Приходится переходить на игру системную, схематичную. Купи ему, условно, Дадонова, Панарина, Шипачёва, то он, конечно же, даст им больше свободы в импровизации, если это будет приносить результат.

null

«В ФИНАЛЕ КХЛ БОЛЕЛ ЗА «МАГНИТКУ»

– В финале КХЛ за кого больше переживали: за Даниса Зарипова и его «Магнитку» или за Александра Дергачева и СКА?

– За «Магнитку». Всё-таки, Дергачев не так много играл в составе питерского СКА, в отличие от Зарипова. И у меня есть предубеждение к СКА, который, судя по разговорам, скупил всех талантливых хоккеистов в стране. «Магнитка» же играет в комбинационный хоккей, когда её лидерам позволяется творить на льду.

– Приехав в Казань, вы успели встретиться со своими одноклассниками по «Ак Барсу» 1996 года рождения.

– Да, подобная встреча состоялась уже в третий или даже в четвертый раз, точное количество я запамятовал. Спасибо нашему однокласснику Камилю Мингазову, который организует подобные встречи, на которых мы поначалу играем в хоккей, а потом вместе отдыхаем. Кстати, подобные встречи устраивают и наши мамы-папы из родительского комитета, которые очень сдружились за годы наших совместных выступлений в «Ак Барсе». Но, надо начать с того, что мы весь год на связи друг с другом, благодаря группе, созданной в одной из соцсетей, в курсе событий, которые происходят с каждым. Хотя живое общение ничем не заменишь, тем более, что начинается оно, повторюсь, с товарищеского матча против команды-любителей, которую усиливают и профессионалы, выступающие, в частности, за альметьевский «Нефтяник» – Андрей Демидов, Александр Сумин, Максим Хапов. Мы ждём таких встреч, пропуская их только из-за занятости в хоккее. Один год я пропустил, к примеру, из-за занятости в «Хитмен», сейчас Женя Свечников не смог приехать, играя в плей-офф АХЛ.

– Слышал, что на подобной встрече тройка Расулов — Фазлеев — Тянулин просто «разрывала» соперников.

– Ну, спасибо за такую оценку, но там главное «не разрывать», конечно, а получать удовольствие. Лично я был рад поиграть снова с ребятами, которых знаю еще по школе. С Артёмом Расуловым мы очень долго играли в звене и Артура Тянулина к нам часто подключали, хотя он на год моложе. Вспомнили «молодость», можно сказать. На это всё смотрели оба наших тренера Андрей Зубков, который набирал наш класс, и Сергей Бажухин, который был на выпуске. Огромное спасибо им, они любимы нами. Андрей Фёдорович был как папа, заботился о нас. Сергей Николаевич взял нас в те времена, которые принято называть переходным возрастом, он был построже, но и ему огромное спасибо за это, поскольку сейчас мы понимаем, что именно такое воспитание нам требовалось. Хотя, и тогда понимали, просто так чемпионами России не становятся, а мы сделали это дважды.

– А кто был третьим в вашем звене, когда Тянулин играл за свой возраст?

– Если не ошибаюсь, мы впервые встали в тройку с Тянулиным в Питере в 2010 году, когда выиграли местный «Кубок Штолле». А потом приехал Свечников, и в последние годы перед выпуском мы играли с Женькой и еще с кем-то, партнёры часто менялись. Возвращаясь к нашему матчу, такое удовольствие я получил, что заходя на скамейку запасных сказал, что в «такой хоккей играю в первый раз за последние четыре года».

– То есть, не схематичный?

– Да, но и не партизанский, я же помнил о своих задачах, отрабатывал назад, когда нужно было. Отдам на края, они там шайбу повалтузят, я сзади внимание отвлекаю. Но, в целом, была свобода действий, поиграли в удовольствие, хотя и была задача отдохнуть от хоккея, позабыть о нём на время отпуска. Правда, это не означало, что просто валяюсь на диване. Сделал паспорт болельщика, чтобы сходить на футбол «Рубин» – ЦСКА. Очень понравилась организация самого процесса получения паспорта болельщика, встретили, подсказали, как это надо сделать, я быстро всё получил. Потом я люблю волейбол, уже два раза успел поиграть, столько же, сколько в хоккей.

– Откуда такая любовь к единственной командной игре, где практически исключен контакт?

– Возможно, семейное. У меня дядя Наиль-абый, долгое время был связан с волейболом, помимо хоккея. Его супруга – бывшая волейболистка. Потом я сам, начав играть, проникся пониманием, насколько это тяжелая игра. Гением надо быть, чтобы тем же связующим «вкладывать» мяч в руку на удобной для бьющих высоте, чтобы те могли спокойно набрать очко. Огромное уважение испытываю к волейболистам, жаль, что не смог посетить игры «Зенита», когда я приехал в Казань, они уже побеждали в финале в Москве.