Статьи и интервью | Flyersice  |  Page 3

Статьи и интервью

ICE форум Филадельфия Флайерз Российский Фан Клуб "Филадельфии Флайерз"

В этой теме 24 ответа, 4 участника, последнее обновление  Kombain 2 года/лет, 4 мес. назад.

Просмотр 5 сообщений - с 21 по 25 (из 25 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #9678

    Kombain
    Участник

    В самом конце весны – 24 мая 1959 года – в Стокгольме в Södersjukhuset (Южный госпиталь) родился Per-Eric Göran Lindbergh (Pelle Lindbergh, Пелле Линдберг). В некоторых источниках содержится информация о том , что отец Пелле передал своей жене в больницу букет роз, в который был вложен вымпел спортивного клуба Hammarby (Hammarby Athletic Club).

    null

    Пелле был активным ребенком и занимался разными видами спорта. Но хоккей с детства завладел его сердцем. К пяти годам он уже стоял на коньках. И в этом же возрасте он получил от родителей в подарок на Рождество свою первую хоккейную форму.

    Осенью 1966 года, благодаря увиденному в газете объявлению, Пелле был отдан в школу катания на коньках (возможно, это была школа, где учили играть в бенди) в Хаммарбю (Hammarby).

    Первые шаги на льду Пелле делал, крепко держась за руки отца. Однако он очень быстро прогрессировал.

    Через год школа катания стала хоккейной школой.

    По удивительному стечению обстоятельств, тренером Хаммарбю был молодой Curt «Curre» Lindström – будущий тренер сборной Швеции.

    Он хорошо запомнил семилетнего Пелле — будущего вратаря сборной. Если верить его словам, то Пелле с самого начала был очень подвижен на коньках.

    В десять лет он заявил тренеру, что станет лучшим вратарем в мире.

    Пелле с большей любовью отзывался о временах, когда играл в хоккей на улице со своими друзьями. Именно тогда он сделал свои первые шаги в качестве вратаря.

    В 1985 году в интервью изданию Philadelphia Inquirer он сказал, что, так как он был самым маленьким, его всегда ставили в ворота, но ему это доставляло удовольствие.

    Помимо личных качеств самого Пелле большую роль в его становлении сыграли родители. Они делали все, чтобы их сын играл. Они всегда были рядом и помогали. Отец Пелле даже стал отвечать в команде Hammarby за экипировку.

    Сразу было видно, что Пелле очень одаренный мальчик.

    В свои 9 лет он стал игроком детской команды Хаммарбю (Hammarby IF) для ребят десятилетнего возраста.

    В 10 лет он сыграл первый официальный матч. Это произошло в рамках St. Erick’s Cup.

    В 1971 году в составе команды 1958 года рождения Пелле посетил Ленинград и Москву.

    В ноябре следующего года команда вместе с Пелле доехала до Канады. Именно в 13 лет в Торонто он впервые увидел официальный матч НХЛ. Тогда же он выбрал для себя любимый клуб, приобретя свитер клуба Philadelphia Flyers.

    Всем стало понятно, что он станет профессиональным хоккеистом. В одной из школьных работ он написал – «Я буду вратарем Philadelphia Flyers».

    Эта любовь отразилась и на его экипировке. На вратарской маске появилась эмблема Летчиков.

    Его игра за молодежный состав Хаммарбю сделала его знаменитым. Он получал лестные отзывы о своей игре и различные призы.

    В 1974 году Пелле получил возможность заявить о себе на всю Швецию.

    В составе команды игроков 1958 года рождения, представлявших Стокгольм – чемпиона прошлого года, он дебютировал на турнире TV-Puck.

    Турнир TV-Puck (TV-Puck tournament) – ежегодный юношеский хоккейный турнир в Швеции в котором принимают участие сборные команды разных областей Швеции.

    Турнир закончился для Пелле и его команды быстро и трагически. Команда была выбита из турнира в первом раунде клубом Trellborg из Skåne.

    В 1975 году команда из Стокгольма с Пелле Линдбергом на воротах взяла реванш, став чемпионами.

    Лучшими игроками того турнира стали: Pelle Lindbergh (лучший вратарь), Tomas Jonsson из Dalarna (лучший защитник) и Mats Näslund из Medelpad (лучший нападающий).

    О Пелле Линдберге узнала вся страна, он очень быстро прогрессировал.

    В 1976 году в составе сборной Швеции он выступил на Юниорском чемпионате Европы (для игроков до 19 лет). Швеция заняла второе место, а Пелле был назван лучшим вратарем турнира, пропустив только 4 шайбы в трех играх.

    Не удивительно, что он забронировал за собой место в молодежной сборной Швеции — Småkronorna («Маленькие короны») — на трех Молодежных чемпионатах мира подряд (World Junior Championships) в 1977, 1978 и 1979, а также засветился на Юниорском чемпионате Европы 1977.

    На Молодежном чемпионате мира 1977 он отвечал за сохранность ворот вместе с Reino Sundberg, который был на два года старше его. Пелле провел 7 игр, пропуская в среднем по 4,05 шайб за матч. Сборная Швеции осталась без медалей.

    На Юниорском чемпионате Европы 1977 Пелле провел 3 игры, пропуская в среднем по одной шайбе за матч. Чемпионат стал золотым для Швеции. Пелле Линдберг второй год подряд был назван лучшим вратарем турнира.

    Звездным часом Пелле в молодые годы стал серебряный для шведов Молодежный чемпионат мира 1978, когда 18-летний вратарь привлек внимание всех, проведя 4 игры и пропустив только 10 голов.

    Шведы были близки к золотым медалям. Молодежная Шведская сборная проиграла финальный матч сборной СССР.

    Потом был бронзовый Молодежный чемпионат мира 1979 в Карлштадте. Шесть проведенных матчей, 92,6% отраженных бросков и 2 пропущенных шайбы в среднем за игру.

    Пелле Линдберг был назван лучшим вратарем турнира и вошел в лучшую пятерку турнира по версии журналистов. Первый из шведских вратарей. После него такой чести удостоился только Lars Eriksson в 1981.

    В течение трех сезонов после успеха на турнире TV-Puck на клубном уровне Пелле Линдберг играл за Hammarby IF.

    Сначала год на молодежном уровне (сезон 1976-77), а потом два за взрослую команду в первом дивизионе. Он проявлял себя настолько хорошо, что заслужил место в составе Tre Kronor (национальная сборная Швеции), не смотря на то, что не провел ни одной игры в Elitserien (элитная лига Швеции).

    В 19 лет Пелле дебютировал на Чемпионате мира 1979, проходившем в Москве, и вернулся домой с бронзовой медалью. Он выходил на лед в 6 матчах, пропустив в среднем за матч 6,33 шайбы. В нагрузку по существовавшему «обычаю» он получил бронзовую медаль Чемпионата Европы.

    Пока Пелле летел в самолете обратно в Швецию, о нем уже говорил весь мир.

    9 августа 1979 на ежегодной процедуре драфта НХЛ в Монреале во втором раунде под общим 35 номером был выбран шведский вратарь. Это был феноменальный успех. Европейские вратари в то время были плохо известны для того, чтобы их выбирали под высокими номерами. Но Philadelphia Flyers выбрала Пелле Линдберга. Детская мечта Пелле начала сбываться.

    В пятом раунде Летчики выбрали друга Пелле – защитника Томаса Эрикссона (Thomas Eriksson).

    Летом 1979 года Пелле перешел в клуб AIK Solna, игравший в элитной шведской лиге. В его составе он и дебютировал в высшей шведской лиге.

    В это же время он работал санитаром в госпитале – таким образом он исполнял свою воинскую обязанность.

    Естественно, Пелле привлекался к игре в сборной. Он принял участие в турнире Rude Pravo в Праге в сентябре 1979 года и Московском Призе газеты «Известия» в декабре.

    Не удивительно, что он был выбран для участия в Олимпийских играх 1980 года в феврале 1980 года. Там сборная Швеции стала бронзовым призером. И она оказалась единственной сборной, которую не смогла победить команда США.

    Пелле принял участие в 5 матчах, отбивая 87,3% бросков по воротам и пропуская в среднем 3,60 шайбы за игру.

    Пелле Линдберг был разочарован результатами сезона 1979-80, проведенного в Элитной шведской лиге (Elitserien) в составе клуба AIK. Несмотря на его ожидания, клуб не попал в плей-офф. Пелле провел 32 матча, пропуская в среднем 3,44 шайбы за игру и отражая 86,9% бросков. Два матча он отстоял на «0».

    Однако это разочарование длилось не долго. Пелле и его друг Томас Эрикссон получили предложения заключить контракт с Летчиками. Естественно, что Пелле моментально согласился. В июле 1980 года он впервые посетил Филадельфию и встретился со своим кумиром Берни Парентом (Bernie Parent), который был тренером вратарей Летчиков.

    4 сентября 1980 года Пелле Линдберг и Томас Эрикссон сели в самолет, летящий в Нью-Йорк. У них было очень много багажа, чем они удивили персонал аэропорта.

    Девушка Пелле, Керстин (Kerstin), осталась в Швеции, но позже навестила его в США.

    В Филадельфии Пелле и Томас заселились в отель. Они прошли лагерь для новичков. После его окончания Линдберг и Эрикссон остались в команде для участия в предсезонных играх. На тот момент Летчики были одной из сильнейших команд в лиге, финалисты Кубка Стенли сезона 1979-80.

    С самого начала в лагере было 9 вратарей на просмотре. Но Пелле это не волновало. Он знал, что должен набраться терпения.

    Так как у Летчиков был уже молодой вратарь – Пит Петерс (Pete Peeters), ни для кого не стало сюрпризом, что Пелле был сослан в фарм-клуб Летчиков — Maine Mariners (Моряки из Мэйна), игравший в AHL. Вместе с Пелле туда направился и его друг Томас. Там они оба стали звездами одной из лучших команд низшей лиги.

    Здесь же он привыкал к размерам площадки и североамериканскому стилю игры. К уже имевшейся у него быстрой реакции и скорости катания стоило добавить умение играть стоя, навык контроля углов площадки и игры за воротами. В этом ему помогал, в том числе, Берни Парент (Bernie Parent).

    Линдберг превосходно проявил себя в сезоне 1980-81. В форме Моряков он провел 51 матч (3035 минут) из 80, пропуская в среднем за матч 3,26 шайбы. 31 матч завершился победой, в том числе один он отстоял на «0», 14 – поражением и 5 в ничью. Клуб занял первое место на севере.

    В итоге клуб попал в плей-офф.

    Моряки пошли в финал Кубка Калдера (Calder Cup) (аналог Кубка Стэнли в АХЛ), где они проиграли четыре игры против двух клубу Красные Крылья из Адирондак (Adirondack Red Wings). Стоит признать, что Красные Крылья в основном состояли из игроков НХЛ и ВХА, чья карьера клонилась к закату. Во многом благодаря опыту они и одержали победу в серии.

    Глубоко внутри, Пелле Линдберг был разочарован поражением в финале, как и остальные его товарищи по команде, но он мог гордиться своей игрой.

    Все 20 матчей плей-офф за сохранность отвечал Пелле Линдберг (1120 минут). 10 побед и 7 поражений. Пелле пропускал в среднем 3,54 шайбы за игру.

    16 июня 1981 года, AHL провело ее ежегодный банкет по итогам чемпионата. Новый шведский вратарь Моряков получил Red Garrett Award (Новичок года), Hap Holmes Award (лучший вратарь) и Les Cunningham Award (самый ценный игрок лиги). От также был выбран в состав Команды всех звезд АХЛ 1980-81.

    После такого сезона никто не сомневался, что пришло время Пелле выйди на лед в официальном матче НХЛ в форме Philadelphia Flyers.

    null

    Осенью 1981 года Пелле Линдберг защищал ворота сборной Швеции на кубке Канады.

    Он вышел на лед в двух матчах (92 минуты) и пропустил 9 шайб. Сборная Швеции заняла пятое место.

    После злополучного для сборной Швеции Кубка Канады осенью 1981 года, Пелле Линдберг и Томас Эрикссон с опозданием прибыли в тренировочный лагерь Летчиков.

    Эрикссон уже дебютировал в НХЛ во время своего первого сезона в США, и теперь был готов утвердиться в составе Летчиков. Пелле надеялся дебютировать в составе Летчиков в сезоне 1981-82.

    Ожиданиям не суждено было сбыться. Пелле снова отправили к Морякам из Мэна. Для него это был тяжелый удар. Его подруга Керстин, которая приехала к Пелле в Портленд , помогла ему стойко перенести всю тяжесть этой ситуации.

    Пелле не утратил веры в себя. После двух недель, проведенных в фарм-клубе Летчиков, он решил открыто выразить свое недовольство Киту Аллену (Keith Allen), который был генеральным менеджером Летчиков и Моряков.

    Пелле, мечтавший играть за Летчиков, попросил об обмене, так как хотел найти способ пробиться в НХЛ.

    Аллен был обескуражен, так как Пелле являлся важной частью плана Аллена по развитию Летчиков.

    Пелле Линдберг взял с Аллена слово о том, что тот найдет способ, чтобы дать ему возможность проявить себя в НХЛ.

    И вскоре он получил свой долгожданный шанс. В ночь Хэллоуина, 31 октября 1981 года, Аллен позвонил Линдбергу. Генеральный менеджер приказал ему прибыть в Буффало, где на следующий день Летчики должны были играть с Клинками (Sabres).

    Пелле мечтал об этом дне в течение многих лет. Но вечер самой важной игры в его жизни чуть не закончился трагически. Во время игры Пелле не пил достаточно жидкости и после игры попал в больницу с диагнозом «тяжелое обезвоживание». Такое происходило с ним не первый раз в его карьере. В итоге, он начал брать с собой на лед бутылку воды и класть ее на верхнюю сетку ворот. Линдберг был первым вратарем в НХЛ, который сделать это.

    В сезоне 1981-82 Пелле провел только 8 матчей за Летчиков, два из которых закончилось победой, а два в ничью. Всего на льду он провел 480 минут, пропуская в среднем за матч 4,38 шайбы.

    Большую часть сезона Пелле провел, играя за Моряков. 17 побед в 25 матчах регулярного чемпионата. Он провел 1505 минут на льду, пропуская в среднем за матч 3,31 шайбы.

    Но лед тронулся.

    Летчики обменяли вратаря Пита Питерса в Бостон Брюинз на защитника Брэда «The Beast» Маккриммона. Маккриммон стал важной частью обороны Летчиков, а Пелле, наконец, получил место в составе Philadelphia Flyers.

    Сезон 1982-83 стал первым полным сезоном Пелле Линдберга в НХЛ.

    В регулярном сезоне он выходил на лед в 40 матчах (2333 минуты) – 23 победы, 13 поражений, 3 ничьи. Три матча Пелле отстоял на «0». Процент отраженных бросков составил 89,1. В среднем за игру в его ворота влетало 2,98 шайбы. Показатели Пита Петерса в Бостоне были куда лучше.

    Три поражения от New York Rangers в трех играх (180 минут) серии плей-офф и вылет из розыгрыша кубка в первом раунде нельзя назвать удачным результатом. В среднем за матч Пелле пропускал по 6 шайб.

    Не смотря на достаточно скромные показатели, для новичка это был успешный сезон. И это при том, что по некоторым сведениям в январе 1983 года Пелле сломал руку.

    Не удивительно, что Пелле Линдберг был включен в символическую пятерку новичков лиги (NHL All-Rookie Team) сезона 1982-83, а также получил приз «Viking Award» (лучший шведский игрок НХЛ). Кроме того, он принял участие в Матче всех звезд НХЛ.

    Этот сезон принес Пелле и несколько неприятных моментов. Все они связаны с Матчем всех звезд НХЛ.

    Есть информация, что после попадания в состав команды на Матч всех звезд НХЛ Пелле довелось столкнуться с варварским обрядом посвящения — «бритье» (The Shave). Это когда опытные игроки брили голову новичку, не спрашивая его согласия. Пелле побрили не только голову, но и все тело. Он еще долго болезненно переживал это событие. Несколько дней спустя, на ужине Всех звезд НХЛ в Nassau Coliseum в Нью-Йорке, Пелле носил шляпу, чтобы прикрыть обритую голову и скрыть порезы.

    Еще одним неприятным моментом явились семь пропущенных шайб за 30 минут игры в Матче всех звезд. Четыре из них забил Уэйн Гретцки, установив рекорд по количеству шайб забитых в одном периоде.

    В связи с раним вылетом клуба из плей-офф Пелле Линдберг смог принять участие в Чемпионате мира по хоккею 1983 года.

    Пелле защищал ворота команды в 9 играх из 10, пропуская в среднем 3 шайбы за матч. Швеция заняла четвертое место, одержав три победы, потерпев 2 поражения и ограничившись ничьей с финнами в предварительном раунде. Все три игры финального раунда шведы проиграли, пропустив 11 шайб и забив только 2. Это не удивительно, так как на предварительном раунде, вышедшим в финал сборным СССР и Чехословакии шведы тоже крупно проиграли, а сборную Канады одолели с минимальным преимуществом в самом начале.

    Второй сезон Пелле в НХЛ, 1983-84, был полон разочарований. В рамке ворот у него мало что получалось. Пелле потерял уверенность в себе.

    Всего в регулярном сезоне 1983-84 Пелле Линдберг провел 36 игр (1999 минут). Из них 16 завершились победой Летчиков, 13 – поражением, а 3 в ничью. Один из победных матчей Пелле удалось отстоять на «0». В среднем Пелле отбивал 86% бросков по воротам, пропуская 4,05 шайбы за игру.

    Несмотря на вышеуказанное, 11 октября 1983 года Пелле Линдберг впервые был признан игроком недели в НХЛ.

    В играх плей-офф Пелле выступил еще хуже. Всего два матча, завершившихся поражением, только 26 минут на льду и 3 пропущенные шайбы. Процент отраженных бросков составил 76,9.

    Чтобы встряхнуть Пелле, избавить его от критики и не лишать игровой практики, тренерский штаб Летчиков отправлял его на две недели в стан Springfield Indians – нового фарм-клуба Летчиков в AHL. Он провел в форме Индейцев 4 матча (240 минут), завершившихся победой, пропуская в среднем три шайбы за игру.

    Это сработало.

    Но полностью раскрыться Пелле смог только в следующем сезоне. К весне 1985 года Пелле Линдберг достигнет своей лучшей формы.

    Новый тренер Летчиков Майк Кинэн (Mike Keenan) поверил в Пелле и доверил ему место в воротах в сезоне 1984-85. Это придало уверенности Пелле Линдбергу, который внес существенный вклад в успехи клуба, дошедшего до финала Кубка Стенли, где Летчики проиграли Эдмонтон Ойлерз (Edmonton Oilers) четыре из пяти матчей. И снова большую роль в пробитии ворот, защищавшихся Пелле Линдбергом, сыграл Уэйн Гретцки.

    Пелле Линдберг провел 65 матчей регулярного чемпионата (3858 минут). 40 из них закончилось победой, 17 поражением и 7 завершились в ничью. Два матча он отстоял на «0» (11 сентября 1983 года домашний против Сент-Луис Блюз и 04 апреля 1985 года домашний против Нью-Йорк Айлендерс). Он отбивал в среднем 89,9% бросков по воротам, пропуская в среднем только 3,02 шайбы за матч.

    Стоит отметить, что есть мнение о наличии ошибки в официальной статистике. Полагают, что поражение от клуба из Виннипега со счетом 4-7, имевшее место 01 ноября 1984 года, ошибочно записали Бобу Фроесе (Bob Froese), хотя пять шайб пропустил Линдберг.

    В любом случае Пелле играл хорошо. Это признали и в лиге, назвав его дважды игроком недели НХЛ (12-18 ноября 1984 года и 8 апреля 1985 года).

    Кроме того, Пелле Линдберг отвечал за сохранность ворот Летчиков в 18 играх плей-офф (1008 минут) из 19 (в последней игре с Нефтяниками ворота Летчиков защищал сменщик Линдберга — Боб Фроесе ( Bob Froese)). 12 из них завершилось победой, в том числе три матча удалось отстоять на «0» (18 и 21 апреля домашние против Островитян и 16 мая домашняя против Квебек Нордикс). Он отбивал в среднем 91,4% бросков по воротам и пропускал в среднем 2,50 шайбы за игру.

    В сезоне 1984-85 Пелле Линдберг был также выбран для участия в Матче всех звезд в составе первой пятерки.

    По итогам сезона 1984-85 Пелле Линдберг получил приз лучшему вратарю — Vezina Trophy. Он стал первым европейским вратарем, получившим эту награду.

    Теперь он мог по праву считаться одной из звезд НХЛ.

    null

    Сезон 1985-86 Пелле Линдберг должен был встречать полный надежд. Кроме того, Пелле подписал с клубом новый шести-летний контракт.

    Пелле Линдберг вышел на лед в 8 матчах команды (480 минут). Было одержано шесть побед при двух поражениях. Один матч удалось отстоять на «0» — 24 октября 1985 года домашний матч против клуба из Хартфорда. 88,4% отраженных бросков по воротам и только 2,88 пропускаемых в среднем за игру шайбы.

    И у Пелле и у клуба дела идут превосходно. Одержано 10 побед подряд. К шести из них причастен Пелле.

    Вечером 9 ноября 1985 года в матче против Бостон Брюинс стоял сменщик Пелле — Боб Фроесе. Игра завершилась в пользу Летчиков.

    Тренер Майк Кинен предоставляет игрокам на следующий день выходной, впервые за четыре месяца.

    Некоторые игроки, в том числе Пелле Линдберг, решили отметить.

    Порядочно выпив, Пелле Линдберг сел за руль. Вместе с ним в машину сел его друг со своей подружкой.

    Незадолго до рассвета, в 5:37 утра, Пелле Линдберг потерял управление своим Порше (Porsche 930 Turbo) на небольшом повроте Summerdale Road в Нью Джерси и врезался в ограду школы на скорости 87 миль (140 километров) в час. Повреждение было настолько сильное, что у Пелле остановилось дыхание.

    11 ноября 1985 года в Мемориальном госпитале Джона Кеннеди, недалеко от места аварии, врачи констатировали смерть мозга молодого вратаря Летчиков. Пассажиры выжили.

    null

    В крови Пелле Линдберга был обнаружен алкоголь в количестве, в два раза превышающем установленную норму.

    Пелле Линдберг похоронен в Стокгольме на кладбище Skogskyrkogården (The Woodland Cemetery) — в Enskede, южный Стокгольм.

    В память о Пелле Линдберге клуб Philadelphia Fliyers учредил Pelle Lindbergh Memorial – награда дается по результату голосования членов команды тому игроку Летчиков, который показал наибольший прогресс в своем мастерстве по сравнению с предыдущим сезоном.

    Впервые приз был вручен в сезоне 1993-94.

    null

    #9736

    Philly_Flu
    Участник

    Спасибо за статью. С удовольствием почитал. Пока, я чувствую, придется довольствоваться историей, так как настоящее совсем паршивое, а будущее туманно, мягко говоря.

    #9843

    Flyman
    Участник

    :plus Отличная статья и комментарий к ней!

    #12061

    Kombain
    Участник

    Гигант хоккея с опущенной головой…

    null

    Эрик Линдрос больше никогда не выйдет на лед в качестве игрока НХЛ. К этому все шло, сенсацией это не стало, и все равно очень грустно.

    Грустно от того, что его огромный потенциал не был реализован и наполовину. Грустно от того, что на его уникальную комбинацию физических данных, катания, быстрых рук, великолепного броска и видения площадки нашлась печальная комбинация из почти десятка сотрясений мозга, травм плеча, коленей и кисти. Грустно от того, что его склочный папаша-агент, руководствуясь лучшими побуждениями, приложил массу усилий, чтобы испортить сыну карьеру.

    Линдрос умел на площадке все – от жестокой драки и сокрушающего силового приема до изящного паса на пустой угол и сольного прохода с мертвым броском в девятку. Он был настоящим лидером, каким мечтал быть, наблюдая в детстве за игрой своего кумира Марка Мессье. И крайне грустно, что ему было отведено всего лишь 13 сезонов в НХЛ, из которых только в четырех он отыграл в регулярном чемпионате больше 70 матчей, так ни разу не завоевав Кубок Стэнли…

    Биография Эрика Линдроса

    28 февраля 1973.

    В семье Карла и Бонни Линдрос, бухгалтера и медсестры, родился первенец Эрик – канадец в третьем поколении. Его предки родом из Швеции. Карл Линдрос впоследствии будет агентом своего сына. К 16 годам центрфорварда богатырского телосложения и высокой результативности в Канаде уже вовсю называют «Следующим» (The Next One) по аналогии с Уэйном Гретцки (The Great One).

    «Это лучший 16-летний игрок, которого я когда-либо видел. Он может играть в НХЛ прямо сейчас», — генеральный менеджер «Филадельфии» Бобби Кларк.

    Сезон 1989/90.

    Аналогии только усиливаются, когда родители Линдроса попросили владельца клуба юниорской лиги Онтарио (ОХЛ) «Су-Сент-Мэри» Фила Эспозито не выбирать Эрика на драфте НХЛ, потому что они хотели бы, чтобы сын играл поближе к дому. Эспозито, великий в прошлом форвард «Бостона», не прислушался. Но Линдрос, в отличие от Гретцки, отказался играть за «Су-Сент-Мэри», после чего был обменян в «Ошаву» за трех хоккеистов, три выбора на драфте и 80 тысяч долларов. К моменту дебюта за команду, которая базируется по соседству с родным Лондоном, Линдрос уже имел опыт выступления на молодежном чемпионате мира.

    В то время нынешний наставник «Торонто» Пол Морис тренировал клуб ОХЛ «Виндзор». Морис вспоминает, как впервые увидел Линдроса в выставочном матче: «За одну смену он уложил на лед всех моих парней – все пятерых. Он бежал на них и опрокидывал. Это я запомню навсегда. Я был в шоке, что такой здоровый бугай обладает таким быстрым катанием и такими руками».

    Сезон 1990/91. Первый полноценный сезон в ОХЛ выдался поистине феноменальным: 149 очков и 189 штрафных минут в 57 матчах регулярного чемпионата, 38 очков и 93 минуты в 16 матчах победного для «Ошавы» плей-офф. Линдрос получает множество индивидуальных наград и становится безусловным фаворитом на драфте, где первым пиком владеет «Квебек». Линдросы дали понять, что Эрик никогда не будет играть за «Нордикс» ввиду удаленности, скромных маркетинговых возможностей города и необходимости говорить по-французски.

    На церемонии драфта Эрик даже отказался надевать свитер «Квебека». Осенью 1991-го Линдрос был единственным не-энхаэловцем в составе сборной на Кубке Канады, по итогам которого он пополнил свою коллекцию «золотом» и сломанными ключицами Ульфа Самуэльссона и Мартина Ручински.

    «Я не имею ничего против Квебека, его культуры. Девушка, с которой я сейчас встречаюсь, ее зовут Моник Пари, имя ее отца – Жак», — Линдрос осенью 2007 года.

    Сезон 1991/92.

    Поняв, что намерения у Линдроса и его окружения самые серьезные, «Квебек» начал прорабатывать варианты трейда. В борьбе за «франчайз»-игрока самыми настойчивыми оказались «Филадельфия» и «Рейнджерс», и дело дошло до того, что «Северяне» обменяли Линдроса им обоим. Разбираться пришлось независимому судье Ларри Бертуцци (к слову, дяде Тодда Бертуцци), который «присудил» Эрика «Летчикам».

    «Квебек» получил в качестве компенсации Петера Форсберга, Рона Хекстолла, Криса Саймона, Майка Риччи, Керри Хаффмана, Стива Дюшена, два выбора в первых раундах и 15 миллионов долларов (щедро готовы были заплатить и «Рейнджеры»: Даг Уэйт, Алексей Ковалев, Тони Амонте, Джон Ванбисбрук, три драфт-пика в первых раундах и 12 миллионов). Пока шел торг, Линдрос выступил в составе сборной на Олимпиаде в Альбервилле, где завоевал «серебро».

    Вспоминает обозреватель ESPN Скотт Бернсайд: «В конце 1992-го Линдрос, уже знаковое имя для Канады, был обвинен в том, что облил пивом женщину в баре «Ку Ку Бананас». Эрик добровольно явился в полицию, но там, должно быть, работали болельщики «Квебека» или «Су-Сент-Мэри». Они позвали репортеров и под вспышки фотокамер загрузили звезду с надетыми наручниками в машину. Позже полиция принесла Линдросу свои извинения».

    Сезон 1992/93.

    В 19-летнем возрасте юноша ростом 193 см и весом 113 кг дебютировал в НХЛ. Еще не сыграв ни одного матча в Лиге, Линдрос уже имел зарплату больше, чем у Мессье (6-летний контракт на 21,6 миллиона). Первый гол Эрик забил 6 октября в ворота голкипера «Питтсбурга» Тома Баррассо. Несмотря на проблемы с коленями, в 61 матче форвард забил 41 гол и набрал 75 очков при 147 штрафных минутах. По итогам сезона Линдрос вошел в символическую сборную новичков, но «Колдер Трофи» завоевал Теему Селянне с его 76 голами.

    «Ажиотаж вокруг Линдроса был не меньше, чем вокруг Кросби. Как и Кросби, Эрик умело справлялся с внешним давлением, повышенными ожиданиями. Для парня его возраста он был невероятно зрелым человеком, который четко понимал, что для него главное. После тренировок в очередь за автографами к нему выстраивались 200 фанов, и он терпеливо их давал», — Кевин Дайнин, бывший одноклубник Линдроса.

    Сезон 1993/94.

    Линдрос благополучно миновал «синдром второгодника», в 65 матчах набрав 97 очков (44+53). Однако «Филадельфия» в плей-офф вновь не попала.

    Сезон 1994/95. Перед укороченным из-за локаута сезоном Линдрос был назван капитаном «Флайерз». На оказанное доверие 22-летний форвард ответил 70 очками (29+41) в 46 матчах, завоевав приз самому ценному игроку — на тот момент в более юном возрасте «Харт Трофи» получал только Гретцки. Первый плей-офф в карьере завершился для Эрика в финале конференции поражением от будущих чемпионов из «Нью-Джерси».

    В середине 90-х бытовала легенда, согласно которой Линдрос подрался в баре со знаменитым фигуристом Элвисом Стойко и был им бит. Это все вранье, к тому же Эрик и Элвис – друзья.

    Сезон 1995/96.

    «Роковой легион» Леклер – Линдрос – Ренберг в том регулярном чемпионате пленных не брал. При помощи столь же габаритных партнеров по звену Эрик заработал рекордные в карьере 115 очков (47+68) в 73 матчах. В плей-офф «Летчиков» остановила сенсационная «Флорида», затем дошедшая до финала. Персонально против Линдроса в той серии играл новичок Эд Жовановски.
    «Линдрос сочетал в себе габариты, мощь и изящество. Он невероятный талант и доминирующий хоккеист.

    Очень жаль, что травмы укоротили его время в НХЛ, но у него была великая карьера, которая останется вехой в истории хоккея», — Джон Леклер.

    Сезон 1996/97.

    Кульминация «Эпохи Линдроса» в «Филадельфии». В безапелляционном стиле «Летчики» прошли трех соперников в плей-офф, причем капитан «Рейнджерс» Марк Мессье, пожимая руку Эрику в эпилоге финала конференции, сказал ему: «Ты суперзвезда из суперзвезд».

    В финале «Филадельфия» так же безапелляционно проиграла «Детройту» (0-4). Хотя в 19 матчах плей-офф Линдрос набрал 26 очков, в финальной серии он ограничился лишь одним голом.

    Перед поединком №4 Линдрос покинул «Джо Луис Арену» с черного входа после тренировки, чтобы не комментировать заявление наставника Терри Мюррея, что 0-3 от «Детройта» — это безвыходная ситуация. Вынужденный замещать капитана ветеран Эрик Дежарден не смог сказать репортерам ничего членораздельного, выдавив из себя «Ай-ай-ай-ай-ай».

    Сезон 1997/98.

    В 63 матчах регулярного чемпионата Линдрос набрал скромное 71 очко, а в первом раунде плей-офф «Летчики» были разгромлены «Баффало» (4-1). Летом 98-го Бобби Кларк подверг капитана публичной критике, заявив, что если тот хочет зарабатывать больше всех, то и играть должен лучше всех. Впервые заговорили о возможности трейда Линдроса, контракт которого заканчивался в 1999-м.

    Сезон 1998/99.

    Несмотря на критику, Кларк, генеральный менеджер сборной Канады на Олимпиаде в Нагано, назначил Линдроса капитаном команды – это при живых Гретцки, Стиве Айзермане и не попавшем в состав Мессье! Канадцы выступили неудачно, проиграв в полуфинале чехам по буллитам, а затем уступив «бронзу» финнам.

    Что касается «регулярки», то Линдрос четвертый раз в карьере достиг отметки в 40 голов, в 71 матче он набрал 93 очка (40+53). На этот же сезон пришлось его первое сотрясение мозга: после силового приема Дарюса Каспарайтиса Большой Эрик провел в лазарете 18 матчей. В игре с «Нэшвиллом» 1 апреля он получил травму, которую клубный врач определил как повреждение ребер. Сосед по комнате Кейт Джоунс обнаружил Линдроса в душевой посреди ночи – у него было мертвенно-бледное лицо, его бил озноб. Джоунс настоял, чтобы Эрика увезли в местную больницу, а не отправляли домой самолетом.

    Возможно, Джоунс спас Линдросу жизнь, поскольку выяснилось, что у Эрика повреждение легкого, вызванное внутренним кровотечением — он потерял чуть ли не половину крови. За поражением в первом раунде плей-офф от «Торонто» капитан смотрел с трибуны.

    «Шайба попадает в Дома, в перекладину, и мы отправляемся домой. Если бы у меня было одно желание, я бы загадал, чтобы та шайба попала в ворота», — Линдрос о незабитом буллите Доминику Гашеку на Олимпиаде-98.

    Сезон 1999/00. За критику клубных врачей Линдрос был лишен капитанской нашивки; отношения между ним и Кларком становились все более напряженными. За промежуток в 5 месяцев Эрик получил четыре сотрясения мозга, последнее из которых стало, по сути, роковым.

    Без своего лидера «Летчики» дошли до финала конференции, где выигрывали у «Нью-Джерси» 3-1. «Дьяволы» сократили отставание, а в поединке №6 впервые в плей-офф появился Линдрос. Он забил (это был его последний гол в кубковой карьере), но «Флайерз» вновь поиграли. В седьмом матче Эрик с опущенной головой вел шайбу, когда его на чистом льду жесточайшим, но чистым силовым приемом встретил капитан «Дэвилз» Скотт Стивенс. Многострадальный форвард упал без сознания, и «Нью-Джерси» дожали соперника.
    «Мне следовало больше времени уделять на тренировках отработке дриблинга с поднятой головой», — Линдрос на прощальной пресс-конференции.

    Сезон 2000/01.

    Летом 2000-го Линдрос отказывается принять квалификационное предложение «Филадельфии» на 8,5 миллиона и требует обмена в «Торонто» — команду, за которую он болел в детстве. «Мэйпл Лифс» были заинтересованы, предлагали различные варианты, включавшие Николая Антропова и Томаша Каберле, но договориться с Кларком им не удалось.

    В итоге Линдрос пропустил весь сезон, а 20 августа 2001 года «Флайерз» обменяли его в «Рейнджерс» за «кулек семечек» в лице Кима Юнссона, Павла Брендла, Яна Главача и выбор в 3-м раунде, который затем превратился в Стефана Ружичку.
    Сезон 2001/02.

    В первом сезоне в «Рейнджерс», играя в одной команде со своим кумиром Мессье, Эрик заработал седьмое по счету сотрясение мозга. Тем не менее, в 72 матчах он набрал 73 очка (36+37). На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити Эрик выиграл «золото», но был в той команде уже скорее черновой лошадкой, нежели игроком, определяющим результат.

    «Он был большим, он умел кататься, обладал высоким индивидуальным мастерством, у него был внутренний стержень. Эрик был тем парнем, который сражался на передовой линии», — Марк Мессье.

    Сезон 2002/03.

    Линдрос отыграл рекордный в карьере 81 матч в регулярном чемпионате, но результативность впервые оказалась ниже показателя «очко за игру» — 19 голов и 34 передачи.

    Сезон 2003/04.

    Восьмое сотрясение мозга, травма глаза, разрыв сухожилия правого плеча. В промежутке между этими напастями Линдрос отыграл 39 матчей, в которых набрал 32 очка. Лечащий врач разрешил продолжить играть, но два специалиста «со стороны» посоветовали ему завершить карьеру.
    Сезон 2005/06.

    Отдохнув за время локаута, Линдрос подписал однолетний контракт с «Торонто» на сумму в 1,55 миллиона, осуществив тем самым давнюю мечту. Однако форму «Кленовых Листьев» Эрик надел лишь 33 раза (22 очка), все остальное время он залечивал разрыв связок кисти.

    Сезон 2006/07.

    «Торонто» не продлило контракт, и Линдрос нашел свое последнее пристанище в НХЛ. За «Даллас» центрфорвард отыграл 49 матчей в регулярном чемпионате (26 очков) и 3 матча в плей-офф (0 очков).

    «Эрик – парень, против которого я ненавидел играть, но он также парень, с которым мне очень нравится играть. По моему мнению, он был наиболее доминирующим игроком, которому я когда-либо противостоял за свою карьеру, и он же является частью лучшей хоккейной тройки, в которой я когда-либо играл», — Мэттью Бэрнаби, одноклубник Линдроса по «Рейнджерс» и «Далласу».

    8 ноября 2007 года.

    В своем родном Лондоне (Онтарио) Линдрос официально объявил о завершении карьеры. В 760 матчах он набрал 865 очков (372+493) и 1398 штрафных минут. В 53 играх плей-офф на его счету 57 очков (24+33).

    Дальнейшая деятельность Большого Эрика связана с профсоюзом игроков НХЛ.

    На пресс-конференции Линдрос также объявил о том, что жертвует 5 миллионов долларов для Центра научных исследований Лондона, что является рекордной суммой, единовременно переданной на благотворительные цели канадским спортсменом.

    «Это скромный жест по сравнению с тем, что местные жители дали мне», — сказал Эрик.

    #12402

    Kombain
    Участник

    Бриндамор – само воплощение хоккея «Филадельфии Флайерз». Одному из лучших посвящается!

    Обозреватель «Флайерз» Джей Гринберг о качествах, которые сделали Бриндамора настоящим профессионалом.

    null

    Шестнадцать лет прошло с того момента, когда Род Бриндамор поставил рекорд, участвуя в серии, состоящей из 484 игр подряд, пока что еще ни одному игроку «Флайерз» не удавалось продержаться дольше двух сезонов, но он до сих пор считает, что его выносливость не заслуживает похвалы. Если Бриндамор не участвовал в тех соревнованиях, то это всегда сможет сделать кто-то еще.

    «Почему бы мне не отдать эту возможность другому парню?», говорит он. «Думаю, что ощущение собственной значимости еще никогда не было гарантией хорошей игры».

    «Очевидно, что если у вас травма, вы не сможете играть. Но если существует иной способ это сделать, вы им воспользуетесь. Игра – это ваша работа и залог достижений. Однозначной точки зрения больше не существует. Правильно это или нет, теперь она просто изменилась».

    В то время его напарники по команде, вероятно, выбрали бы поход в бар после игры. Но Железный Род возвращался обратно в тренажерный зал для выполнения рутинных упражнений, который он начал практиковать с того дня, когда отец Рода Боб разработал программу силовых тренировок для своего худощавого 10-летнего сына, которого дважды отказывались принимать в хоккейную команду. Эти 10-минутные тренировки стали привычкой, которая переросла в одержимость.

    «Я всегда думал, что буду лучше тех детей в команде, против которой я играл и смогу вырваться вперед», говорит Бриндамор. «Когда я начал стараться уже в юном возрасте, то вскоре увидел результаты».

    «Думаю, что единственной причиной, по которой я попал в НХЛ, была моя физическая зрелость. Это качество работало на меня, так зачем мне нужно было его менять? Я старался быть самым трудолюбивым парнем в любом деле».

    Возможно, самый трудолюбивый парень из всех будет присутствовать на торжественном вечере в Зале хоккейной славы в качестве помощника тренера Hurricanes. Ради такого повода он согласился выйти из тренажерного зала, чтобы сказать речь на красной ковровой дорожке Wells Fargo Center.

    Поклонники «Флайерз» также должны быть этому рады. Когда чартерный самолет с игроками команды «Флайерз», которые возвращались после игры, приземлялся на рассвете, и большая часть команды расходилась по домам, Бриндамор вместо этого направлялся в учебный центр города Вурхиз где работал еще в течение двух или трех часов.

    «Однажды почувствовав себя таким же уставшим, как и все мы, Род пропустил тренировку и пошел спать», вспоминает Марк Хоу. «Когда ему не удалось забить шайбу в течение следующих четырех игр, Род поклялся, что никогда не будет делать так снова».

    «Он был самым тренированным хоккеистом, с которым я когда-либо играл».

    Статуи, для которых, по-видимому, позировал Род Бриндамор, установлены в Афинах. Каждый тренер, с которым он работал, отмечал его невероятную работоспособность.

    «Даже если нам не всегда удается встретиться и пообщаться лично, я прекрасно отношусь к Роду», говорит Терри Мюррей. «Еще никогда никому не приходилось указывать ему на плохую работу».

    Благодаря первому значительному приобретению для их восстановленного состава в начале девяностых, значительные достижения оставались визитной карточкой «Флайерз» даже после единственного проигрыша в истории клуба, когда они вышли в плей-офф в тот трехлетний период во время которого в команде уже играл Бриндамор.

    «Когда я впервые прибыл сюда (в тренировочный лагерь в 1991 году), то помню, что меня взял под свою опеку Билл Барбер, который рассказал мне о том, чего от меня ждут», рассказывает Бриндамор. «И мне предстояло оправдать эти ожидания».

    Но разве этому парню нужно было что-то говорить?

    Бриндамор родился в Оттаве и вырос в Кэмпбелл-Ривер, провинции Британская Колумбия. Он оставил дом в возрасте 15 лет ради учебы в Notre Dame College, расположенном в Уилкосе, провинции Саскачеван, где помог команде Hounds в национальном мини-чемпионате. В 17 лет он получил место в канадской команде, соревнующейся за Кубок Шпенглера (мировой чемпионат среди университетов) в Давосе, Швейцария. Когда Канада заняла первое место, швейцарский бизнесмен купил игрокам в подарок бутылку шампанского за $1000. В это время Род сидел и тихо пил молоко.

    «Он был наиболее зрелым из всех новичков», отметил Род Мейзон, бывший тренером в штате Мичиган на протяжении 23 сезонов, где Бриндамор играл в течение года после того как Сент-Луис выбрали его под общим номером 9 на драфте 1988 года. На протяжении 61-го игрового сезона НХЛ в Blues также обожали Рода за его преданность делу. Но когда он регрессировал на 12 очков в следующем сезоне, по их мнению, его игра была обречена на провал. Наблюдая за тем, как Бриндамор преодолевает свой длительный спад и устраивает тренировочные марафоны в спортзале, даже Брайан Саттер – энергичный тренер Сент-Луис, начинал верить, что этот парень сможет достичь небывалых успехов.

    Когда контракт Blues с агентом Бренданом Шенаханом из Нью-Джерси подошел к концу, Роду и вратарю Кертису Джозефу было предложено заключить коллективный договор в качестве компенсации. Devils вместо этого привели доводы в пользу Скотта Стивенса и судьи Эдварда Хьюстона – назначенного НХЛ в качестве арбитра, и их решение было поддержано, что оставило большую дыру в обороне Сент-Луиса, а также в эго Джозефа и Бриндамора. Главе «Флайерз» Рассу Фарвеллу объяснили, что Бриндамор был неприкасаемым в 1990 году, и он сделал еще одну попытку после постановления суда и принятия в команду Рона Саттера – брата тренера, а также Мюррея Бэрона.

    «Саттер находился в центре третьей линии, и его лучшие дни были явно позади», вспоминает Фарвелл. «Род же был игроком другого уровня». Лучшее предложение Фарвелла за время его четырехлетнего правления и одно из величайших организационных изменений помогло «Флайерз» на протяжении семи лет оставаться на центральных позициях и стало основной причиной их возрождения.

    «Я был 20-летним парнем, которому удалось справиться с неприятной ситуацией в Сент-Луис, и для меня это стало глотком свежего воздуха», вспоминает Бриндамор. «Мне повезло, что я ушел от Брайана Саттера и попал к Полу Холмгрену, и я знал, что с этого момента начинается моя лучшая карьера».

    «Я четыре раза сыграл в команде и понял, насколько особенная здесь атмосфера. Мы участвовали в Матче всех звезд, и я попал туда, потому что там должен был быть представлен каждый клуб. Я понимал всю значимость события. Но когда мое имя объявили последним, зазвучали самые громкие аплодисменты. Уэ́йн Гре́тцки и Марио Лемье участвовали в этой игре, и я был лучшим игроком, потому что на мне была форма «Флайерз». Хотя болельщики едва меня знали».

    «У меня в мыслях было: «Вау, ты даже не понимаешь, что творится вокруг». Один раз мне удалось забить две шайбы, чтобы закончить серию плей-офф (против Питсбурга в 1997), и на Матче всех звезд это был самый запоминающийся момент. Я не знаю, думают ли так другие игроки, но для меня это значило много».

    Признание оказалось взаимным. В полуфинале (1995) и финале (1997) Бриндамор смог сделать гораздо больше вторичной поддержки в одной-двух комбинациях с Линдросом.

    «Род делал все, что требовалось от центрального нападающего второй линии – вел команду к победе, делал убийственные пенальти и участвовал в силовой игре», вспоминает Крис Терьен, бывший его товарищем по команде в течение пяти сезонов. «Несколько сложных ситуаций доказали отличную игру Рода. Он не использовал наступательные навыки, потому что этого не требовалось в правильной игре».

    Мастерство покинуло Бриндамора, когда во время игры у него возникли проблемы с рукой. Ему неоднократно советовали отдохнуть. Но Род не собирался расслабляться.

    «Даже если вы делаете одно и то же во время набора очков, никто не говорит, что вам это очень трудно дается, верно?», говорит он. «Когда дела идут не так, болельщики и СМИ это сразу видят».

    «Успешной команду делают ее игроки, которые болеют за общее дело и конкуренцию. Да, оглядываясь назад, я признаю, что мне было бы легче без такого большого давления, но с другой стороны, если вы допускаете ошибку, я хочу быть тем парнем, который старается этого не делать».

    Даже несмотря на такой глубокий самоанализ Бриндамору удалось набрать 601 очко в 633 играх клуба Филадельфия и забить 24 шайбы в 57 соревнованиях плей-офф. Это было неплохим достижением для парня, который никогда не вел счет и предпочитал подписывать контракты без каких-либо бонусов за очки.

    «Я не хочу беспокоиться о таких вещах», сказал он. «Если команда выиграет, я буду спокойно спать по ночам».

    Ему удалось убедить всех, что его работа на льду помогла ему продержаться в течение нескольких игр подряд, которые начались 24 февраля 1993 года и закончились в 1999 году, когда он получил перелом ноги в товарищеском матче. Бриндамор вернулся в состав и принял участие в 12 играх, когда он, вратарь Жан-Марк Пеллетье были приняты в Каролину взамен Кита Примо и защитника под номером пять.

    Боб Кларк был одержим идеей получить второго центрального нападающего вместо Линдроса, который в итоге мог бы окончательно его заменить. Но Род не думал, что эта ситуация могла бы произойти, если бы он не пропустил так много времени в том сезоне.

    “С глаз долой, из сердца вон”, говорит он. «Я уверен, что они во мне больше не нуждались».

    «Я был полностью раздавлен. Ведь я был одним из «Флайерз», и для меня это многое значило».

    Девять лет спустя после его первого обмена ему пришлось начинать все заново. Но через шесть лет после того как Бриндамор возглавил команду Каролины на Кубке Стэнли, который никогда не удавалось выиграть парням из Филадельфии, всем им оставалось только завидовать.

    «Я думаю, что это было отличным завершением карьеры Рода Бриндамора», сказал Терьен. «Этот парень заслужил звание капитана команды, выигравшей Кубок Стэнли. Мне хотелось бы разделить эту победу с ним».

    «Эд Снайдер был первым, кто позвонил мне после того, как мы победили», сказал Бриндамор, завершивший свою карьеру в 2010 году после 20 сезонов в НХЛ, после чего он занял должность помощника тренера в Hurricanes и тренера по развитию. «И спустя шесть лет он все еще помнил об этом. Это произвело на меня впечатление».

    «Это место особенное. Я гулял здесь (по Wells Fargo Center) когда приезжал на разведку (Frozen Four в 2014) и меня снова окружала толпа, даже спустя 14 лет после моей игры?»

    «Если и существует команда болельщиков, которые заслужили этот чемпионат, то это именно «Флайерз».

Просмотр 5 сообщений - с 21 по 25 (из 25 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.