Линдрос против Константинова. Финал 1997 | Flyersice
Взгляд из за океана, Новости

Линдрос против Константинова. Финал 1997

Последняя победа русского Терминатора

Eric the Great vs Vlad the Impaler, Великий Эрик против Влада Дракулы, Эрик Линдрос против Владимира Константинова…. В финале Кубка Стэнли-1997 наконец-то сошлись две равные по силам и действительно зрелищные команды, чего не было в сериях «Колорадо» и «Флориды» (4-0 в 96-м), «Детройта» и «Нью-Джерси» (0-4 в 95-м). У «Ред Уингс» и «Флайерс» была славная история, звезды, миллионы болельщиков по всему миру и нереализованные амбиции,. Стив Айзерман мечтал избавиться от ярлыка «главный кубковый лузер НХЛ после Майка Гартнера», Сергей Федоров был лидером «Русской пятерки» и претендовал на «Конн Смайт Трофи». Джон Леклер хотел завершить сезон мечты, в котором он забил 50 голов, еще одной победой в Кубке, а Дэйл Хаверчук надеялся объявить о завершении карьеры, попивая шампанское из серебряной чаши.

Интересных противостояний было много, но говорили только об одном – Eric the Great vs Vlad the Impaler, Великий Эрик против Влада Дракулы, Эрик Линдрос против Владимира Константинова. Главная газета Детройта Detroit Free Press за день до финала посвятила их новой встрече целый разворот, назвав русского защитника «Ред Уингс», а не кого-то еще, самым важным игроком команды. НХЛ тех лет была не такой вегетарианской лигой, как сейчас, а предпочитала мясо. Желательно, самой слабой прожарки, с большим количеством крови. Константинов и Линдрос входили в число тех, кто эту кровь пускали.

В Филадельфии о лидере обороны «красных крыльев» говорили и писали больше, чем об Айзермане, Шэнахане и Федорове вместе взятых. Константинова боялись. Боялись не как возможного X-фактора серии, а как человека, который может решить ее исход. Все знали, что он за хоккеист, и понимали, что он будет делать для победы «Детройта», но как далеко мог зайти Владимир и насколько высоко поднять планку своей игры, было загадкой. Константинов завершил регулярный чемпионат с показателем полезности «плюс 38» и вошел в число номинантов на «Норрис Трофи», он набрал 38 очков, заработал 150 минут штрафа и титул самого свирепого защитника лиги. И остался недоволен собой. В начале сезона защитник отходил после травмы, полученной на теннисном корте летом, Боумэн не так часто выпускал его с другими русскими игроками, из-за чего Влади забил всего пять голов, но и весь «Детройт» сделал шаг назад и бил рекорды лиги, как год назад.

* * * *

«Быстрый, умный, жесткий. Лучший, – суммировал его лучшие качества Пол Коффи, который в том году играл за «Филадельфию». Влади мало говорит – он много делает». В 1991-м Константинов не без приключений покинул ЦСКА и подписал контракт с «Детройтом», и уже через несколько месяцев владельцы «Ред Уингс» не жалели о том, что прилично потратились на взятки генералам, чтобы вытащить игрока из России. Владимир нещадно наказывал тех, кто оказывался у ворот «Детройта» без его разрешения. Никто не был так надежен в ситуации 4 на 5 или 3 на 5; Константинов выходил на реализацию большинства, он мог подыграть партнеру или просто подхватить шайбу в центре площадки и сделать все самостоятельно.

Ему было всего 30. Страшная цифра для всех соперников «Ред Уингс».

«Я ненавидел Константинова, когда выступал за «Сент-Луис» и часто играл против него, – говорил Брендан Шэнахан. «Если бы он был родом из канадского Муз Джо, то получал бы «Норрис Трофи» каждый год». Слова о ненависти были готовы повторить многие. В апреле, за пару недель до старта плей-офф, хип-чек россиянина вывел из себя Крэйга Мактавиша, форварда «Сент-Луиса». «Грязь!» – закричал пострадавший. «Не переходи за синюю линию, если не хочешь, чтобы тебя били», – парировал Владимир. На «Джо Луис Арена» врубали подборку лучших хитов Константинова, в конце которой игрок в черных очках и образе Шварценегера из второго «Терминатора» с грубым русским акцентом обращался к болельщикам со словами Hasta la vista, baby. Прозвище «Владинатор» даже не пришлось придумывать – оно появилось само по себе. Он играл на грани фола и часто, чего лукавить, за нее заступал, но за карьеру в НХЛ Константинов не заработал ни одной дисквалификации, а если уходил на скамейку штрафников, то забирал с собой кого-нибудь из звездных противников, которых успел достать.

Как Т-800 из сцены с захватом здания «Кибердайн Системс», Константинов выпускал на врагов серию силовых приемов – любимый был, конечно, хип-чек – а потом анализировал статистику своих действий. Травмированные – три, выведенные из душевного равновесия – два, жертвы – ноль, дисквалификации – ноль. Джон Коннор, я же поклялся, что никого не убью.

Голов и подключений к атакам Константинова «Флайерс» опасались не так сильно, как умения Владимира залезать под кожу лучшим нападающим НХЛ. До финальной серии в этом убедились Селянне и Кария, Форсберг и Сакик, и это только те, против кого он защищался в плей-офф-1997. Следующей жертвой должен был стать Эрик Линдрос, ключевой игрок «Филадельфии». Главный тренер «летчиков» Терри Мюррей перед финалом назвал россиянина одним из самых грязных хоккеистов НХЛ, но и эту словесную дуэль хоккеист выиграл.

«Ок, я грязный, я злой, я плохой мальчик. Но мне это нравится. Значит, во время матчей они думаю обо мне, а не об игре. Это значит, я победил», – отмечал защитник. С Линдросом он пересекался не так часто, но о последней встрече помнил хорошо. В январе Эрик обещал оторвать голову Константинову, и после убойного силового приема хоккеист «Детройта» влетел в борт и едва не получил сотрясение мозга. Но тот матч «Ред Уингс» выиграли, а распсиховавшийся Линдрос получил пять двухминутных удалений и больше вредил команде. Если бы эта история повторилась еще раз, Владимир был бы счастлив. В полуфинале Востока Эрик прошел испытанием Ульфом Самуэльссоном, но в сравнении с Константиновым швед был учеником монастырской школы. Это мнение игроков «Флайерс», если что.

* * *

Мы уже знаем, как закончилась серия «Детройт» – «Филадельфия», и тем сложнее поверить в то, что 20 лет назад фаворитом финала были «летчики». Их лидеры были моложе, а состав  имел больше победного опыта в плей-офф (Коффи, Леклер, Дежарден, Отто, Самуэльссон,  Свобода). Они набрали больше очков в регулярке, а в кубковой части сезона проиграли «Питтсбургу», «Баффало» и «Рейнджерс» три матча из 15. Линдрос был в огне, Леклер, Ренберг и БриндАмор старались не отставать, Хекстолл и Гарт Сноу делили игровое время, и это работало.

Им удалось остановить Ягра и Лемье, они забили 17 голов в ворота оборонительного «Баффало», а потом довольно легко справились с Гретцки и Марком Мессье.  Это была самая мощная, физически крепкая и агрессивная команда НХЛ. Магия волшебников из страны Ов (ФедорОВ, КозлОВ и т.д) настораживала «летчиков», но неужели они бы не справились с горсткой европейцев во главе с капитаном-неудачником Стивом Айзерманом (всего 9 очков перед финалом)? Эрик Линдрос уверенной поступью шел к короне лучшего игрока лиги и ее новой главной звезды. Постаревшие Лемье и Гретцки были позади. Оставалось сделать всего один шаг, и ву-аля – он больше не The Next one. Он уже здесь и сейчас.

Тим Паначчио из Philadelphia Inquirer писал: «Эта команда создана для того, чтобы побить русских. И если «Флайерс» хотят победить в Кубке Стэнли, им не нужно отказываться от своего стиля – жесткого, напористого и безжалостного. Русские не любят, когда их бьют их в каждой смене, в каждой игре, на протяжении всей длительной серии. Они – артисты. Им нравится кататься с шайбой, финтить. И каждый раз, когда они собираются делать что-то подобное, их нужно бить в тело». Форчекинг «Филадельфии» не оставил шансов мощным командам с Востока, и хотя «Детройт» был хорош в быстрой игре, после кровавой войны с «Колорадо» ему могло не хватить сил на еще одну сложную серию.

«Скорость – это классно. Она убивает. Но сила убьет тебя еще быстрее», – наставлял своих любимых «Флайерс» и лично Джона Леклера призер Олимпиады, трековик Марти Нотштейн. Джон пожелал ему удачи  перед Играми в Атланте-1996,  отправив открытку, и велосипедист стал вторым. Перед финалом Кубка Стэнли Марти решил обойтись устным приветом и пообещал поздравить во время чемпионского парада в Филадельфии.

Губернаторы двух штатов зарубились на то, что проигравший натянет на себя форму команды-чемпиона, сядет на Замбони и прокатится вокруг хоккейной арены. Глава Пенсильвании Том Ридж живо представлял, как его коллега из Мичигана облачится в оранжево-черные цвета, а Джон Энглер в ответ посоветовал поскорее купить свитер «Ред Уингс», намекнув на то, что после победного финала Кубка Стэнли в наличии их не останется. Веселуха!

* * * *

Самым популярным прогнозом на серию «Флайерс» и «Ред Уингс» был счет 4-1 – в пользу команды Линдроса. Те, кто ставил на легкую победу «летчиков» в пяти матчах, потеряли деньги почти сразу. Скотти Боумэн никогда бы не выиграл десяток Кубков Стэнли, если бы не умел выстраивать игру своих команд под соперников, делать грамотные размены и  использовать сильные качества каждого хоккеиста. Главное, что ему удалось удивить филадельфийцев. Линдрос с нетерпением ждал рубки с Константиновым, о чем перед финалом написали абсолютно все, а «Детройт» «разочаровал», отправив на свидание с бомбардиром «летчиков» Ника Лидстрема и Ларри Мерфи. Всегда рядом с 88-м номером «Филли» были Крис Дрэйпер и Кирк Молтби, а эти ребята как питбули – если вцепятся, то не оторвутся.

Эрик метался из одного звена в другое, но каждый раз натыкался на парней, которые были готовы к столкновениям, но превосходили его в движении. Миф о мягкотелости «Детройта» был разрушен в течение одного периода. Кошур, Маккарти, Дрэйпер, Рауз, Константинов отвечали ударом на удар, а когда крушить «Филадельфию» у бортов стали Айзерман и Шэнахан, это прозвучал как сигнал к бою. У «Флайерс» не получалось ничего и ни у кого. Рон Хекстолл пропустил две простые шайбы в первой игре, но Сноу через 48 часов сыграл еще слабее. В обороне творилось черти что, особенно если сравнивать с тем, как защищались «Ред Уингс». В нападении забивать удавалось только в большинстве, да и то скорее вопреки. Терри Мюррей перевернул состав вверх дном перед второй встречей, и «Филадельфия» прибавила. Но не настолько, чтобы не проиграть оба домашних матча.

Константинов был как скала. Скотти Боумэн позднее скажет, что специально убирал его подальше от Линдроса, чтобы не разозлить игроков «Филадельфии», но этим маневром он убил нескольких зайцев. «Флайерс» все равно думали о встрече с Владди, отвлекаясь на внеигровые моменты, а «Детройт» получил две классные пары, в которых опыт Фетисова и Мерфи сочетался с резвыми ногами и «физикой» Константинова и Лидстрема. Эпизодами «летчики» выглядели лучше,  они пытались как-то изменить ход игр, заставляя «Ред Уингс» фолить. В меньшинстве выходил Константинов – блок, перехват, выброс шайбы, и «Филли» приходилось все начинать заново. Его спокойствие и непроницаемое выражение лицо бесили больше, чем зацепы и удары клюшкой по рукам. И как уж без сокрушительных хитов. Не добрался до Линдроса – попался Клэтт, больно прилетело Кордику.

* * * *

В Филадельфии «Ред Уингс» подстраивались под соперника и старались выжить. У себя дома команда Боумэна оторвалась на всю катушку. Четыре очка набрал Федоров, который на пару с Козловым упустил безумное количество моментов в выездных играх, боттом-звенья «Детройта», как и прежде, торпедировали оборону «Флайерс» скоростными выпадами, а Майк Вернон полностью переигрывал вратарей «летчиков». «Караул, хулиганов избивают», – написал после разгрома со счетом 6:1 New York Times. «Это не Legion of Doom (легион смерти), а Legion of Broom (легион щеток)», – отрывалось издание, намекая на то, что серия закончится всухую. «Сегодня мы опозорились…» – расстраивался Терри Мюррей.

Леклер забил на 8-й минуте, и «Филадельфия» в первый и в последний раз в серии повела в счете. Радость была недолгой. Через 120 секунд Айзерман забросил третью шайбу в финале, еще через пару минут Федоров подкараулил ошибку Дайхауса. «Флайерс» тут же получили преимущество 5 на 3, но Боумэн, недолго думая, отправил на площадку Константинова и Лидстрема, и проблема была решена. ЛаПойнт схватил еще одно удаление – «Детройт» повторил операцию, а потом еще и забил. «Филли» дрогнули.

Символом полнейшего превосходства «Ред Уингс» стал силовой прием Константинова против Дэйла Хаверчука незадолго до гола Шэнахана. Ветеран «Флайерс» с трудом поднялся со льда, а его команда встать не смогла. «Детройт» когда-то умудрился слить финал, в котором вел 3-0, но он слишком долго шел к победе в Кубке Стэнли, чтобы упустить ее.

* * *

На протяжении всего финала телекамеры постоянно выхватывали хмурое и напряженное лицо Константинова, который не отводил взгляда от площадки, даже когда получал передышку на скамейке запасных. Каменную маску на улыбку он сменил только после окончания четвертого матча. За 15 секунд до финальной сирены Линдрос все-таки забил «Детройту», подарив «Филадельфии» микроскопический шанс на спасение. В следующей смене Эрик бросился за шайбой, катившейся в сторону Вернона, как перед ним выросла могучая спина Владинатора, который принял на себя удар и не пустил нападающего к воротам. В играх с «Филадельфией» Константинов ни разу не забил, не набрал ни одного очка и заработал «минус один», и все равно стал одним из лучших игроков серии.

Он получил Кубок Стэнли из рук Игоря Ларионов и едва не подпрыгнул с тяжеленным трофеем высоко вверх, приведя в восторг счастливую «Джо Луис Арену». Во время послематчевого рукопожатия Константинов и Линдрос на мгновение зацепились глазами, как бы сказав друг другу Hasta la vista. До скорой встречи. Через несколько дней их ждали на церемонии вручения наград НХЛ в Торонто, но Владимира на ней не оказалось. В состоянии комы он находился в одной из больниц пригорода Детройта, куда попал после автомобильной аварии. Вернуться на лед или хотя бы к обычной жизни Константинову не удалось.

Ему было всего 30. Страшная цифра для всех.

Автор:  Артем Зырянов

 

Добавить комментарий