Статьи и интервью | Flyersice  |  Page 2

Статьи и интервью

ICE форум Филадельфия Флайерз Российский Фан Клуб "Филадельфии Флайерз"

В этой теме 24 ответа, 4 участника, последнее обновление  Kombain 2 года/лет, 1 месяц назад.

Просмотр 10 сообщений - с 11 по 20 (из 25 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1759

    Flyersice.ru
    Хранитель

    ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ РОН ХЕКСТОЛЛ

    null

    В семье Рона все было пропитано спортом номер один. Его знаменитый дедушка-Брайан Хекстолл, провел в НХЛ 11 сезонов ( 1936-1948 ), в сезоне-1939/40 он выиграл Кубок Стэнли в составе «Нью-Йорк Рейнджерс» ( забросил «золотой» гол в овертайме шестого матча серии с «Торонто» ). А в 1969 году Хекстолл-старший бы введен в Зал хоккейной славы.

    Отец Рона, Брайан Хекстолл-младший, не снискал славы своего отца, за 13 сезонов он сменил шесть команд ( «Нью-Йорк Рейнджерс»,»Ванкувер Кэнакс»,»Питтсбург Пингвинз»,»Атланта Флэймз»,»Детройт Ред Уингз»,»Миннесота Норд Старз» ) закончил он свою карьеру в CSHL в родном клубе «Брэндон Олимпик». А вот дядя Рона, Деннис был игроком с ограниченным талантом и не смог закрепиться в Лиге, но он был отменным драчуном.Уж не в дядю ли пошел Рон?

    «Мой дед всегда говорил, что в НХЛ существует только один трофей — Кубок Стэнли. Рон говорил он, чтобы играть в Лиге нужно иметь «храброе сердце» и никогда не быть безразличным на площадке. Запомни, если ты будешь следовать этим правилам, то когда ты закончишь свою карьеру, обязательно будешь принят в Hall of Fame»,- вспоминает Рон.

    Он с самого раннего детства хотел стать вратарем, на коньки он встал довольно поздно — в 8 лет ( учитывая его хоккеную семью, действительно поздно). В то время Брайан Хекстолл-младший играл за «Питтсбург Пингвинз» и Рон очень часто посещал хоккейные матчи «Пингвинов». И что самое интересное больше всего Хекстолл не любил «Филадельфию Флайерз», из-за их агрессивного стиля игры.

    В детстве кумирами Рона были Тони Эспозито и Джим Рутерфорд. Каждое лето Хекстолл проходил обучение в хоккейной школе, где преподавал его отец. Но хоккейные программы в Питтсбурге и Атланте были не стандартными, и это означало, что в свои подростковые годы Рон намного отставал от своих сверстников. Свои первые хоккейные шаги Рон Хекстолл делал в SJHL он провел там один сезон, и сыграл 37 игр, одержав всего 7 побед и пропуская в среднем 6,57 шайб за игру. Но одна игра особняком стоит в его карьере до сих пор, его команда проиграла 2-21 а Рон отразил 84 броска из 105!!!

    Позже он перебрался в WHL , родной клуб-«Брендон Уайт Кингз», это были не лучшие три года в его карьере. В среднем, будущая легенда «Филадельфии Флайерз» пропускал- 5,71 шайб за игру. Но, в последнем сезоне, он поверг в шок всю лигу — за 46 игр он сделал 8 передач и набрал 117 минут штрафного времени! Рон Хекстолл был доступен для драфта уже в 1981 году, но также, как и Дуг Гилмор никого не заинтересовал. На следующий год, он был выбран в шестом раунде драфта под общим-119 номером. Удивительно другое, скаут «Летчиков» Джерри Мельник видел Хекстолла всего один раз и приезжал он, как раз в его дебютный сезон, когда Хекстолл провел всего 30 игр и стабильно пропускал по пять-шесть шайб за игру.

    В том году были задрафтованы будущие звезды НХЛ — Скотт Стивенс («Вашингтон Кэпиталз»), Дуг Гилмор («Сент-Луис»), Фил Хаусли («Баффало Сэйбрз»), Брайан Беллоуз («Миннесота Норд Старз»). Далее — уже в отличии от Гилмора-своего шанса Рону пришлось ждать не год, а целых пять лет и представился он после того, как вратарь стал лучшим новичком AHL в составе «Херши».

    25 июля 1984 года скончался Брайан Хекстолл-старший, через два года, его любимый внук дебютировал в НХЛ и в первом же своем матче, пропустил шайбу с первого же броска по своим воротам. 9 октября 1986 года «Флайерз» играли против «Эдмонтона», уже на 3-й минуте матча Яри Курри реализовал численное преимущество. А в третьем периоде отличились — Саттер и Зезель. «Филадельфия» одержала победу-2:1. Хекстолл отразил 21 бросок и был признан второй звездой матча.Это был особенный матч для Рона, так-как по ту сторону площадки стоял его новый кумир Грант Фюр.

    » За годы проведенные в АХЛ он изменился в лучшую сторону. Первое, что мне бросилось в глаза, это то, как он технично обращается с клюшкой. У него практически невозможно было отнять шайбу. Тим Керр в шутку предложил Хекстоллу поменяться с ним местами.После четырех выстовочных матчей, у меня не возникало сомнений, кто будет номером один в нынешнем сезоне» ,-вспоминает Майк Кинэн ( главный тренер «Филадельфии» ).

    «Я называл его «революционером», он фактически играл третьим защитником, ни до него, ни после, я не видел вратарей, которые бы так умело обращались с клюшкой. Но самое главное, он фактически закрыл вратарскую линию, которая являлась самой проблемной в команде, после потери Пелле Линдберга», -говорит Берни Парент ( ассистент главного тренера ).

    Регулярку «Флайерз» провели на одном дыхании, победив в Конференции Принца Уэльского, отрыв от пришедшего вторым «Хартфорда» составил шесть очков. Рон Хекстолл провел 66 игр, одержал 37 побед, в среднем пропускал по 3,00 шайбы за игру (90,2%) сделал один шатаут, отдал шесть передач и набрал 104 минуты штрафа.

    В первом раунде плей-офф «Флайерз» не оставили ни единого шанса «Рейнджерс» счет в серии-4:2, а Хекстолл оформил два сухаря ( в третьей и шестой игре ). В полуфинале их ждал «Айлендерс», который с большим трудом в четвертом овертайме седьмого матча вырвал победу у «Кэпиталз»- 3:2 ( на 68-минуте дополнительного времени отличился Пэт Лафонтэн ).Ведомые Брайаном Троттье и молодым Пэтом Лафонтэном «Островитяне» дали настоящий бой «Летчикам».

    Чудо-серия растянулась до семи матчей,в последнем матче серии,»Флайерз» дома не оставил камня на камне от Билли Смита- 5:1. Но в защиту «Айлендерс» стоит сказать,что играли они уже без Майка Босси, который получил травму и после этого сезона повесил коньки на гвоздь.Но больше всего победе над «Островитянами» радовался Рон, ведь он оставил не удел своего непримиримого врага Билли Смита…

    У Хекстолла, как у любого другого вратаря были свои предматчевые ритуалы — разминку он начинал так: из ворот он ехал наискосок к тому месту, где синяя линия упирается в правый борт, очищал там лед от снега, а потом отправлялся в центральный круг на точку вбрасывания. После этого он поворачивал и возвращался на синию линию,но уже к левому борту.

    Однажды, когда «Флайерз» играли с «Айлендерс», выполнял свой предматчевый ритуал, на точке вбрасывания в центральном круге встретил стоявшего там Билли Смита ( как оказалось неслучайно ).Не желая отступать от своих традиций, Рон просто-напросто сбил Смита с ног и продолжил свое замысловатое путешествие дальше, как ни в чем не бывало.

    Финал конференции с «Канадиенс» прошел на одном дыхании, победив в монреальском «Форуме» со счетом-4:3 в шестой игре,»Летчики» вышли в финал Кубка Стэнли, где их уже поджидал «Эдмонтон», который на матч раньше закончил серию с «Детройтом»- 4:1. Звездный «Ойлерз» против ослабленной травмами «Филадельфии»( особенно была чувствительна потеря Тима Керра ). Но у «Летчиков» ближе к финалу разыгрались Брайан Пропп, Пелле Эклунд, Рик Токкет и естественно неподражаемый Рон Хекстолл.

    По замыслу Майка Кинэна Великого должен был сдерживать Дэйв Пулин. В четвертой игре произошло вопиющее событие, Рон не совладал с нервами и полоснул клюшкой нападающего «Ойлерз» Кента Нильссона. НХЛ не стала дисквалифицировать вратаря на финальную серию, ее отложили на регулярный сезон-1987/88, она равнялась 8 матчам. А счет тем временем в серии был уже 3:1 «Нефтяники» ехали домой и в мыслях уже открывали шампанское. Но не тут то было. Четвертая и пятая игра превратились в бенефис одного человека, что творил Хекстолл!!! ???

    В одном из моментов, когда Рон совершил фантастическое спасение, Марк Мессье еще долго тер свои глаза, до конца не понимая почему шайба не пересекла заветную ленточку. Ломали клюшки от злости Глен Андерсон и Эсса Тикканен. Серия из 3:1 плавно перетекла в седьмой матч в Эдмонтоне. Начало матча сложилось для «Летчиков», как нельзя удачно — Мюррей Крэйвен открыл счет в матче но потом…Марк Мессье восстановил равновесие-1:1.

    Затем произошел переломный момент в матче, Грант Фюр не справившись с броском нападающего «Флайерз» пустил шайбу между щитков, она медленно вползала в ворота, но линию не пересекла, так-как вовремя подоспел защитник «Ойлерз» Марти Максорли, который разрядил обстановку. А тем временем Хекстолл продолжал творить чудеса, отражая атаку за атакой. Но и он был бессилен, когда собственный защитник Брэд Марш выкинул шайбу на клюшку все тому же Марку Мессье- 2:1. Гневу Рона не было предела.В третьем периоде ошибся уже сам Хекстолл зевнув дальний бросок от Глена Андерсона — 3:1 и «Эдмонтон» становится обладателем Кубка Стэнли.

    Слабым утешением для Хекстолла стал Конн Смайт Трофи- приз самому ценному игроку. Но помня слова своего деда, этому трофею он особого значения не предал. Так-как он остановился в шаге от своей заветной цели. По окончании сезона которого Рон вошел в первую пятерку All Star, в первую шестерку символической сборной новичков, а также получил Везину. Только в гонке за Колдер Трофи Рон финишировал вторым, пропустив вперед Люка Робитайла ( который забросил 45 шайб ) .Зато, что касается Смайта, то до Хекстолла лишь три хоккеиста ( и еще один-после него ) удостаивались титула самого ценного игрока плей-офф, проиграв в финале .

    Вообще, уникальностей в карьере Рона хватало. Он стал первым вратарем забившим гол ( Билли Смит «свой» гол не забивал-он был просто на него записан,поскольку автоголы не фиксируются ).Первым же Рон забросил шайбу и в плей-офф. Интересно,что оба раза ему «ассистировали» старые знакомые по драфту-1982: в первом случае неудачно вышвырнул шайбу и поехал меняться Горд Клузак, во втором ошибся — Скотт Стивенс.

    Хекстолл стал вторым вратарем в истории НХЛ, которому удалось в своих трех первых сезонах одержать не менее 30 побед ( позже это достижение повторил а затем и превзошел — Хенрик Лундквист «Нью-Йорк Рейнджерс» ).Осенью он был приглашен в состав сборной на Кубок Канады, впрочем это неудивительно, так-как главным тренером канадцев был Майк Кинэн ( помимо Хекстолла из «Флайерз» были приглашены Пропп и Токкет ).

    Но место основного голкипера было занято кумиром Рона, Грантом Фюром, и он весь турнир провел в резерве ( позже, в 1992 году Хекстолл примет участие в чемпионате мира ).Но Хекстолл не был бы Хекстоллом если бы не на чудил и в сборной. На одной из тренировок он буквально срубил Сильвена Тарджона и сломал ему предплечье, для Сильвена турнир был закончен так и не начавшись.

    В следующем сезоне «Летчики» заняли только третье место в своем дивизионе, Рон провел 62 игры,одержал 30 побед, пропуская в среднем за матч-3,51 (88,5%) набрал по системе гол+пас 7 очков (1+6) и отметился своими дежурными 104 минутами штрафа. Но в первом раунде плей-офф «Флайерз» уступили «Кэпиталз» в семи матчах ( 5:4 ОТ-седьмая игра ).

    На будущий год Рон, несмотря на обилие мелких травм,провел ровно и без спадов и пусть «Летчики» не совсем удачно выступили в регулярке ( Хекстолла это не касается его показатели- 64 игры, 30 побед, в среднем-3,23 (89,1%) сделал восемь передач и набрал 113 минут штрафа — рекорд НХЛ для вратарей ) то в плей-офф дошли до финала конференции Принса Уэльского где их ждал «Монреаль». «Канадиенс» выиграли эту серию без особого труда со счетом-4:2, а Патрик Руа оформил два шатаута.

    Но серия была омрачена выходкой Хекстолла, против защитника «Монреаля» Криса Челиоса. Позже Хекстолл объяснит, что хотел наказать Челиоса, за грязный прием который применил защитник «Канадиенс» против Брайана Проппа. Это стоило Рону 12 матчевой дисквалификации в регулярном чемпионате-1989/90.

    В этом же сезоне он третий раз подряд был признан лучшим игроком «Филадельфии Флайерз». Следующий сезон Рон Хекстолл вспоминает с содраганием, из-за дисквалификации и тяжелых травм (операция на паховых кольцах и разрыв подколенных сухожилий) он провел всего 8 матчей и всерьез подумывал о завершении своей карьеры. А «Флайерз» тем временем без своего Рона не попали в плей-офф, заняв последнее место в своем дивизионе.

    «Это было ужасное чувство,сидеть на трибуне и смотреть, как проигрывает твоя команда. Я могу сказать, что считаю себя очень сильным человеком. Но в те дни я очень часто прибегал к молитвам,так-как очень боялся, что больше никогда не смогу выйти на лед», — вспоминает Рон. Многие эксперты НХЛ говорят, что именно эти травмы положили конец игровой карьере Рона Хекстолла.

    Следующие два сезона подтвердят их мнение, «Флайерз» опустились на дно своего дивизиона и о выходе в плей-офф не помышляли. А Рон все не мог угомонится, в выстовочном матче против «Детройта» он нанес травму тафгаю «Ред Уингз» Джимми Камминсу и получил очередную дисквалификацию ( шесть матчей в сезоне-1991/92 ). Перед началом регулярки-1992/93 (если быть точным 20 июня) грянули большие перемены,»Квебек Нордикс» и «Филадельфия Флайерз» совершили историческую сделку: за Эрика Линдроса «Северяне» получили — Петера Форсберга, Криса Саймона, Майка Риччи, Керри Хаффмана, Стивена Дюшена два выбора в первых раундах,15 миллионов $ и любимца болельщиков «Флайерз» Рона Хекстолла.

    Для Рона это был настоящий удар, он не мог поверить ,что оказался не нужным команде, которой отдавал себя всего без остатка. Он надолго запомнит эту обиду, а также Эрика Линдроса ( и оторвется на нем чуть позже, в финале Кубка Стэнли-1997 с «Детройтом», после третьей игры ).

    Дебют в «Нордикс» можно назвать удачным, в отличии от «Флайерз»,»Северяне»вышли в плей-офф но в первом раунде споткнулись на будущем чемпионе- «Монреале». «До плей-офф у нас был отличный сезон. Я д сих пор не понимаю, что произошло в серии с «Канадиенс», я провел четыре хороших игры, но в последних двух матчах не смог выручить свою команду», — вспоминает Рон.

    Но в «Квебеке» Хекстолл пробыл ровно год , 20 июня 1993 года ( вот и не верь после этого в магию чисел ) его обменяли в «Нью-Йорк Айлендерс» на Марка Фицпатрика, поговаривают, что Хекстолл, так и не нашел общий язык с лидерами команды — Джо Сакиком и Матсом Сундиным. В «Айлендерс» Рон Хекстолл обрел второе дыхание, отлично провел регулярку, сыграл 65 матчей, одержал 26 побед, в среднем пропускал-3,08 (89,8%) сделал 3 передачи и 5 шатаутов ( лучший показатель в карьере Хекстолла) и ограничился 52 минутами штрафа. Но в плей-офф «Островитяне» были всухую разбиты «Рейнджерс»- 4:0.

    А 22 сентября 1994 года Рон вернулся домой, в город братской любви, взамен «Айлендерс» получили Томми Седерстрема. Это был укороченный сезон, из-за локаута,»Флайерз» заняли первое место в Атлантическом дивизионе, прошлись в плей-офф,как ураган по «Баффало»- 4:1 и «Рейнджерс»- 4:0, в финале конференции уступили будущему обладателю Кубка Стэнли- «Нью-Джерси»- 2:4 ( причем проигрывали по ходу серии 0:2, но сумели сравнять счет ).

    Следующий сезон-1995/96 стал одним из лучших в карьере Рона, он провел 53 игры, одержал 31 победу, в среднем пропуская-2,17 (91.3%) сделал 1 передачу,4 шатаута,и набрал 28 минут штрафа. «Летчики» выиграли Восточную конференцию опередив на одно очко «Питтсбург». Но в плей-офф Хекстолла постигло очередное разочарование, в полуфинале «Флайерз» были сбиты дерзким новичком «Флоридой Пантерз»- 4:2 счет в серии.

    Четвертый матч серии ознаменовался скандалом, на пятой минуте овертайма Дэйв Лоури подставил клюшку под бросок Эда Жовановски и Рон Хекстолл был бессилен- 4:3. Правда, сразу же чуть ли не все «Летчики» бросились к судье матча Робу Шику, настаивая на том, что их ворота в этот момент были сдвинуты. После трехминутных видеопросмотров Шик взятие ворот засчитал. В пятом матче, который состоялся в Филадельфии,»Пантеры» вырвали победу в овертайме-2:1. А в шестом, без проблем оформили пропуск в финал Восточной конференции-4:1.

    В межсезонье между Роном Хекстоллом и Бобби Кларком развернулась контрактная война. Рон хотел обратиться в арбитраж, но в конце концов сторону пришли к компромиссу. В конечном счете 32-летний Хекстолл подписал контракт, финансовые детали которого не разглашались ( известно только, что Рон настаивал на сумме 2,7 миллиона долларов за сезон, а руководство «Флайерз» было готово платить ему в полтора раза меньше ).

    Сезон-1996/97 Рон Хекстолл провел ровно,впрочем, как и вся команда. На Востоке «Флайерз» заняли второе место, уступив первую строчку своему заклятому врагу — «Нью-Джерси» ( отстав от «Дьяволов всего на одно очко ). 10 ноября в матче регулярного чемпионата «Филадельфия»-«Торонто»- 3:1 в конце игры кто-то из бойцов «Летчиков» задел ветерана «Кленовых Листьев» Лэрри Мерфи и у ворот Феликса Потвена началась драка пять на пять. Естественно, что Рон Хекстолл такого шанса как следует размяться упустить не мог и через всю площадку кинулся выяснять отношения с Феликсом Потвеном .»Кот» увидив летевшего на всех парах мощного Хека, не растерялся и дал достойный отпор Рону.

    Первые три раунда плей-офф «Летчики» пролетели на одном дыхании, были отметелены «Питтсбург»-4:1, «Баффало»-4:1, «Рейнджерс»-4:1, пока «Детройт» в финале Западной конференции мучился с «Колорадо»-4:2, «Филадельфия» целеноправлено готовилась к финалу. Но после первых трех матчей серии счет был- 3:0 в пользу «Красных Крыльев» ( 4:2, 4:2 .6:1 ) и в команде назрел конфликт. Главный тренер «Летчиков» Терри Мюррей публично предъявил претензии своей ударной тройке «Роковой Легион». Его поддержали Рон Хекстолл, Пол Коффи, Дэйл Хаверчук, Род Бриндамор и Эрик Дежарден.

    Все звено Эрика Линдроса проигнорирвало собрание команды, которое собрал Хекстолл перед четвертой игрой. «Детройт» одержал тяжелую победу-2:1 и завоевал Кубок Стэнли. В сезоне-1998/99 Бобби Кларк сделает ставку на Джона Ванбизбрука, а Рон Хекстолл будет вынужден мириться с ролью бэкапа. Летом, после открытия рынка свободных агентов, вратарь был отпущен из «Филадельфии» и в течении 48 часов дожидался предложений от других клубов,но никто заинтересованности в его услугах не выразил.

    «Летчики» выкупили последний год контракта у Хекстолла ( 800 тысяч долларов ) и предложили ему работать в системе клуба ( скаутом ). Так-как поиграть Рону еще хотелось, он занялся поисками нового клуба и почти договорился с «Калгари Флэймз», искавшего опытного голкипера. Но в последний момент «Флэймз» предпочел отличающемуся буйным нравом Хекстоллу другого вратаря-ветерана Гранта Фюра ( ирония судьбы ).

    10 сентября 1999 года Рон Хекстолл объявил о завершии своей карьеры игрока.

    Он провел в составе «Флайерз» 11 сезонов, сыграл 489 игр, одержал 240 побед в среднем пропуская 2,91, сделал 18 шатаутов и набрал 476 минут штрафа. До 13 июня 2006 года Рон Хекстолл работал в системе родного клуба, сначала скаутом, затем директором по персоналу.

    На данный момент он является вице-президентом и ассистентом генерального менеджера «Лос-Анджелес Кингз» Дино Ломбарди, помимо этого занимает должность генерального директора фарм-клуба «Манчестер». В будущем планирует написать книгу.

    Осенью 2001 года Рон Хекстолл был введен в Зал спортивной славы провинции Манитоба, а 6 февраля 2008 года был введен в зал славы «Филадельфии Флайерз». В 2009 году введен в Зал Славы SJHL.

    Рон женат на бышей фигуристки Диане Огибовски, у них четверо детей-Бретт (задрафтованный три года назад «Финиксом», на данный момент пытается пробиться в состав «Койотс», но пока безуспешно), Ребекка, Джеффри и Кристин.

    #1760

    Flyersice.ru
    Хранитель

    Белая ворона. Как Эрик Линдрос пошел против системы

    null

    Лишь однажды со времени завершения карьеры в 2007 году Эрик Линдрос волновался о том, какой ущерб его здоровью, его мозгу нанесла игра в хоккей.

    Это случилось летом. Он и тогда еще его невеста Кина Ламарш отправились в Галифакс, провинция Новая Шотландия, там они сели в арендованный «Ровер», отключили мобильные телефоны и отправились в путешествие длинною в 1250 миль вдоль побережья Атлантического океана.

    Эта поездка имела большое значение: очаровательный, старомодный тест-драйв отношений, чтобы оценить, насколько хорошо пара будет взаимодействовать между собой в различных повседневных ситуациях, как, к примеру, во время остановок на ночлег в кэмпинге, где самым сложным для принятия решением был бы выбор, кто должен подключить шланг для откачки нечистот.

    На второй день путешествия пара сидела в арендованном каноэ посередине завораживающего своей красотой озера Кеджимкуджик, когда на берег обрушилась гроза. Небо затянули тучи, и потоки дождя стали заполнять водой каноэ. Где-то совсем рядом ударила молния. Линдрос посмотрел на сидящую напротив него Кину, потом перевел взгляд на весла в своих руках. «Мы совсем рехнулись?» – подивился Эрик. На момент сомнения сковали Линдроса, и он подумал, что его навыки принимать быстрые решения притупились.

    Именно тогда Кина обернулась, выжала промокшую насквозь бейсболку и прокричала: «Я не думаю, что тяжелая ситуация продлится долго». Это взбодрило Линдроса и он принялся работать веслами. Возможно, впервые в жизни он почувствовал, что не должен бороться с силами природы в одиночку.

    С того момента, как Эрик появился в 1998 году на обложке журнала ESPN Magazine, он столкнулся с таким количеством давления, контроля, успеха, неудач, сарказма и оправданий, с каким мало кто из спортсменов когда-либо сталкивался. И если он ждал знака, отправной точки, с которой можно было говорить о начале спокойной послехоккейной жизни, то это путешествие может претендовать на звание данного момента.

    «Всю свою карьеру я не мог по-настоящему наслаждаться происходящим. И этот случай позволил мне обрести данное чувство и понять, насколько я везуч. Во время критической ситуации моя будущая жена поддержала меня. Насколько же мне повезло? А знаете, жизнь-то чертовски хороша».

    Если перенестись в Торонто, зайти в дом Эрика Линдроса, то наверняка вы ожидаете увидеть множество хоккейных реликвий, а вместо этого обнаружите коллекцию эксклюзивных литографий The Beatles. Однако его прежние бурные отношения с хоккеем находят отражение и в нынешней жизни. К примеру, Эрик и Кина, бывший президент North America Travelex, любят погонять шайбу по отполированному паркету. Именно на этом паркете каждую среду Линдрос изгибает свое мощное тело в различных позах пилатеса. Он делает эти упражнения только с одной целью: они поддерживают его изнывающую спину и позволяют ему пару раз в неделю вновь выходить на лед на близлежащей арене.

    Линдрос ходил на этот классический канадский каток с 10 лет: темная, деревянная крыша, кафель на полу, выложенный еще в военные годы, весь изрезан коньками нетерпеливых юных хоккеистов и фигуристов. «Это мой дом. У меня ушло немало времени и лет, чтобы вновь ощутить вкус игры. Когда на меня снизошло озарение, я вновь оценил красоту игры».

    Линдросу уже стукнуло 40 лет, из под его шлема выбиваются поседевшие волосы. Но в его лице нет перемен. Оно сохранило все те же черты, которые помнит каждый болельщик «Филадельфии», заставший времена славы Эрика. Все тот же холодный и пронзающий взгляд. Все та же щель между передними зубами. Все тот же мощный подбородок с несколькими шрамами, которые выглядят, словно трещины на граните. Все те же потрясающие руки, которыми он набрал 865 очков и 1398 минут штрафа всего за 760 матчей своей 13-летней карьеры.

    За пару недель до Пасхи Линдрос с друзьями в очередной раз посетили любимый каток. Целый час они забавлялись тем, что пытались повторить потрясающие трюки Павла Дацюка при пробитии буллитов, да так увлеклись, что со льда, словно мальчишек, их прогонял водитель замбони.

    Воспоминания переносят Линдроса в родной город Лондон, провинция Онтарио, 120 километров на юго-запад от Торонто. Эрику еще не исполнилось и 18 лет, а его уже назначили преемником великого Уэйна Гретцки. The Next One – наследник The Great One. Линдрос не уступает ни в скорости, ни в технике Гретцки или Марио Лемье. Но гигант ростом 193 см и весом в 108 кг вполне готов для начала надрать тебе задницу, если потребуется. «Эрик рожден для того, чтобы носить корону, – заявил член Зала славы Бобби Орр в 1998-м. — И сейчас он готов надеть ее».

    Линдрос обрел репутацию злодея, когда отказался играть за «Квебек», после того как «Нордикс» выбрали его под 1-м общим номером на драфте-1991. Ни вражда с целой провинцией, ни давление со стороны самого премьер-министра не сломили Эрика. Через год простоя он все-таки вынудил «Квебек» обменять его и совершить трейд века: шесть игроков, два драфт-пика и 15 миллионов со стороны «Филадельфии». «Я просто не чувствовал, что «Квебек» горит желанием побеждать. Если бы меня задрафтовал «Монреаль», да вы шутите? Уже через минуту я бы мчался по 401 шоссе», – говорит Линдрос.

    Теперь ему предстояло поиграть за команду, пост генерального менеджера в которой занимал герой его детства – Бобби Кларк – легенда «Филадельфии» и предводитель Broad Street Bullies. За свой первый сезон в НХЛ Эрик забросил 41 гол и в 1995 году выиграл «Харт Трофи». В 1997-м он помог команде наконец-то пробиться в финал Кубка Стэнли («летчики» были уничтожены «Детройтом») и в третий раз подряд был приглашен на Матч всех звезд.

    Теперь все ждали, что Линдрос воцарится в НХЛ и изменит будущее лиги. И он сделал это, но несколько иным способом. Возможно, его влияние на игру оказалось даже большим, чем можно было ожидать. «Травмы жестоко обошлись с его карьерой. Но Эрик все равно оставил яркий след в игре», – заявил его бывший партнер по звену Джон Леклер.

    1998 год. Линдрос пересекает синюю линию в игре с «Питтсбургом», когда шайба теряется у него в коньках, он на мгновение опускает голову и в эту секунду попадает под тараноподобный силовой прием защитника «Пингвинс» Дарюса Каспарайтиса. Зайдя в душ после игры, Линдрос, все еще находящийся в состоянии грогги, не узнал окружавших его партнеров и стал дивится, когда это его успели обменять.

    Из-за первого сотрясения он был вынужден пропустить 18 игр, за последующие два года форвард получил еще минимум пять сотрясений. Вся эта ситуация была для Линдроса и его родителей – Бонни и Кларка, которые были по совместительству его агентами и советниками – до боли знакомой, а поэтому еще более пугающей. В 1995 году младший брат Эрика – Бретт – выбранный в первом раунде драфта «Айлендерс», получил два сильных сотрясения, которые не позволяли ему даже говорить по телефону или нормально спать. На его детской мечте был поставлен крест. На тот момент Бретту было всего 20 лет, он успел провести лишь 51 встречу в НХЛ. Во времена, когда игрокам еще разрешали играть без шлемов, какие-либо разговоры о сотрясениях были под запретом. Хоть какую-то информацию было так сложно получить, что Карлу Линдросу пришлось идти в местную библиотеку и самому изучать, с чем столкнулись его сыновья.

    В этом искаженном мире, все эти знания и та осторожность, с которой Эрик возвращался на лед, превратили его в изгоя. Сейчас большинство фанатов полностью поддерживают и защищают решение звезды «Пингвинс» Сидни Кросби не форсировать подготовку и находиться на больничном столько, сколько потребуется для полного восстановления после сотрясения. Десяток лет назад, когда Линдрос попытался сделать то же самое? Реакция была, скажем так, менее одобрительной. В СМИ подтрунивали над ним, открыто усмехались и сомневались в его мужественности. Фанаты брызгали слюной. А когда Линдрос и его родители осмелились усомниться в решении медицинского штаба «Флайерс» отправить Эрика в марте 2000 года на обследование к специалисту по мигреням, а не к доктору, специализирующемуся на сотрясениях, сорвался и архаичный Бобби Кларк. Он изолировал Линдроса от команды, неделями не общался со своей главной звездой. Потом он лишил форварда капитанской нашивки.

    Оглядываясь назад, именно это больше всего раздражало тогда Линдроса, а сейчас заставляет волноваться за игроков, оказавшихся травмированными: давление со стороны руководства, влияние партнеров по команде и другие способы заставить хоккеиста поскорее выйти на лед – все это сработало в случае Линдроса, в первую очередь, потому что он сам поддался на это. «Атлеты сами загоняют себя в угол, боясь раскрыть истинное состояние дел. Кто хочет признать свои недостатки и, возможно, самолично поставить крест на карьере? Ты действительно готов на это? Потому что первым же делом у клуба встанет следующий вопрос – а кто там есть фарме, чтобы заменить тебя? С этой точки зрения это довольно дерьмовый бизнес», – рассказывает Эрик.

    Пропустив 10 недель весной 2000 года из-за очередного сотрясения, Линдрос вернулся к финалу Восточной конференции. В седьмом матче серии нападающий хотел сделать передачу, когда его настиг силовой прием Скотта Стивенса, уже вошедший в анналы истории. Эрик рухнул на лед и длительное время оставался практически неподвижным. После этого мы никогда больше не видели прежнего Линдроса.

    В 2007 году транзитом через «Рейнджерс» и «Торонто» Линдрос оказался в «Далласе». В составе «Старс» он выступал на правом краю атаки, потому что уже не переносил роль центрфорварда. Где-то ближе к концу сезона замученный мелкими повреждениями Линдрос поймал себя на мысли, что пристально следит за часами во время тренировки и с нетерпением ждет ее окончания, чтобы поскорее убраться к черту со льда. «Время пришло», – промелькнуло у него в голове. Спустя несколько месяцев, Эрик объявил о завершении карьеры.

    К тому времени Линдрос пострадал от консервативных взглядов на игру не меньше, чем от сотрясений: «Сделали ли мы в этом плане шаг вперед? Не знаю, продвинулись ли мы?».

    НХЛ всегда находилась в тени НФЛ, на которую обрушилась основная критика по поводу сотрясений (никто не спрашивал руководителей НХЛ, разрешили бы они своим детям играть профессионально). Но хоккей страдает не меньше из-за травм головы. В 2011 году лига приняла новые правила, чтобы тщательнее отслеживать сотрясения. Также было уточнено и расширенно правило №48, чтобы наложить табу на любые силовые приемы, пришедшиеся в голову.

    В то же время драки продолжают считаться одним из ключевых аспектов игры, а многие клубы продолжают упорно отмечать, что у игрока «травма верхней части туловища», вместо того чтобы честно признаться, что у него сотрясение. Как и в американском футболе, в хоккее отказываются признавать, что и небольшие столкновения могут нанести серьезный вред.

    В прошлом году около 90 игроков (13% от играющих в лиге) пропускали матчи из-за сотрясений, включая и бывшего MVP плей-офф Джонатана Тэйвса. Надо смотреть правде в глаза: в контактных видах спорта, наверное, невозможно полностью исключить риск получить сотрясение. Так что Линдрос сделал лучшее из того, что ему оставалось: он восстал против, казалось, незыблемого правила спорта – играй через не могу, играй, превозмогая боль. Как результат, нынешние игроки могут признаться, что не чувствуют себя обязанными скрывать свои сотрясения – это защитит их гораздо лучше, чем любой шлем и любое правило.

    «Очень обидно, что Линдросу пришлось пройти через такое, – говорит защитник «Торонто» Джон-Майкл Лайлс, который в сезоне-2011/12 пропустил 16 матчей из-за сотрясения. – Но я думаю, сейчас все понимают, что, получив очередной удар в голову, нужно насторожиться: «Эй, нужно передохнуть пару дней и посмотреть, как я буду себя чувствовать».

    Для Линдроса главной наградой за то, что он навлек на себя гнев хоккейных пуритан, считавших его наглым, равнодушным, эгоистичным игроком, посмевшим поставить свое здоровье выше нужд команды, стало то, что он смог спасти свой мозг, свою жизнь. После ухода из большого спорта на Линдроса иногда накатывают приступы тревоги, что, возможно, является последствием множества сотрясений. Эрик упоминает, что он каждый день тратит минут 10-20 на разгадывание судоку и пасьянс «Солитер» в своем телефоне. Это форма самопроверки и убеждения в остроте собственного ума? «Возможно», – отвечает Эрик, с трудом сдерживая смех.

    В конце концов, у Линдроса не наблюдается негативных последствий сотрясений. Он чувствует себя хорошо. Сильным и здоровым, а также, что немаловажно, удачливым. В последние два года он успешно инвестировал средства в пару интернет-проектов, и это направление захватило его, здесь он нашел применение своим идеям, своей кипучей энергии. Кина говорит, что тема сотрясений практически не всплывает в их повседневной жизни.

    Нельзя сказать, что Эрик полностью закрыл хоккейную главу своей биографии, у Линдроса никогда не было все так просто. После завершения карьеры он пожертвовал 5 миллионов долларов в лондонский (провинция Онтарио) Научный центр медицинских исследований, чтобы больше узнать и лучше изучить влияние сотрясений мозга на здоровье человека. Каждую весну он читает лекцию студентам медицинских курсов Университета Западного Онтарио, чтобы представить им точку зрения профессионального спортсмена на эпидемию травм головы.

    В 2007 году Линдрос получил должность омбудсмена в Ассоциации игроков НХЛ, но быстро разочаровался в том, что для лиги бизнес стал приоритетнее игры, особенно когда речь заходит о здоровье хоккеистов. Линдрос объяснил, что даже введение минимальных изменений, как, к примеру, более мягкий плексикглас бортов, занимало несколько лет. Линдрос также хотел расширить площадку на пять футов с каждой стороны, чтобы предоставить игроком больше пространства для маневра. Он активно ратовал за возвращение красной линии в игру, что, по его мнению, снизило бы количество жестких столкновений, а соответственно и сотрясений, при этом не повлияв на результативность. Также Линдрос ратовал за создание специальной единой базы медицинской информации для всех команд НХЛ, чтобы клубы могли черпать и обмениваться знаниями.

    «Нам нужно приложить общие усилия, чтобы лучше научиться справляться с этими проблемами», – объясняет Эрик. На предложение Линдроса ответил заместитель комиссионера НХЛ Билл Дэйли: «Можно сказать, что нас устраивает нынешнее положение вещей, мы считаем, что лига достаточно занимается вопросом безопасности игроков, а любые задержки и замешательства при принятии новых решений стоит поставить в вину Ассоциации игроков НХЛ, которая постоянно вмешивается в нашу работу. В том числе она вмешивалась и тогда, когда в ее руководство входил Линдрос».

    В итоге отсутствие прогресса начало надоедать Линдросу. В конце концов, он решил, что может спасти либо себя, либо НХЛ: «В какой-то момент, ты приходишь к мысли: «Да пошло это все. Я двигаюсь вперед». Я буду двигаться вперед и делать то, что считаю нужным. И не буду больше прислушиваться к назойливому шуму. Некоторые могут назвать это поведение эгоистичным. Некоторые могут назвать это инстинктом самосохранения. Для меня это был вопрос выживания».

    Ему требовался некоторый перерыв, чтобы вновь обрести любовь к игре. Сближение с хоккеем состоялось летом 2011 года, когда нынешний генменеджер «Флайерс» Пол Холмгрен пригласил Линдроса принять участие в декабрьском матче ветеранов на арене «Ситизенс Банк Парк». Неизвестно какую роль при этом играл Бобби Кларк, но он настаивает, что они уже не испытывают негативных чувств друг другу: «Да, у нас были столкновения, но, когда он ушел из команды, напряжение спало». Подтверждая свои слова, Кларк настаивал на включении Линдроса в Зал славы НХЛ: «Он играл ключевую роль в составе «летчиков».

    На предматчевом представлении игроков Линдрос с некоторой опаской выходил на лед в форме «Филадельфии», но был удостоен громогласной овации толпы. В то время, как Кросби не мог играть из-за сотрясения, Эрик чувствовал, что мир готов обратить внимание на проблему травм головы. Признать эту проблему, принести свои извинения. Линдрос поднял голову и взмахнул клюшкой, салютуя фанатам. «Наконец-то для Эрика времена сражений остались позади. Ему уже нечего доказывать, и он может сказать лишь одно: «Смотрите, вы все ошибались. Вы создали образ злодея в своих головах. А я совершенно не таков», – говорит Кина.

    Однако воссоединение с «Филадельфией» оказалось легкой прогулкой по сравнению с выстраиванием отношений со своим будущим тестем. Иронично, но Кина, любовь всей его жизни, оказалась уроженкой Квебека. Но это только начало. Ее отец – Пьер Ламарш – принципиально говорящий только по-французски, оказался преданным хоккейным фанатом. Одним словом, страстным поклонником «Нордикс», с которым Линдрос никогда не хотел встретиться, а теперь им придется регулярно сидеть за обеденным столом друг напротив друга с ножами в руках.

    Однако Пьер не воспользовался своим шансом на отмщение. Несколько месяцев спустя после свадьбы в ноябре 2012 года, жених отвез Пьера в Монреаль на Матч всех звезд в «Белл Центре», где сам Линдрос принял участие во встрече ветеранов. Эрик, в словарном запасе которого наберется от силы пять французских слов, достал для Пьера билеты на отличные места, а также провел своего тестя в раздевалку. Окончательно сердце отца невесты растопила встреча с Серджио Момессо, Крисом Челиосом и Алексеем Ковалевым, которые долгое время на хорошем французском расписывали положительны качества новоприобретенного зятя.

    Пьеру 73 года. Ему тяжело ходить. Честно говоря, он легко отстанет от любой толпы. Но и во время свадьбы, и при посещение «Белл Центра», каждый раз оглядываясь на отца, Кина видела рядом с ним все того же улыбающегося человека, бережно поддерживающего пожилого мужчину под руку.

    Это был Эрик Линдрос – неторопливый, размеренный и со вновь обретенным смыслом жизни. Но все еще не боящийся идти наперекор толпе.

    null

    #1761

    Flyersice.ru
    Хранитель

    Дэн Кордик. История одного тафгая

    null

    Как часто мы выбираем всё разрекламированное и распространенное, ведёмся на блестящую упаковку, не замечая лучшего, например, тафгая Дэна Кордика.
    13 0000
    Жизнь Кордика – это воплощение афоризма «Всё недооценённое мстит, всё переоценённое подводит». Смею утверждать, что если вы и знаете о существовании такого игрока, то лишь благодаря старшему брату — Джону Кордику, известному как «Рэмбо», скончавшемуся в августе 1992 года.

    Я бы тоже не стала ворошить прошлое Дэни, если бы не заметила его уникальную бойцовскую манеру, а также нежную дружбу с Тони Твистом. Но всё нужно делать по порядку, а потому сначала расскажу, что он собой представляет и откуда пришёл в большой хоккей.

    Даниэль Кордик родился 18 апреля 1971 года в южной части канадской провинции Онтарио. Его родителям было не трудно оплачивать хоккейное увлечение двух сыновей — они имели участок земли с виноградом, который с охотой использовали итальянские виноделы, знающие цену хорошему вину.

    Хотя у нашего героя и не было толпы друзей, один он не сидел никогда, развлекаясь в компании старшего брата. Кордик был обычным парнем, который ходил на любительские тренировки по хоккею, что называется, для себя — как сейчас люди занимаются, например, фитнесом или йогой. По его редким интервью можно понять, что драки для него были протестом против самого себя: «Stay grounded, nature is deceptive». В русском языке есть похожая пословица — «держись за землю, трава-то обманет».

    Первой серьёзной командой Дэна стал «Эдмонтон Патс». В то время ему было лишь 15 лет, и брат затмевал его своими шестью хоккейными сезонами, пусть даже в низших лигах Канады. Нет, у братьев не было разногласий, ссор и прочих семейных проблем. Дело было в другом — они тренировались в драках. Братья очень любили бои без правил, особенно часто ходили на запрещенные бои собак, отзывающихся лишь на запах крови, да и сами постоянно поддерживали себя в форме.

    Дэн не мечтал стать тафгаем, в то время как Джон из кожи вон лез, показывал себя, набивал себе цену. Дэни проявил себя в драках уже в 15 лет, когда набрал 88 минут лишь за стычки, при этом не совершив ни одной грубой ошибки, не говоря уже о подножках. Парень видел площадку, и следующие четыре сезона он играл в WHL за «Медисин Хат Тайгерс». Карьера давалась ему непросто. В Канаде ребят, желающих играть, тысячи, платёжеспособных и выносливых тоже немало, поэтому конкуренция создавалась сильная, а выбор для тренеров был настолько сложным, что некоторые сдавали посты.

    Дэни выбил себе место в составе одной фишкой — он мог неожиданно вырубить любого соперника, что в конце 80-х и начале 90-х подкупало многих. Лучшим его сезоном в WHL по праву считается сезон-1989/90, где он набрал свои законные 182 минуты на скамейке штрафников лишь за 59 матчей. Невероятный результат, учитывая его минимальное время за игру. На драфте НХЛ, в 1990 году, Дэни Кордик был выбран «Филадельфией Флайерз» в качестве защитника, и, надо сказать, был выбран правильно: Флайерз нуждалось во встряске. В сезоне-1991/92 началась новая жизнь для Дэни Кордика, и пошёл обратный отсчет жизни его старшего брата Джона, который не пожалел себя и отведал тяжелых наркотиков.

    Первые 46 игр в НХЛ принесли Даниэлю Кордику кличку «Capper», что значит «открывашка». Свою необычную манеру драться, которую он успел продемонстрировать, имея в запасе 126 штрафных минут. Если хочется увидеть что же Кордик творил на льду в первые дни в «Филадельфии», взгляните на его встречу с Хербом Регланом, где ясно видно хулиганство Кордика.

    Да, со стороны было именно так: Кордик завязывает драку, в нужный момент пропадает, но при этом наблюдает со стороны за «продолжением банкета» на льду, а затем в неожиданный момент подъезжает и мощным ударом локтя вырубает противника. Согласитесь, поведение, мягко говоря, подлое, и хорошего отношения, на первый взгляд, не заслуживало, но ему это как-то сходило с рук, болельщики будто не видели его. Спустя некоторое время, Дэн перестал так поступать, но новобранца «Флайерз» с самого начала невзлюбили другие клубы, несмотря даже на то, что Тони Твист замолвил словечко об этом парне.

    Ещё одна интересная стычка того времени произошла между Кордиком и Крисом Саймоном, где со стороны сразу было видно: парни пользуются одной и той же тактикой, несмотря на то что у Дэна это выглядит осмысленно, а у Саймона — инстинктивно. Кордик очень любил бить с левой, поднимая локоть до уровня шеи противника, чтобы его удар был кручёным. Было до последней секунды неясно, где же будет очередная вмятина от филадельфийской «открывашки».

    Однако не все истории тафгаев одинаково красивы. В августе 1992-го в семье Кордиков произошла трагедия. Джон умер в возрасте 27 лет от передозировки метанфитамина и героина, и жизнь его близких стала совсем пустой. Это отразилось и на карьере Дэна. «Мы братья, мы должны быть вместе, — говорил он, — мы должны заниматься одним и тем же, мы должны, должны БЫЛИ». Дэн тяжело переживал потерю брата, не стеснялся плакать при знакомых, нехотя давал интервью и раздражался от того, что до этого события никто им не интересовался.

    14 игр в АХЛ в сезоне-1992/93 и есть результат этого расстройства — сезон был практически потерян. Когда через год Дэни не смог ничего показать в «Филадельфии», то перешёл в «Херши Беарз», которому два года помогал выходить в плей-офф, набирая силы для НХЛ. Единственной его серьёзной дракой того времени была адская встреча с Биллом Армстронгом: в ход пошли все навыки, все приёмы, а также недавно выученный или подсмотренный из «Питтсбурга» боковой толчок на борт, который в начале 90-х был очень моден. Команда Даниэля встретила его неласково, но тот был достаточно крепок, чтобы справиться с этой мелочью: он всё больше отдавался дракам, мог перенести их в раздевалку, открыто кричать благим матом, насылать проклятия на соперника и ждать, чтобы его оштрафовали. Об этом парне говорили лишь одно: он сдал свои позиции. Тогда эксперты и подумать не могли, что он «взорвёт» сердца любителей драк и отыграется за все сезоны во «Флайерз».

    «Херши» стал своеобразным личным рингом Дэна, но если его вызывали в «Филадельфию», то он собирал все свои силы и брался за тех, кто раздражал его больше всего. Дональд Брашир, Сэнди Маккарти, Джой Кочур — за девять игр в НХЛ он успел поломать пальцы, подраться просто от отчаянья и морального расстройства. Кордик лупил без разбора, но не спешил, а наоборот — специально наносил удары так, чтобы это выглядело со стороны театром, где главный герой, автор и зритель — он сам.

    Когда в 1996 году Дэн остался в основе «Флайерз» и твердил, что ему осталось играть четыре сезона, никто его не слушал, его считали чудным и странным. А вот после 87 матчей в сезоне-1996/97 его имя стало попадать в заголовки, люди вдруг стали видеть, как парень умеет защищать честь своей команды, удивлялись, как же они не заметили такой потенциал раньше.

    Начнём с драки между Кордиком и Робом Рэйем — это был настоящий крик души на льду. Мало того что Роб уехал с поля практически голый, так Кордик практически заглушил его массой своего тела, не говоря о тумаках, доставшихся игроку «Баффало». Ещё ярче была встреча Дэна со Стью Гримсоном, которую стоит посмотреть в замедленной съёмке и обязательно под саундтрек из фильма «Реквием по мечте». Тогда вы получите полное впечатление о бое. Чтобы понять отношения между Твистом и Кордиком, стоит пересмотреть их «narrow» и увидеть, что сильных ударов не было никогда, и выглядело это если не по-дружески, то просто аккуратно. В том сезоне Дэни набрал 232 штрафные минуты и помог команде в плей-офф очень нужным голом, которым сравнял счёт в одном из проходных матчей.

    Сезон-1997/98 встречает нас прекрасной битвой между Кордиком и Бренданом Виттом, которую нужно занести в красную книгу драк. Как сказал комментатор матча, «that’s beauty!». Добавить к этому нечего. Если вы любите резкие стычки, очень частые удары и равную борьбу, то это бальзам для ваших глаз, стоит обязательно взглянуть. Ещё одна встреча, которую стоит увидеть только потому, что победителя в ней не было, это променад с Дареном Ленгдоном. Схватка интересна также и тем, что ребята долго ругались и лишь потом затеяли потасовку.

    Самой красивой последней дракой Дэна можно считать двухминутную борьбу с Райаном Ванденбушем, маленьким, но достойным тафгаем НХЛ, или ту, что полюбилась мне – против Кшиштофа Оливы. Олива умел завести народ, а Кордик морально удовлетворить, поэтому зрелище было очень умелое и красивое!

    Последней командой для Дэна стала «Филадельфия Фантомс», после сезона в которой он повесил коньки на вбитый им же самим гвоздь. В возрасте 28 лет Дэн покинул лёд хоккеистом, но вернулся на него — судьёй. Хоккеисты редко так заканчивают карьеру, тем более тафгаи, поэтому такой поворот судьбы Кордика заинтересовал прессу.

    «Я отыграл своё лучшее время и не буду радовать публику своим истеричным насилием других, а буду судить. Как я буду судить, решать не мне, а моим товарищам», — лаконично ответил Кордик журналисту «Таймс».

    Говорят, братья имеют какую-то особенную связь, и потеря столь близкого человека автоматически разрывает всё представление о мире. Время вернуться к афоризму, который мы упоминали в начале повествования. Недооцененный обществом Дэн Кордик отомстил себе своей же карьерой, переоценённый Джон Кордик не справился с любовью болельщиков и сел на иглу. Итого — две разбитые тафгайские души, которые обожали друг друга. Никто не знает, чем сейчас занимается Дэн Кордик, он будто канул в лету.

    Будем надеяться, что всё у него сложилось лучше, чем было раньше, и скажем ему спасибо за то, что оставил тафгайскому миру свои прекрасные бои и славную фамилию.

    #3237

    Flyersice.ru
    Хранитель

    Иэн Лаперрьер: «Пусть я уступлю в трех четвертях моих драк, но я всегда буду драться за своих одноклубников»

    null

    Нос Иэна Лаперрьера расскажет вам всё, что вы хотите знать о том, в какой манере его владелец играет в хоккей. Узкая переносица под сильным уклоном резко сворачивающая влево и выравнивающаяся у ноздрей. По сравнению с ним, Род Бринд’Амур выглядит Мона Лизой.

    Вспомнив, что Лаперрьер набирал более 100 штрафных минут в 12 из его 18 сезонов, можно предположить, что нос у него был сломан раз, может, три раза.

    Впрочем, спросим у него то, о чём хотят узнать большинство болельщиков.

    «Сколько раз у тебя был сломан нос?»

    «Ни разу». – Невозмутимо отвечает Лаперрьер. – «Я с таким родился».

    И громко смеётся.

    «Шучу, конечно. Семь или восемь раз, по грубым прикидкам».

    Он провел за «Лётчиков» всего две игры, а его присутствие уже было ощутимо в раздевалке, а его жесткая игра ощущалась на льду.

    Подписав трехлетний контракт на сумму 3,5 млн. долларов, Лаперрьер быстро обзавёлся друзьями в команде и врагами на льду, как обычно это и бывало в его 18-летней карьере, проведённой в основном в Западной конференции.

    «Лаппи был полон энергии и отлично ладил со всеми». – Говорит бывший капитан «Флайерс» Майк Ричардс. – «Мы знали, он из тех парней, которые в лепешку расшибутся за своих одноклубников».

    Не считая короткого, 28-матчевого пребывания в «Нью-Йорк Рейнджерс», Лаперрьер провёл всю свою карьеру на Западе, играя за «Блюз», «Кингс» и «Эвеланш», в которых он скидывал краги 177 раз за 15 сезонов в НХЛ.

    Это уйма потасовок для 35-летнего игрока, который выглядел ниже и легче своих объявленных 185 сантиметров и 90 килограмм.

    «Да, я дерусь, это часть моей игры». – Говорит Лаперрьер, на тот момент, самый старший игрок во «Флайерс». – «Но это не единственная часть моей игры. Если ты только и умеешь, что драться, то долго ты в этой лиге не протянешь. Я вовсе не тафгай. Я уступлю в трех четвертях моих драк, но я всегда буду драться за своих одноклубников».

    Это, пожалуй, больше, чем что-либо другое, стало визитной карточкой Лаперрьера с тех пор, как он дебютировал в лиге в 1994 году, задрафтованный «Блюз» в седьмом раунде 1992 года. Форвард «Миннесоты Уайлд» Эндрю Брюнет, игравший три года вместе с Лаперьером в «Колорадо», называет его лучшим одноклубником, который у него когда-либо был.

    Бывший защитник «Флайерс» Крис Пронгер, появившийся в НХЛ в один год с Лаперрьером, называет его одним из самых трудных соперников, против которых ему приходилось играть за 15 лет в лиге.

    Спустя две игры у Лаперрьера было больше забитых голов (1), чем штрафных минут (0), но он не думал, что такая тенденция сохранится, когда он начнёт слегка ненавидеть соперников из Восточной конференции.

    «Я был здесь новичком, никто меня еще не выводил из себя». – Говорит Лаперрьер после победы над «Каролиной» 5-2. — «Дайте мне еще пару игр и я найду на кого разозлиться. Мне нужно будет посмотреть на их статистику, чтобы понять, что они из себя представляют. Я уверен, что и они проглядывают мои результаты. Когда на тебе счипшотят пару раз, тут, там, ты запоминаешь это. Но пока прошло только две игры. Поверьте, я прорабатываю себе соперников».

    Лаперрьер и Пронгер вскоре уже познали вкус самых напряженных игр «Флайерс»: с «Кэпиталс» и «Питтсбург Пингвинс».

    Играющий в одной тройке с мастером блокирования бросков и специалистом по вбрасываниям, Блэйром Беттсом и ультраагрессивным Дэном Карсилло, новая тройка «Флайерс» LCB, провела на льду достаточно времени за первые две игры, примерно по 13 минут за игру.

    «Четвертая тройка была просто великолепна сегодня». – Говорит тренер «Флайерс» Джон Стивенс. — «Они подолгу владели шайбой, заставляли побегать соперников, но и о своих чеккерских обязанностях не забывали».

    С четырьмя бойцами в составе – Карсилло, Скотт Хартнелл, Пронгер и он сам плюс еще два любителя подраться – Райли Коте и Аррон Эшем, сидящими пока в пресс–боксе, «Флайерс» могут стать командой, набравшей больше всего штрафного времени третий сезон подряд.

    Лаперрьер уверен, что физическое устрашение еще существует в НХЛ, но уже не такое, как 10-15 лет назад.

    «У нас есть талант и жесткость, так и играем. Нам нужно быть командой, хотя это и долгий марафон. Гарантирую одно: команды не любят играть с нами, не только потому, что мы деремся, но и из-за нашей игры. Против «Детройта» тоже играть очень неудобно, но у них нет ни одного игрока, который бы дрался за них».

    #3728

    Kombain
    Участник

    Лейтон: «Двух сейвов не хватило до ста. Этим можно было бы гордиться»

    null

    Майкл Лейтон рассказывает о самых памятных событиях своей карьеры в НХЛ.

    У «Донбасса» уникальный голкипер для КХЛ. В лиге нет ни одного другого вратаря, кто бы играл в решающем матче финала Кубка Стэнли. Пусть Майкл Лейтон и его «Филадельфия» проиграли «Чикаго», но добраться с командой до финала Кубка Стэнли – уже достижение для любого вратаря. А у Лейтона достаточно и других памятных моментов: «сухарь» в дебютной игре в НХЛ, две «Зимние классики» или, например, 98 отражённых бросков за одну игру.

    «ВЫКУП КОНТРАКТА БРЫЗГАЛОВА? ДЕЛО НЕ В НЁМ, А В РЕЗУЛЬТАТАХ КОМАНДЫ»

    – Не думаю, что мы хорошо играли со «Спартаком». В последние пару минут мы стали действовать лучше, но этого было недостаточно. Мы так и не смогли сравнять счёт, – прокомментировал Лейтон матч со «Спартаком».

    – Вы приехали в КХЛ прямо перед началом сезона, не проходили с командой предсезонную подготовку. Быстро поняли, что к чему в КХЛ?

    – Это не заняло много времени. Я не вижу особой разницы, главное – чувствовать себя комфортно. Тем более раньше я уже играл на большой площадке. Здесь разве что надо быть более терпеливым, потому что игроки больше держат шайбу.

    – У вас были варианты остаться в Северной Америке?

    – Вариантов в НХЛ у меня не было. Я был свободным агентом, и моей перспективой было стать третьим вратарём и играть в АХЛ. Я уже думал соглашаться на предложение одной из команд, когда пригласили из Донецка. Мне стало интересно. Тут хорошие финансовые условия. Я смотрю на это как на возможность играть на высоком уровне, вернуть свою игру.Майкл Лейтон
    Майкл Лейтон

    – Давайте немного поговорим о вашей карьере за океаном. Вы знаете, что установили рекорд в «Чикаго», став первым вратарём в истории клуба, отыгравшим свой дебютный матч в НХЛ на ноль?

    – Пожалуй, эта была одна из двух самых памятных игр в НХЛ наряду с финалом Кубка Стэнли. Ни один игрок никогда не забудет свой первый матч в НХЛ. И для меня он получился очень удачным. Приятно установить рекорд. Тем более тот матч с «Финиксом» был непростой. И счёт мог быть и другим.

    – Вы играли вместе с Ильёй Брызгаловым в «Филадельфии». Много с ним общались?

    – Да, он очень общительный парень! Всегда разговаривает с ребятами, шутит. Мне было очень комфортно с ним играть. Он прекрасный вратарь. Знаю, в какой он сейчас ситуации, но я уверен, что всё наладится.

    – Вы удивились, когда он поехал в «Лас-Вегас»?

    – Немного. Но знаете, для вратарей это межсезонье выдалось крайне непростым. У очень многих хороших голкиперов закончились контракты. Я прочувствовал эту ситуацию на себе. Были предложения от разных команд, но я медлил с принятием решения. Уверен, что и у Брызгалова были предложения, но он тоже слишком долго ждал, а эти команды уже нашли вратарей. Если честно, я был уверен, что он останется в «Филадельфии». Он хорошо там играл, но клуб принял такое решение. В любом случае Брызгалов – игрок очень хорошего уровня и без работы не останется.

    – Он не просто отличный вратарь, но ещё и очень интересный собеседник. Вы общались с ним о космосе, Вселенной или философии?

    – Честно говоря, я не силён в этих вопросах. Брызгалов знаете обо всём этом намного больше меня. Кто знает, может, когда-нибудь он поделится со мной своими знаниями.

    – Брызгалов рассказывал, что в «Филадельфии», как ни в какой другой команде, игроки ощущают огромное давление со стороны болельщиков и прессы. Вы чувствовали это?

    – Я думаю, любой вратарь, играющий в «Филадельфии», ощущает это давление и страдает от него. В этом городе действительно играть не так просто. Если команда не побеждает, общественности проще всего обвинить в неудачах вратаря. Брызгалов играл очень хорошо, может, не так, как ожидали из-за его контракта. Но дело в результате команды. Команда не побеждала, и пресса нагнетала обстановку вокруг него.

    «ОБО ВСЁМ ЗНАЛИ ТОЛЬКО Я И ПАТРИК КЕЙН»

    – Вы с Сергеем Бобровским дважды играли в одной команде. Могли ли предположить, что он выиграет «Везина Трофи» в прошлом сезоне?

    – Я познакомился с Сергеем в «Филадельфии». Знал, что он отличный вратарь. Но тогда ему не давали шансов проявить себя, считали слишком молодым. А когда мы встретились в «Коламбусе» в прошлом году, я удивился его прогрессу.

    Он неслучайно выиграл «Везину». Команда и он сам были в прекрасной форме.

    – Говорят, выиграть её в этом году ему будет намного сложнее.

    – Я думаю, он вполне сможет сделать это. «Коламбус» изменился совсем не сильно, система игры осталась та же. Они переехали в Восточную конференцию, но не думаю, что это сильно скажется. Бобровский должен хорошо провести этот сезон.

    – Про ваш дебют мы уже говорили. Давайте вспомним ваш другой самый яркий матч – финал Кубка Стэнли и момент с золотым голом Патрика Кейна. Его ведь не сразу засчитали. Когда судьи просматривали эпизод, вы ещё надеялись, что гола не было?

    – В тот момент во всём мире были лишь два человека, которые всё знали: я и Патрик Кейн. Судьи просматривали эпизод, а я знал, что невозможно не засчитать шайбу, потому что я видел её в воротах. Сначала было разочарование. Потом я подумал: «Ну как же так я пропустил этот гол». Конечно, это очень памятный матч, но, к сожалению, чувство разочарования осталось надолго. Мы были всего в шаге от Кубка Стэнли…

    – У вас были и другие памятные матчи. Например, вы с «Филадельфией» играли «Зимнюю классику» против «Бостона».

    – Это было здорово! Собралось очень много зрителей! Впечатление подпортило наше поражение в овертайме. Два года спустя я снова играл «Зимнюю классику», но уже в АХЛ. Тогда матч проходил в Филадельфии. И мы победили в овертайме. Оба матча были очень памятными, но побеждать всегда приятнее. Я вообще люблю играть на открытом воздухе. Не холодно ли? Я одеваюсь тепло и всё время двигаюсь. Я даже люблю поднимать маску в паузах, чтобы немного охладить лицо.

    – В АХЛ вам принадлежит ещё одно достижение – 98 отражённых бросков в одном матче. Сложно представить даже.

    – Такой матч не забывается. Мы тогда проиграли в пятом овертайме. После игры посмотрел в статистику и увидел 98 сейвов. Тогда я подумал: «Двух не хватило до ста. Этим можно было бы гордиться». Но даже 98 сейвов я не забуду никогда.

    #3729

    Kombain
    Участник

    Федотенко: надеть два перстня? Надо быть скромнее

    null

    Экс форвард «Филадельфии» Руслан Федотенко вспоминает, как он потерял память в финале Кубка Стэнли, и объясняет возвращение на Украину.

    Самый титулованный хоккеист Украины теперь играет дома. Двукратный обладатель Кубка Стэнли Руслан Федотенко спустя 16 лет вернулся на Украину, подписав трёхлетний контракт с «Донбассом».

    «НЕ ДУМАЛ, ЧТО БУДУ ИГРАТЬ НА УКРАИНЕ»

    – Комментируя ваш переход, Андрей Назаров заявил, что Федотенко – это украинский Дацюк. По завоёванным призам вы не уступаете ни Малкину, ни Дацюку. Как вам такое сравнение?

    – Я играл вместе с Малкиным и против Дацюка. Талантливые игроки. Но мне тяжело сравнивать. Не знаю, есть ли у меня такой же талант.

    – Уезжая в январе в НХЛ, думали о том, что можете вернуться в Донецк уже через полгода?

    – Во время локаута я приезжал сюда, чтобы посмотреть на КХЛ. Я знал, что это хорошая лига. Но только по разговорам. А когда на Украине появился клуб, подумал, что неплохо было бы поиграть перед своими болельщиками. Всё-таки я родился и вырос на Украине, пошёл там в хоккей. Было время, когда хоккей в стране развалился, но сейчас снова поднимается. Так что когда в январе уезжал в НХЛ, не исключал, что ещё вернусь.

    – На каких условиях были готовы остаться в Америке?

    – Для меня не было проблем приехать сюда поиграть, но главное в жизни – это семья. А моя жена – американка. И если бы она сказала, что не хочет ехать в Донецк, что ей тяжело привыкнуть к новой обстановке, остался бы в НХЛ. Мы приехали, осмотрелись и решились. «Донбасс» сразу начал вести активные переговоры, так что я даже не ждал предложений из НХЛ.

    – В пользу «Донбасса» сыграло то, что в Донецке вам предложили подписать контракт сразу на три года?

    – Безусловно. Если бы был контракт на год, я бы остался в НХЛ. У меня была возможность продолжать там играть в других командах.

    – Через три года вам будет 37. Ягр вернулся в НХЛ в 39 лет. А вы хотите ещё поиграть в НХЛ?

    – Сейчас не хочу загадывать. В этом нет смысла. Когда-то я не думал, что буду играть за украинский клуб. Тем более надо не просто ехать, а показывать хорошую игру и приносить пользу команде.Иногда сами игроки пытаются Тортореллу успокоить, а иногда сами лезут в драку
    Иногда сами игроки пытаются Тортореллу успокоить, а иногда сами лезут в драку

    – В КХЛ приехали все три игрока, выступавшие во время локаута за «Донбасс». Лига произвела на вас столь сильное впечатление?

    – Интересный момент. Наверное, так и есть.

    «ЮРЗИНОВ ПОСОВЕТОВАЛ ЕХАТЬ В КАНАДУ»

    – Был ли шанс попасть в НХЛ из Украины, минуя Финляндию?

    – В то время это было нереально. Мои ровесники пробивались за океан через Москву или другие российские команды. А у меня предложений не было. Агент посоветовал поехать в Финляндию. Мне было только 17 лет. Не скажу, что всё было легко и прекрасно. Я там работал с Владимиром Юрзиновым и послушался его совета: «Если хочешь что-то показать, надо ехать в Канаду».

    – Но вы поехали в Америку – в USHL…

    – Там было так. Меня не успели заявить в CHL, и я играл на более низком уровне – это лига SJHL (Saskatchewan Junior Hockey League). В следующем сезоне меня позвали в колледж. Это более высокий уровень. Ещё бы и образование бесплатное получил. Обо всём договорились, как мне говорят: «Приходи через год. Надо подучить английский, чтобы сдать экзамены». Чтобы далеко не уезжать, я стал играть в USHL. А в январе выяснилось, что я не смогу играть за колледж, потому что у меня был агент. Дело дошло до суда. В итоге мне разрешили пойти в колледж, но играл бы я там только через два года – до этого мог только тренироваться. Я, конечно, отказался. Тогда я уже ждал драфта НХЛ. Несколько команд обещали меня выбрать в третьем, пятом раундах. Но никто так и не выбрал.

    – Безвыходная ситуация. В колледже играть нельзя, в НХЛ не выбрали…

    – И в юниорах мог играть лишь через полгода. Тогда я действительно не знал, что будет дальше. Но я не опустил рук, стал готовиться. И «Филадельфия» позвала в свой лагерь. На меня посмотрели и предложили контракт на три года.

    «КАКОЙ ФИНАЛ?! «ТАМПА» В ПЛЕЙ-ОФФ НИКОГДА НЕ ПОПАДЁТ»

    – Самые яркие воспоминания в НХЛ связаны с «Филадельфией», «Тампой» или «Питтсбургом»?

    – Со всеми тремя! Воспоминания о «Филадельфии» – это первый тренировочный лагерь, первая игра, первый сезон. В «Тампе» – первая победа в Кубке Стэнли, в «Питтсбурге» – вторая. Ничто не забудешь!

    – Слышала, что вас подняли из АХЛ за несколько часов до матча.

    – Так и было. Прямо перед игрой с «Рейнджерс» травму получил Марк Рекки. Матч в Нью-Йорке начинался в 19.30. А в шесть вечера у нас была игра дома в Филадельфии. Я спокойно шёл на нашу арену, и тут мне сказали: «Твой баул собрали, надо ехать в Нью-Йорк». Сначала подумал, что это шутка! Меня посадили в поезд на Нью-Йорк и отправили на игру. Я зашёл в «Мэдисон Сквер Гарден», а там уже гимн поют, обе команды размялись и уже на площадке. Я быстро переоделся, без разминки побежал на лавку. Думал, посижу тут всю игру, может, одну-две смены отыграю, и всё. Так тренер меня выпустил и давал играть очень много.

    – Когда переходили в «Тампу», могли представить, что такая молодая команда выиграет Кубок?

    – Если бы мне кто-то сказал, что через два года я буду чемпионом с «Тампой», не поверил бы. В то время команда даже в плей-офф не попадала. Я ехал и думал, что будем бороться за плей-офф. А тут в первый же год мы дошли до второго раунда, где проиграли «Нью-Джерси», а на следующий сезон стали чемпионами

    – В чём была сила той «Тампы»?

    – Всё зависит от коллектива и тренерского состава. Все части мозаики были собраны правильно. Были те, кто забивал, и те, кто хорошо играл в защите, шикарный воротчик Хабибулин. Все влились в игру, была одна цель – выиграть. И пришла уверенность.

    – Вы тогда очень здорово сыграли в плей-офф, забили два гола в последнем матче, включая решающий, хотя говорят, что играли с травмой.

    – В третьей игре финала получил сотрясение мозга. Очень сильное. Я забыл всё, что произошло за последние два года. Пришёл в себя в раздевалке, меня спросили: «Ты знаешь, где ты? – В Филадельфии. – Нет, ты в «Тампе», мы играем в финале плей-офф». Я смеюсь: «Что вы мне говорите, «Тампа» никогда не попадает в плей-офф. Какой ещё финал?!». Память вернулась, я пропустил один матч, а дальше снова играл.

    – И забили победный гол!

    – Мы даже немного растерялись. Всё как-то неожиданно произошло. Когда во второй раз победили с «Питтсбургом», всё было иначе: мы знали, что и как, чувства было другими. А в «Тампе» все были молодые, раньше в плей-офф особо-то не играли. Только пара ветеранов была, кто пытался успокоить команду.

    – Где парад был масштабнее: в Тампе или в Питтсбурге?

    – Больше людей в «Питтсбурге» пришло. Вообще с каждым годом парады становятся масштабнее. Что творилось в Чикаго в этом году! По масштабам Тампы парад прошёл прекрасно. Хоккей в городе был не особо популярен. Там больше футбол любят. Футболисты стали чемпионами за год до нас. Но на хоккейном параде фанатов было больше. Это было приятно.

    – Сразу решили отвезти кубок Стэнли в Киев?

    – Тогда я уже был женат. Хотел привезти кубок семье, показать детям, друзьям в Америке. Но со мной связались представители федерации хоккея Украины и попросили привезти кубок. Я запросил разрешение. И мне дали добро. Разрешили взять кубок два раза по 12 часов. Один раз я отпраздновал в США, второй раз – на Украине. В Киеве всё было так масштабно организовано! И концерты, и мэрия, и премьер-министр!

    – А почему во второй раз не повезли кубок в Киев?

    – Такой просьбы, как в первый раз, не было. Мы отпраздновали в Америке на озёрах возле Грин-Бея. Пригласили друзей и знакомых.

    – Как родилась идея сделать татуировки в честь побед в Кубке Стэнли?
    – К татуировкам я относился скептически. Думал: под импульсом поставишь, а потом жалеть будешь. Но когда взяли Кубок, понял, что не пожалею никогда. Хотя всё было случайно. У нас в «Тампе» играл Дэррил Сидор. Он выигрывал Кубок с «Далласом» и сделал татуировку на ноге. Так и я решил поставить. А когда выиграл с «Питтсбургом» – сделал вторую.

    – А на Кубок Гагарина место найдётся?

    – Конечно! Места хватит, лишь бы Кубок выигрывать.

    – Когда-нибудь надевали сразу два чемпионских перстня?

    – Нет. Или один, или второй. Они очень большие, особенно второй. Я их вообще редко надеваю, только если иду на хоккейные мероприятия, где много людей, которые хотят его увидеть. Два сразу? Надо быть скромнее!

    – Вы встречались лишь с Обамой, а к Бушу не ходили?

    – Да. Из-за локаута в сезоне-2004/05 визит «Тампы» к президенту был отменён.

    – Есть видео, как Малкин снимает Обаму на телефон.

    – Малкин – шутник. С ним никогда не скучно. У него хороший характер. Это было очень торжественное событие. Не знаю, много ли спортсменов удостаиваются такой чести. В КХЛ есть такая традиция?

    – Вот «Динамо» встречалось с президентом в Сочи. Впервые. Обама в хоккее разбирается?

    – Не думаю, что сильно. Хотя у него хватит помощников, которые ему подскажут, кто такой Малкин и что он не вратарь (смеётся).

    «ИНОГДА ИГРОКИ УСПОКАИВАЮТ ТОРТОРЕЛЛУ»

    – Потом вы поиграли ещё в «Айлендерс» и в «Рейнджерс». В Атлантическом дивизионе вы поиграли в четырёх командах из пяти. Лишь «Нью-Джерси» не хватает.

    – А ведь был шанс, но я отказался. Так было бы пять команд из пяти. Все пять команд жёстко соперничают друг с другом. Там дерби – это не только матч между «Айлендерс» и «Рейнджерс». Это всё особые игры. Фанаты всегда любят эти матчи.

    – Знаете, где сейчас работает ваш тренер из «Айлендерс» Тед Нолан?

    – Что-то слышал, но…

    – В сборной Латвии. Нолан рассказывал про памятный матч, на который он пригласил Эла Арбора, чтобы тот провёл 1500-ю игру в НХЛ.

    – Я помню эту игру. Это была большая честь для него. Он отработал 1499 игр как тренер, и ему дали возможность довести число до 1500. Всё было прекрасно организовано. Фанатам понравилось.Предложили бы в «Донбассе» контракт на год, я бы остался в НХЛ

    – Слушались его установок?

    – Конечно, но он говорил то же, что и Нолан. Эмоциональный был матч. Когда 20 тысяч людей аплодировали ему в конце, мы увидели слёзы на глазах Эла.

    – В «Баффало» Нолан приводил индейского шамана в раздевалку. Вы не хотели тоже его попросить об этом?

    – Ну, я не верю во все эти суеверия.

    – В «Рейнджерс» вы снова встретились с Джоном Тортореллой, с которым уже работали в «Тампе». Это ваш тренер?

    – Я работал с ним в общей сложности пять лет. У него все знают, что должны делать. Он очень сильный наставник, требовательный, но не жёсткий. Хотя иногда он мог очень эмоционально высказать игрокам, повысить голос.

    – И чудаковатый: то с болельщиком подрался, то с другим тренером отношения выяснял…

    – Это эмоции. У него вспыльчивый характер. Иногда сами игроки пытаются его успокоить, а иногда сами лезут в драку. Я очень удивился, когда его уволили из «Рейнджерс». Но было понятно, что такой специалист надолго без работы не останется. И вот его позвали в «Ванкувер».

    – А с Андреем Назаровым пересекались за океаном?

    – Не помню. Может, играли один-два матча. Житника хорошо помню. Мы в одном дивизионе играли.

    «БЫЛ БЫ ЖИРУ ПОСТАРШЕ, ПОГОВОРИЛ БЫ С ПРЕССОЙ»

    – За долгую карьеру в НХЛ в этом сезоне вы лишь во второй раз остались без плей-офф. Непривычно было заканчивать сезон так рано весной?

    – Это было удивительно: как так, команда у нас хорошая, а в плей-офф не попали?! Я думал, что меня поменяют под плей-офф, но Макс Талбот получил травму, и мне сказали, что я нужен «Флайерз». Оставили меня без плей-офф, второй раз в карьере. Было жалко.

    – Благодаря Илье Брызгалову мы знаем, как относятся к команде журналисты. Вы дважды играли в «Филадельфии». У вас не было проблем с прессой?

    – Там на всех такой прессинг. В НХЛ так только в тех городах, где у хоккея большая история: Монреаль, Нью-Йорк, Филадельфия, Питтсбург, Детройт. Во Флориде, например, нет такого давления. Некоторым оно мешает, кому-то из-за этого тяжело. В командах даже работают спортивные психологи, задача которых помочь игрокам справиться с этим напряжением.

    – Вы ходили к таким специалистам?

    – Разговаривал с ними в «Айлендерс» и «Питтсбурге». Они проводят общее собрание, узнают, как игроки относят к разным ситуациям. Ничего особенного.

    – Обычно на льду полевые игроки защищают голкипера. Почему лидеры команды не защитили Брызгалова от нападок прессы? Тот же Клод Жиру как капитан?

    – Клод – молодой парень. Был бы постарше, может, и поговорил бы с прессой. Или тренер мог бы. Всё зависит от них. Значит, не посчитали нужным.

    – Удивлены решением «Филадельфии» выкупить контракт Брызгалова?

    – Я знал об этих разговорах, но не предполагал, что это произойдёт в этом году. Думал, что ему дадут поиграть ещё один год. Хотя по правилам чтобы контракт не шёл в зачёт потолка зарплат, его нужно выкупить в течение двух лёт. И всё равно я удивился, что так произошло.

    – Как думаете, Брызгалов найдёт себе команду в НХЛ?

    – Думаю, да. Вратарь он хороший. Тут всё зависит от желания его и его семьи. Зарплату он будет получать в любом случае. А когда зарплата есть, можно выбрать, что лучше для семьи.

    – Другой новостью лета стал переход Ковальчука. Не все игроки НХЛ поняли его поступок. А для вас это стало неожиданностью?

    – Все были в шоке. Сколько у него оставалось? 77 миллионов? И он ушел. Это его решение и его жизнь. Кто-то критикует, кто-то понимает. Значит, это лучше для его семьи и жизни.

    – Связка Ковальчук – Поникаровский будет самой опасной в КХЛ?

    – Не исключено. Они уже давно вместе играют. Поникаровского сначала поменяли из «Нью-Джерси», так потом обратно взяли.

    – Летом в прессе много обсуждали, стоит ли открывать зарплаты игроков КХЛ. Вы вернулись из НХЛ, где каждый желающий мог посмотреть, сколько зарабатывает любой игрок. Стоит ли КХЛ пойти по этому пути?

    – Здесь дело в менталитете. В России люди к этому по-другому относятся. Не знаю, готовы ли к этому СМИ и болельщики. Не представляю, какая может быть реакция. В Америке много людей, которые успешны в бизнесе и хорошо обеспечены. Им всё равно, что хоккеист получает миллион или два. Они об этом просто не думают. А в России пропасть между зарплатами простых людей и игроков. Здесь намного меньше процент населения, который имеет высокий доход.

    «ЗАКОНЧУ С ХОККЕМ – ТОГДА И ПОГОНЯЮ»

    – После 15 лет в Америке украинская и российская реальность не заставили удивляться?

    – Люди здесь какие-то грустные, хмурые. Там все с улыбкой ходят. Может, в России все загружены своими проблемами, меньше дружелюбности, вежливости. Вот я дверь кому-то открою, так никогда спасибо не скажут, не улыбнутся. В Америке не так.

    – Говорят, если в Америке открыть дверь женщине, она может оскорбиться.

    – Ни разу с таким не сталкивался. Лишь поблагодарит.

    – Вы как-то сказали, что уже чувствуете себя больше американцем, а не украинцем.

    – Да, это так. Я перестроился ментально. Я уехал в 16-17 лет, в этом возрасте как раз происходит становление.

    – По-украински умеете разговаривать?

    – Сейчас не разговариваю. В школе учил, экзамены все сдал, но это был так давно, что уже забыл. Навыки-то есть, только надо вспоминать. У меня и с русским-то бывают проблемы, я же им в США не пользуюсь практически.

    – В Америке сталкивались с теми, кто считает, что Украина – это то же самое, что Россия?

    – Бывает, да. Всё зависит от людей. Не думаю, что в России все знают, где какой штат США находится.

    – Ваше хобби – автомобили?

    – Дорогое хобби! Мне ещё мотоциклы нравятся. Но нельзя на них кататься.

    – Контракт запрещает?

    – Нет, просто зачем подвергать себя риску? Его и так много. Когда закончу с хоккеем, погоняю.

    – Какой автомобиль вашей мечты?

    – «Буггати». Они очень дорогие – два миллиона долларов, зато быстрые. Если бы выиграл в лотерею миллиард, купил бы, а так не вижу смысла. Не стал бы тратить такие деньги на машину.

    «ГДЕ ИГРАЮ, ТАМ И ДОМ»

    – Как себя чувствует на Украине ваша жена-американка?

    – Привыкает. Без языка ей тяжело. А общаться пока не с кем – сезон не начался. Жёны и девушки легионеров ещё не приехали. Потом будет легче. По-русски она не говорит, лишь пытается немного понимать язык.

    – Борщ научилась готовить?

    – Она готовит лишь американские блюда: стейки, рыбу, картошку. Она пробовала готовить сладкое, что я раньше любил, но я сам уже отвык от этого.

    – Дети тоже русский не знают?

    – Нет, лишь названия животных: собачка, кошка. Ещё выучили: «Хочу мороженое».

    – Все три сына занимаются хоккеем?

    – Старший уже закончил, а два других играют за колледжи. Старший поиграл по юниорам, но перспективы не было. Пошёл в колледж, получил образование. Сейчас занимается страхованием.

    – У них ваша фамилия?

    – Американская, это мои приёмные дети. Все три сыновья моей жены от предыдущего брака.

    – Дети приедут к вам в Донецк?

    – Пока не планируем. Старший работает, а младшие играют в хоккей. Даже когда наступает перерыв в чемпионате, тренировки всё равно продолжаются. Может, летом поедут на каникулы в Европу и на Украину.

    – Ваши родители переехали в США. У вас ещё остались родственники на Украине?

    – Бабушка, дядя, старший брат. Остальные все в США: мама, папа и младший брат.

    – Уехали вслед за вами?

    – Я их пригласил, но сказал, чтобы за мной не бегали, потому что я постоянно менял команды. А им надо было Зелёную карту получить. Для этого надо жить в одном месте. Они выбрали Сакраменто в Калифорнии. Родителям адаптация даётся тяжелее, язык ещё не до конца освоили. В Сакраменто большая русская диаспора, все на русском общаются.

    – А где же ваш дом?

    – Где играю, там и дом. У нас остался дом во Флориде, его сдаём в аренду. Есть квартира в Филадельфии и Висконсине. Куда ветер повеет, туда и едем.

    #3730

    Kombain
    Участник

    WINTER CLASSIC 2012

    null

    Зима в Филадельфии

    Камбэк «Рейнджерс”, первый гол в НХЛ Брэйдена Шенна, неожиданный автор дубля Майкл Рапп – этим запомнится пятая в истории «Зимняя классика”, на этот раз состоявшаяся в Филадельфии.

    Из всех придуманных человечеством праздников Новый год, пожалуй, больше всего располагает к всевозможным традициям. В одной хорошо знакомой вам стране, растянувшейся на девять часовых поясов и две части света, кроме родимых ёлок, экзотических мандаринов и советского шампанского, настоящим атрибутом праздника стала уникальная неделя, на время которой всё 140-миллионное население впадает в праздничную кому. И даже те, кто является трезвенником по убеждению, состоянию здоровья или из-за юного возраста поглощает лишь детское шампанское, всё равно не смогут ощутить все блага цивилизации: транспорт ходит с перебоями, банки не работают, остаётся лишь наслаждаться затянувшимся отдыхом. Новогодним приключениям, согласно легендарному произведению отечественного кинематографа под названием «Ирония судьбы”, способствует безобидный поход с друзьями в баню.

    Просмотр какого именно фильма натолкнул боссов НХЛ на проведение «Зимней классики”, история умалчивает, но эта традиция в заокеанской лиге прижилась и стала необычным воплощением такого невиданного российскому болельщику явления, как новогодний хоккей. С тех пор, как чудные мужчины с деревянными клюшками в морозный канадский вечер выходили на лёд, чтобы погонять шайбу, утекло немало лет. Сегодняшний хоккей – это высокотехнологичный вид спорта, заточённый в тёплые 20-тысячные дворцы. Однако, как и мода, хоккей движется по спирали. В 2003 году НХЛ поддалась ностальгии и, несмотря на технический прогресс, выгнала «Эдмонтон” и «Монреаль” на мороз. Мороз в данном случае самый что ни на есть натуральный – канадский, «минус 18” по Цельсию. Правда, тот матч, завершившийся победой гостей из Монреаля, обозвали «Heritage Classic», а непосредственно «Winter Classic» явила себя миру спустя четыре года. В той исторической встрече приняли участие «Питтсбург” и «Баффало”, а собрал матч рекордные и по сей день 71.217 человек.

    Помятуя о тех погодных условиях, что выпали на долю «Эдмонтона” и «Монреаля”, лига будто намерено выбирает города с не самым суровым климатом. Хотя неизвестно, что хуже, ведь те самые «минус 18” – это, по крайней мере, настоящая зима, тогда как в прошлом сезоне матч в Питтсбурге пришлось перенести,

    но всё равно «Зимняя классика” пришла… под дождём. На этот раз столь резких зигзагов погоды «Флайерз” и «Рейнджерс” избежали, но и без корректировок всё же не обошлось. На улицах Филадельфии почти нет снега, а погода для зимы райская – «плюс 4”, и в ожидании улучшений организаторы сдвинули начало матча на два часа.

    То ли соперники не вошли в привычный ритм, всё-таки встреча началась непривычно рано, то ли традиционные в таких случаях жалобы на неважное качество льда оправдались, но первый период не был впечатляющим. Кроме того, что ни «Филадельфия”, ни «Рейнджерс” не сумели открыть счёт, так и темп игры был в лучшем случае рваным. Несмотря на то, что преимущество «Флайерз” по броскам не было подавляющим (12-9), реальных моментов у ворот Хенрика Лундквиста было на порядок больше, чем у россиянина Сергея Бобровского.

    null

    На долю шведского стража ворот клуба из Нью-Йорка пришлось сразу два выхода один на один, и оба раза ему противостояли форварды первого звена «Филадельфии”. Сперва после тонкой скидки Хартнелла, которую тот выписал на чужой синей линии, убегал Клод Жиру, а ближе к сирене своей попыткой не воспользовался Яромир Ягр. Разумеется, звено Харнтелл – Жиру – Ягр на площадке доминировало, а Скотт Хартнелл и вовсе вознамерился надеть на себя воображаемую корону короля форчекинга. Силовой приём против Райана Макдонага был не только наиболее эффектным, но и после него Харнтелл имел все шансы открыть счёт, переиграй он Лундквиста в близком бою. Совершить самый зрелищный сэйв шведского вратаря заставил финский защитник хозяев Киммо Тимонен, которого партнёры вывели на бросок после стремительной перепасовки.

    В исполнении «рейнджеров” моментов было раз-два и обчёлся, а значит, их описание не заставит марать бумагу в промышленных масштабах. Пожалуй, наиболее острую ситуацию у ворот Бобровского создал Анисимов. Артём, несмотря на то, что оказался на коленях, сумел прокинуть шайбу мимо защитников в направлении Габорика, но Бобровский не позволил своему соотечественнику набрать балл за результативную передачу. Вполне сравнимым с рейдами Жиру и Ягра мог стать выпад Райана Кэллахэна, но Мезарош сыграл в отборе столь хладнокровно и изящно, что не оставил сомнений – вот оно настоящее искусство в игре защитника.

    Если первый период оказался безголевым, но содержал в себе хоть какие-то попытки раскрыться и сыграть действительно остро, то первая половина второй двадцатиминутки явно не располагала к тому, что собравшиеся зрители в скором времени увидели заброшенные шайбы. В вязкой игре, сосредоточившейся у бортов, особенно занято наблюдать за стычками «лётчиков” и «рейнджеров”. Пикантности ситуации добавляла боевая раскраска, которую применили на себя практически все участники «Зимней классики”. В надежде уберечь себя от бликов на льду, с чёрными полосками под глазами каждый их них стал хоть немного, но напоминал Рембо. Страсти могли вспыхнуть после того, как Дубински провёл силовой приём против Бурдона, но «лётчик” погнавшись за своим обидчиком, подёргал его за свитер, но в скором времени успокоился.

    null

    Что может быть лучше, чем забросить первую шайбу в НХЛ во время «Зимней классики”? Наверное, только победная шайба в финале Кубка Стэнли, но вряд ли стоит тянуть до столь поздней стадии. Для Брэйдена Шенна 2 января 2012 года запомнится не только как матч на открытом воздухе, но и первой шайбой в своей энхаэловской карьере. Выиграв вбрасывание в зоне «Рейнджерс”, Шенн скинул шайбу на синюю линию Карлу, а потом сам же удачно сыграл на добивании. Несколькими минутами ранее 20-летний форвард также находился в удачном положении для броска, но оборвал атаку два в один лишней передачей. Усложнить ситуацию в этом эпизоде было бы кощунством, но Шенн учится на своих ошибках.

    В последующие две минуты команды и не думали брать паузу, обменявшись заброшенными шайбами. По большому счёту, обе голевые комбинации представляли собой атаки с ходу, а разница между шайбами в том, что для
    лучшего бомбардира НХЛ Клода Жиру этот точный бросок стал 18-м в сезоне, а для форварда «Рейнджерс” Майкла Раппа – лишь вторым. В случае с атакой «Филадельфии” стоит отметить и Тальбо, который как раз и разогнал атаку, и в нужный момент скинул шайбу на Жиру. Бобровскому же отразить бросок Раппа с ползоны во многом помешал Мезарош, закрывший обзор своему вратарю.

    Несмотря на то, что для Брэйдена Шенна этот сезон формально стал уже третьим, проведённым в НХЛ, на деле он за это время провёл лишь 17 матчей. Однако вряд ли ошибёмся, если предположим, что отсчёт красивой карьеры этого талантливого центра начнётся именно с этого матча. Главное – всё хорошо обставить, а это по ту сторону Атлантики делать действительно умеют. Но вот вновь отличившийся Майкл Рапп, ни в какие шаблоны не вписывается, и на роль героя поколения не претендует. Для силового 31-летнего форварда нормой является 5-6 шайб за сезон, и дубль в матче против «Филадельфии” от него ждали меньше всего. Кто знает, быть может Раппу помог опыт участия в «Зимней классике”: в прошлом сезоне он принимал участие в этом действие, будучи игроком «Питтсбурга”, и также не остался вне поля зрении телекамер. Правда, год назад Рапп отметился не заброшенными шайбами, а дракой, что в принципе тоже неплохо.

    Каким ни был соблазн заверить публику, не смотревшую этот матч, что Сергей Бобровский сыграл безошибочно, заткнув за пояс Илью Брызгалова, а во всех голах виновата защита «Филадельфии”, это будет, как минимум, лукавством. Вторая шайба гостей могла бы и не состояться, если бы сибиряк в оранжевой форме помнил, что ближний угол – всегда вратарский, а когда пропускаешь под мышкой, вряд ли можно назвать такой бросок попаданием в мёртвую зону. Допустив ошибку в случае со вторым голом Раппа, с броском Ричардса Бобровский поделать действительно ничего не мог. Кэллахэн контролировал шайбу за воротами, переправил её на Дубински, а тот покатил её параллельно воротам – Брэду Ричардсу оставалось лишь не тянуть с броском, сыграв в касание.

    null

    «Филадельфия” за три минуты перевоплотилась из хозяев положения в отстающих. Несмотря на то, что Питер Лавиолетт после третьей шайбы взял тайм-аут, его команда полностью потеряла контроль над игрой. Раз за разом защитники хозяев допускали глупые ошибки, а в атаке «лётчики” выглядели заметно пассивнее, нежели в первых двух периодах. Среди невиданных нам причин, одна из них лежит на поверхности. Несмотря на всю пользу, что приносит Ягр «Филадельфии”, чеху скоро исполнится 40 лет, и возраст время от времени даёт о себе знать. Присутствие Яромира на льду в матче против его бывшей команды ограничилось 7 минутами. Захворав, Ягр ещё в первом периоде досрочно ушёл в раздевалку, а во втором периоде вышел всего лишь на две смены.

    Надежды «лётчиков” мог похоронить Тимонен, но дважды финского защитника «Филадельфии” пожалели рефери. Сначала Киммо упустил реактивного Габорика и на первый взгляд цеплял словака, а Кэллахэн за минуту до сирены убегал от Тимонена на пустые ворота,
    судьи решили выписать обоюдное удаление. Возмущению капитана «Рейнджерс” не было предела — его действительно придержали клюшкой, но ведь и он в ответ схватился за неё руками.

    За свой последний шанс «Филадельфия” цеплялась зубами, а особенно усердствовали «Флайерз” на пятаке, обстучав лёд вокруг Лундквиста. Когда Бриер, базируясь на левой штанге, не попал в пустой угол, показалось что и хозяев «Зимней классики” больше ничего в этом мачте не спасёт. Однако за то, что Макдонаг выбивал шайбу из вратарской площади руками, Бриеру представилась ещё одна возможность сравнять счёт – в ворота гостей был назначен буллит. Но и на этот раз Лундквист оказался безупречен, прочитав замысел форварда «Филадельфии” он сомкнул щитки, не позволив шайбе просочиться в «домик”.

    «Филадельфия” проиграла не только домашнюю «Зимнюю классику”, но и матч за лидерство в Восточной конференции. В тоже время, за победу на открытом воздухе дают столько же очков, сколько и в обычных матчах регулярки, а подобное событие – это, прежде всего, шоу для болельщиков и память для его участников. К тому же, вне зависимости от исхода Зимней классики, одна из команд-участниц, либо выходит в финал Кубка Стэнли в этом же году, либо забирает в своё владение заветную чашку через год.

    Традиции, без них в Новый год никуда.

    Филадельфия Флайерз (Филадельфия) – Нью-Йорк Рейнджерс (Нью-Йорк) – 2:3 (0:0, 2:1, 0:2)

    1:0 – Шенн (Карл) – 32:26.
    2:0 – Жиру (Тальбо, Хартнелл) – 34:21.
    2:1 – Рапп (Праст, Митчелл) – 34:51.
    2:2 – Рапп (Праст, Митчелл) – 42:41.
    2:3 – Ричардс (Дубински, Кэллахэн) – 45:21.

    Вратари: Бобровский – Лундквист.

    Броски: 36 (12-14-10) – 33 (9-8-16).
    Штраф: 16 (2-0-14) – 6 (2-0-4).

    #7080

    Kombain
    Участник

    Якуб Ворачек: «Этот год был лучшим в моей жизни»

    null

    Пресс служба «Филадельфии Флаерс» расспросили Ворачека как проходит его лето.

    После впечатляющего сезона, где он стал лучшим бомбардиром «Флаерс» с 81 очками и с 59 передачами, причем оба этих показателя вошли в TOP-5 в НХЛ, Якуб Ворачек на прошлой неделе вернулся к тренировкам с командой в учебном центре «Летчиков» в Вурхиз, (штат Нью-Джерси).

    Североамериканские журналисты связались с Ворачеком чтобы поговорить на такие темы как его приз «Бобби Кларк Трофи» за самого полезного игрока команды, включение его в первую команду звезд лиги и капитанство в сборной Чехии.

    — Как Вы провели лето?

    — Это было здорово. Если считать чемпионат мира, то я был дома почти три месяца, так что это было замечательно, потому что провожу там не так много времени. Чемпионат мира стал большим и интересным опытом для меня. Это было очень волнительно, играть у себя дома перед своими болельщиками. Я думаю, что это мечта каждого, представлять свою страну с литерой «C» на груди. После этого я отправился в отпуск со своей подругой Николь на Сейшельские острова.

    — Как вы узнали, что будете капитаном сборной Чехии?

    — Мы играли наш первый матч в пятницу 1 мая, а узнал я 27 апреля на тренировке. Тренер подкатился ко мне и сказал мне, что я буду капитаном. Это было неожиданно. Я ощутил огромный прилив сил и ответственности, и я буду помнить это всю остальную часть моей жизни.

    — Опишите атмосферу игры на чемпионате мира в вашей стране.

    — Я даже не могу объяснить это. Эти моменты в хоккее… они являются чем-то, что вы никогда не забудете. Когда вы думаете об Олимпийских играх, чемпионате мира дома, даже о серии плэйофф с «Питтсбург Пингвин» в 2012 году – такие моменты останутся в вашей памяти навсегда. Это было нереально, и надо надеяться таких воспоминаний будет еще больше.

    — Последний сезон и все достижения, которые пришли с ним, мотивирует вас к большему?

    — Я собираюсь делать точно те же самые вещи, которые я делал в прошлом сезоне, потому что я действительно упорно работал и сделал всё, чтобы сыграть успешный сезон. Летом я тренируюсь в Монреале, это помогает мне каждый год. Когда я там был вовремя локаута, у меня был лучший сезон, забил 22 гола в 48 играх – никогда бы о таком не подумал. Я имел 62 очка на следующий год и в последнем 81 очко. Таким образом, каждый год становится всё лучше и лучше. Также большой частью этого является опыт, созревание, у меня есть отличные одноклубники, чтобы помочь мне достичь такого уровня.

    — Как вы узнали о том, что удостоились чести быть включенным в команду всех звезд сезона?

    — Я был потрясен, потому что и не подозревал об этом. Я проснулся утром в четверг, и решил посмотреть посмотреть выступление Иржи Гудлера на церемонии награждения НХЛ, потому что мы являемся лучшими друзьями. Это большая честь, потому что главным образом он говорил о том, что вы сыграли лучше всех на правом фланге. Игроки, которые в этой команде со мной, это просто нереально быть с ними.

    — Многие из прошлогоднего состава «Флаерс» покинули команду, но можно говорить и о прибавлении ваших соотечественников, Михал Нойвирта и Радко Гудаша…

    — Я очень хорошо знаю Михала. Играл с ним в сборной. Он отличный вратарь, и я думаю, это будет усилением для команды. За последние два года я был единственным чехом в команде, так что хорошо что теперь «Филадельфия» получила этих двух парней. Очень рад иметь возможность говорить с кем-то время от времени на чешском языке. Иногда было трудно, когда я позвонил домой и попытался говорить на чешском с моей мамой. Она спросила не сплю ли я, потому как я стал немного хуже разговаривать на чешском.

    — А о Гудаше…

    — Я говорил это и прежде… Думаю он будет одним из самых любимых болельщиками игроком команды в следующем году, потому что он оставляет всего себя на льду и играет с большим мужеством. Очень приятно видеть, что у нас в организации есть такой игрок.

    — И последнее, ваши мысли о новом тренере, Дэйве Хакстоле. Это правда, что он вылетел в Чехию для встречи с вами лично?

    — Да, это говорит о многом, что он проделал такую дорогу добравшись до Чехии лично, чтобы встретиться со мной, и он как оказалось прекрасно знаком с некоторыми блюдами чешской кухни, так что это хороший знак! Я очень рад за него, что он стал нашим Главным тренером команды, и за все нашу новую систему. Мы потратили много времени на разговоры обо всем, от повседневной жизни до того что он ожидает от нас и от себя, и я думаю что все прошло очень хорошо и главное полезно.

    #7432

    Kombain
    Участник

    Илья Брызгалов: «Думал в Филадельфии и закончу свою хоккейную карьеру»

    null

    Илья Брызгалов в большом интервью радиостанции «Спорт fm» рассказывает о дне сегодняшнем и с удовольствием вспоминает «Филадельфию»…

    Дехтярев В.: В гостях у нас сегодня обладатель Кубка Стэнли, член олимпийской сборной России вратарь Илья Брызгалов! Я приветствую. Как пришла идея создать свою школу вратарского мастерства? Расскажите чуть-чуть подробнее об этом.

    Брызгалов И.: Мы были на дне рождения у нашего друга Таша Саркисяна. И мы познакомились с Петром Лидовым, руководителем по связям с общественностью в компании «Мегафон». Мы сидели, обсуждали прошедшие олимпийские игры в Ванкувере. Поднялся вопрос о вратарях. Петр спросил, что нужно для того, чтобы помогать, допустим, детям. Я сказал: «В принципе, всё, что нужно – собрать детей, и предоставить им лед. Я готов тратить свое время, работать с детьми мне интересно, интересно поделиться с ними какими-то своими знаниями, своим мастерством, что-то подсказать им». Компания «Мегафон» с радостью откликнулась. И на протяжении пяти лет она помогает устраивать эти мероприятия, поддерживает мою школу, берет на себе все финансовые затраты.

    Дехтярев В.: Для вас, что это значит? Я имею в виду, такая работа с детьми.

    Брызгалов И.: Я люблю детей. Мне, прежде всего, интересно, как они учатся, их неподдельный интерес к хоккею, их желание чему-то новому научится. Ты хочешь делиться своими знаниями с ними. Тем, что ты знаешь, что ты умеешь. Очень интересно, когда ты видишь, что есть талантливые ребята, которые быстро схватывают. Кому-то что-то даётся сложнее. Но и они уже многое умеют. И ты думаешь: «Я в их время это не умел делать…» Хоккей уже ушёл далеко вперёд, и во вратарском искусстве тоже.

    Дехтярев В.: Что планируете делать дальше? Карьера, я имею в виду, именно хоккейная, завершилась? Или ещё нельзя сказать, что Илья Брызгалов завершает свою карьеру и будет заниматься чем-то другим. Всё-таки есть мысль карьеру продолжить?

    Брызгалов И.: Вы знаете, 27 лет я отдал хоккею. С восьми лет постоянные переезды, игры, тренировки. Всё было подчиненно только одной цели: сделать себя лучше, забраться на какую-то поставленную перед собой в хоккее вершину. Сейчас момент в жизни переходный. Ты, вроде, еще думаешь, что, может быть, поиграть еще годок-другой. А может, всё-таки, и нет. Надо просто сейчас сесть и подумать, проанализировать, что вообще произошло за последний год. Посмотреть, чем я сейчас могу заниматься в жизни. Попытаться найти себя, узнать, чем мне будет интереснее заниматься в дальнейшем.

    Дехтярев В.: Возраст еще позволяет играть на достаточно высоком уровне. Гашек до 45 играл! Сейчас Мартин Бродор только закончил!

    Брызгалов И.: Мы же все разные… Кто-то может устать от хоккея. Есть дети, которые устают от него в 15. А кто-то устает в 30, кто-то в 45…

    Дехтярев В.: Илья Брызгалов устал от хоккея?

    Брызгалов И.: Вот это я понять не могу. Возраст все равно сказывается. Начинаешь каждый год готовиться после тридцати лет. И ты чувствуешь, насколько тяжелее. Начинаешь бегать, начинаешь тягать железо, делать растяжку… И тогда понимаешь, что не такой гибкий, что уже тяжело бежать. Время на подготовку раньше занимало месяц, за это время ты мог себя подготовить, когда тебе было 25-26 лет. А сейчас тебе надо уже 2 месяца, чтобы себя привести в порядок. Все равно организм получает огромную нагрузку, он изнашивается, устает.

    Дехтярев В.: С одной стороны, да. А с другой стороны, в общем-то есть еще заинтересованность?

    Брызгалов И.: Знаете, самое главное, понять, есть ли стимул.

    Дехтярев В.: А стимул есть?

    Брызгалов И.: Мне надо разобраться в себе. Понять, хочу или нет.

    Дехтярев В.: Может быть, КХЛ?

    Брызгалов И.: Знаете, пока я об этом даже не думаю. Моя жизнь в последние 14 лет была связана с Соединенными Штатами. Переезжать сюда, играть в КХЛ – это серьезное решение. Ты должен перевести семью, найти детям школу. Я не могу решать только за себя. У меня есть семья. Я должен делать так, как им будет комфортно. Потому что дети довольно уже взрослые: 9 и 11 лет. И я должен уважать и их решение, и решение жены. Как им будет комфортно. Я не могу все бросить и сказать: «Ребят, сидите здесь, а я поехал играть».

    Дехтярев В.: В ЦСКА приезжали ведь, играли.

    Брызгалов И.: Это было время локаута. И у меня был контракт. Все время был как на пороховой бочке, день ото дня ждали новостей, когда он закончится. И у меня был контракт, который я должен был выполнять. Допустим, с «Филадельфией». На протяжении девяти лет должен был поддерживать себя в физической форме.

    Дехтярев В.: Когда подписывали контракт с «Филадельфией», действительно рассчитывали, что девять лет в этой команде проведете?

    Брызгалов И.: На самом деле, так и было. Мы сразу приехали и приобрели дом. Я думал, что здесь я закончу свою хоккейную карьеру. Но жизнь немного по-другому сложилась.

    Дехтярев В.: Дом остался в Филадельфии?

    Брызгалов И.: Дом остался. Мы туда вернёмся.

    Дехтярев В.: Всё-таки возвращаетесь в Филадельфию? А как вам, кстати, город Филадельфия? Нравится или нет?

    Брызгалов И.: Вы знаете, Филадельфия – первая столица. Там много хороших музеев, там есть, что посмотреть. Это северо-восток Соединенных Штатов. Он немного отличается от других регионов Америки. Там все быстрее, люди жестче, намного грубее.

    Дехтярев В.: Как в Москве?

    Брызгалов И.: Там такой же город, как и все. Есть прекрасные районы, есть какие-то бедные районы. Есть даун-таун – живой, весёлый. Там люди живут. Есть «мертвый» даун-таун, где бизнес-центры. Рабочий день закончился и он «вымирает». В «живом» даун-тауне люди живут, общаются, встречаются, там много ресторанов. Нам там нравится. Конечно, идеальным было бы место, где жизнь протекала под солнышком. Где-нибудь во Флориде.

    Дехтярев В.: Как Евгений Набоков?

    Брызгалов И.: В Калифорнии, да.

    Дехтярев В.: Вот он любит там жить, ему нравится.

    Брызгалов И.: Каждый день просыпаешь и видишь солнце.

    Дехтярев В.: Зато, может быть, поближе к пенсии можно туда переехать. Многие в Америке так и делают, переезжают на «юга».

    Брызгалов И.: Но нам нравится жить в Филадельфии, там прекрасные школы. Считается, что там одни из лучших образовательных школ в США. В общем-то, нам не на что жаловаться.

    Дехтярев В.: Илья, вопрос, наверное, достаточно непростой. Все-таки, вас, скажем так, в Северной Америке в последнее время складывались не очень хорошо отношения с журналистами. Были какие-то моменты. Где-то, может, кто-то что-то не так понимал. За вашими словами пристально следили. Я вспоминаю время перед зимней классикой. Я сам люблю смотреть за НХЛ, на одном из матчей зимней классики я присутствовал. К сожалению, не на вашем, а с участием «Вашингтона». Очень много вокруг вас журналистов, которые практически за каждым словом охотятся, ждут, что скажет Илья Брызгалов. Как вам такое отношение, внимание со стороны прессы? Не мешало?

    Брызгалов И.: Это, в принципе, было только в Филадельфии, наверное. Но их можно понять. Они любят хоккей, это «хоккейный» город, команда находятся во владении «Comcast Spectacor». Поэтому высокого внимание телевидения, прессы. Они ходят, спрашивают, интересуются. Частенько, знаете, как было… Я общался с ними в интервью.

    Дехтярев В.: Такое быстрое флэш-интервью. Брызгалов И.: Они без включенных микрофонов, без аппаратуры… Ты парой слов перекинулся, они отвечают, что такое не знали. Ты и начинаешь им объяснять.

    Дехтярев В.: Про медведей, про космос.

    Брызгалов И.: Дошло до того, что я сказал: «Вы не знали, что первые собаки в космос летали Белка и Стрелка?» Они смеются, не знают таких вещей! А потом, официально отвечаешь на хоккейные вопросы и, что самое интересное, на следующий день находишь в прессе не ответы на хоккейные вопросы, а то, о чём ты разговаривал без включенного микрофона.

    Дехтярев В.: Вас это раздражало?

    Брызгалов И.: Меня это не раздражало. Но раздражало, наверное, руководство команды.

    Дехтярев В.: Делали какие-то замечания? Говорили: «Илья, остановиться надо, не давать интервью…»

    Брызгалов И.: Я много раз их просил, говорил, если вы не хотите, чтобы я с ними общался, огородите. Но не могут этого делать. Иначе будут за это команду штрафовать. Они все время выделяют после игры игроков, которые дадут интервью. И я постоянно в этом списке был. Многие вещи журналисты придумывали просто из ниоткуда, на них приходилось реагировать как-то…

    Дехтярев В.: А про космос?

    Брызгалов И.: Про космос мы с ними разговаривали. Но была такая вещь, что я, якобы, заснул на собрании. Это вообще…

    Дехтярев В.: У нас в России это широко обсуждалось.

    Брызгалов И.: Это была ложь чистой воды. Собрание было короткое, свет был. Оно продолжалось две минуты. И кто-то ляпнул, не знаю, кто.

    Дехтярев В.: Может, кто-то из игроков пошутил?

    Брызгалов И.: Первым делом журналисты стали спрашивать у тренера: «А что, Брызгалов заснул на собрании?» Тренер ошарашен, он не знает, что ответить. Спросил, с чего взяли. Ему говорят, есть такой слух. Тренер спросил: «Это игроки сказали?» — «Нет, игроки говорят, что он не спал». Тренер говорит, что тоже не видел, чтобы Брызгалов спал. Но им закинули это, и они все равно стали раскручивать. Они это напечатали. Я не чувствовал, чтобы меня команда пыталась как-то от этого отгородить.

    Дехтярев В.: Они это, может, целенаправленно делали? Чтобы выкупить потом контракт?

    Брызгалов И.: Нет! Я не думаю, что это они делали целенаправленно. Но в тот момент мы не попадали в плей-офф, была сложная ситуация… У нас было огромное непонимание с тренером насчет видения игры. Не мое дело давать указания. Но вещи, которые я просил, чтобы он сделал вначале сезона, он сделал только в конце, потому что это посоветовал Крис Пронгер. С первого моего прихода в команду у него была идея, что защитники должны блокировать броски от синей линии, чтобы шайба не доходила до ворот. В «Финиксе» я играл совсем по-другому. Там защитники разбирали игроков и все, что летит от синей линии – моя задача поймать намертво и отбить. Защитник принимает шайбу на себя. Я на эту шайбу по-любому реагирую. Я не знаю, поймает он ее или нет. Она от него может отскочить куда угодно. От него срикошетить в ворота. Он ловит шайбу, он играет вратарем. То есть, его игрок стоит свободным. Она от него соскакивает свободному игроку на клюшку. Я все равно на этот бросок реагирую. И они забивают в пустые ворота. Я просил, говорил: «Не надо так делать… Я прошу, чтобы защитники не ловили шайбу». Отвечают: «Нет, у меня философия, статистика, считаем, что команды, которые выигрывают Кубок Стэнли, чаще всего ловят шайбу на себя».

    Дехтярев В.: Кстати, в «Финиксе», я заметил, у вас действительно была достаточно хорошая статистика по сравнению с «Филадельфией». Ваше выступление в «Финиксе» попало на Олимпийские игры в Ванкувере. Для меня было несколько удивительно, когда я увидел в воротах Евгения Набокова. Я абсолютно ничего против не имею, не собираюсь сталкивать вас лбами. Но я тогда плотно общался с Быковом, Захаркиным. У меня был вопрос по этому поводу: «Почему?» Я видел, что Илья Брызгалов в тот момент был готов лучше. Это было очевидно. И у многих журналистов это вызывало вопрос. Вам не было обидно, что так получилось? Сейчас можно говорить все, что угодно. Что канадцы вышли такие, что порвали бы Брызгалова вместе с воротами и Набоковым. Но вам не показалось, что это несколько несправедливо? Обратились-то не к статистике…

    Брызгалов И.: Это такая больная тема. Наверное, за последние годы у нас реально в Ванкувере был очень хороший шанс выиграть Олимпийские игры. Тогда еще было много эмоций, после Олимпиады. Я не хочу сейчас поднимать эту тему.

    Дехтярев В.: Если просто подобрать слова?

    Брызгалов И.: Я не знаю, как сказать, но, на самом деле. Мы были не готовы.

    Дехтярев В.: Именно как команда? Не готовы под руководством тренера?

    Брызгалов И.: С одной стороны, это был наш лучший шанс выиграть Олимпиаду. Но мы подошли к ней неподготовленными. Вот так.

    Дехтярев В.: Именно со стороны тренерского штаба?

    Брызгалов И.: Я сказал все.

    Дехтярев В.: Я понял. Но мы будем к этим моментам еще возвращаться. В Сочи… ну, не то, чтобы у нас была хуже команда. Но, с другой стороны, посмотрите, что получается. Последнее олимпийское золото было в 92-ом году. Дальше все ниже, ниже и ниже. И сейчас два последних сезона, 2006 год, 2010 и 2014 – мы без медалей вообще. То есть мы не попадаем даже в медали. В 2006 еще в четверку попали, а в 2010 и 2014 даже в четверку не попадаем. Вылетаем на стадии одной четвертой финала. Результат достаточно плохой. Что происходит, на ваш взгляд?

    Брызгалов И.: Это надо поднимать глобально, с глубины все.

    Дехтярев В.: Ваше мнение.

    Брызгалов И.: Мое мнение такое: прежде всего, у нас не хватает кадров.

    Дехтярев В.: Игроков?

    Брызгалов И.: Игроков. Мы не можем собрать команду на данный момент олимпийского уровня на четыре звена. Укомплектованных. Я имею в виду, у нас прекрасная линия вратарей. Но недостаток в защите и небольшой недостаток в нападении. Я говорю об игроках именно олимпийского уровня, понимаете? Они могут играть в НХЛ. Но есть олимпийского уровня, а есть игрок для Чемпионата Мира – вот такого плана. Я надеюсь, вы понимаете, о чем я.

    Дехтярев В.: Я прекрасно понял, и, думаю, наши радиослушатели тоже понимают.

    Брызгалов И.: Другая проблема. Если мы посмотрим на молодежный хоккей.

    Дехтярев В.: У нас в молодежном хоккее есть победы. Но потом что-то происходит с нашими игроками. Они куда-то уходят, мы перестаем их видеть. 2011 год – проигрывали канадцам 0:3, сейчас 5:3 выиграли – все прекрасно! Но из этой сборной Тарасенко, несколько игроков, Женя Кузнецов пробились в НХЛ. Понятно, надо учитывать трагедию, которая произошла с югославским «Локомотивом». Там был Даниил Собченко, Юрий Урычев. Это одно. На ваш взгляд, что с молодежным хоккеем? Куда они потом уходят? Куда эти игроки пропадают?

    Брызгалов И.: Это главная проблема. Они доходят до молодежного хоккея. Ребята талантливые, с хорошими руками, площадку видят, хорошо думают и катаются. Все отлично. Посмотришь, в молодом хоккее ни в чем не уступаем канадцем. Проблема начинается, когда они возвращаются в клубы. Трансформировать из молодежного хоккея во взрослый не так-то просто. Это огромная разница – молодежный хоккей и взрослый хоккей. Там ребята покрепче, посильнее.

    Дехтярев В.: Иногда смотришь на канадцев, вроде, хоккей молодежный, а мужики мощные, как будто им лет по 25.

    Брызгалов И.: Мне кажется, проблема, когда они возвращаются в клубы, это проблема клубов. Потому что клубы потом не развивают этих игроков, думают, что они сами разовьются. С ними, мне кажется, во многих клубах не идет конкретная работа, обучение, чтобы они могли спокойно перейти с молодежного хоккея во взрослый. С ними нужно очень много работы, чтобы трансформация прошла мягче. Не просто с защитником работать, когда из-за ворот даешь шайбу, а он ее от синей линии бросает и бросает минут по двадцать. Нет, надо смотреть с ним видео, какие-то вещи объяснять, какую позицию он должен занять в том или ином моменте игровом, как лучше в этом моменте сыграть. Постоянно должен идти обучающий процесс. Я сомневаюсь, что во многих клубах это делается.

    Дехтярев В.: Не все хотят возиться с молодыми игроками, я соглашусь.

    Брызгалов И.: Да, думают, зачем это надо? Мне кажется, ограничивать хоккей и создавать молодым игрокам комфортные условия слишком тоже нельзя. Потому что, когда создашь молодому хоккеисту комфортные условия, он тут же перестанет развиваться. Нельзя создавать комфорт. Он должен постоянно находиться в рабочем стрессе. Нельзя ему создать тепличные условия и думать, что из него что-то годное вырастет. Нет, он должен своей работой, своим обучением, трудом, выцарапать это место в составе. Не важно, у более старшего российского игрока или легионера. Нельзя вводить такое: «Вот, КХЛ – профессиональная лига. 98-ого года два игрока обязаны быть там». Почему, да? И для чего? Это профессиональная лига! Здесь от людей требуют результат. Вы подготовьте этого игрока. Если он готов, пусть он там играет. Потому что он должен быть там. Во время сезона иногда не получается часто тренироваться. В КХЛ я побыл немножко, потому что тоже частота игр. И все, он останавливается, у него нет игровой практики.

    Дехтярев В.: Кстати, о сравнении КХЛ и НХЛ. Регулярный чемпионат. Что бросилось в глаза, когда приехали в ЦСКА? Интенсивность игр? В принципе, в НХЛ она же тоже интенсивная.

    Брызгалов И.: Там еще интенсивнее. Мне все понравилось в КХЛ. Я вспоминаю об этих трех месяцах, проведенных в ЦСКА, с огромным удовольствием. Мне было здорово, ко мне отнеслись очень хорошо. И Сергей Федоров, и ребята в команде приняли хорошо, в общем-то. Я могу о ЦСКА отозваться только с самой положительной стороны. Мне было там здорово. Другой вопрос, мне пришлось там месяца полтора, наверное, набирать форму, чтобы войти в игровой ритм.

    Дехтярев В.: Тяжело было?

    Брызгалов И.: Тяжело немножко, да. Потому что они уже сыграли, когда я приехал, порядка двенадцати игр. Поезд ушел, его приходилось нагонять. Вроде, выйдешь, одну игру сыграешь — как-то не очень получается. Тренер говорит, давай, еще готовься. Но это набирается и через игровую практику. Тренировки – это одно, а игровая практика – это другое. Ты должен почувствовать игру, ее ритм.

    Дехтярев В.: Вернемся к приятному моменту, к Кубку Стэнли. 2007 год, плей-офф начинается с того, что у Жана-Себастьяна Жигера были семейные проблемы. И вы заняли место основного вратаря и отыграли достаточно хорошо и здорово, скажем так, свой отрезок. В общем, сделали свою работу на «отлично». Вернулся Жан-Себастьян Жигер. С другой стороны, это полноценный, полноправно ваш Кубок Стэнли в том числе. Почему не сложилось дальше с «Анахайм»? Или просто не хотелось оставаться дальше под Жигером?

    Брызгалов И.: Там был такой момент. Мы выиграли Кубок Стэнли, я готов был уже играть первым номером. Мне нужно было только найти команду. А это, в принципе, не просто. Это было непросто, и все лето менеджмент, Брайн Бурк пытались найти мне команду. Время шло и никак не получалось провести справедливый обмен. В «Анахайм» хотели получить за меня что-то такое.

    Дехтярев В.: Вроде как, достойную компенсацию.

    Брызгалов И.: Да. И, когда подошло начало ноября, Брайн Бурк ко мне подошел и сказал: «Илья, я не могу тебя обменять. Но есть команда, в которую тебя сейчас возьмут, поскольку ты очень много хорошего сделал для нашей организации. Я отпущу тебя бесплатно, тебя выставят на выбор. Я знаю, что тебя завтра заберут». Меня выставили на выбор. На следующий день мне позвонил Уэин Гретцки, поздравил меня с тем, что я теперь буду частью организации «Финикс-Койотис».

    Дехтярев В.: Как работалось?

    Брызгалов И.: С Брайаном? Прекрасно. Он великолепный человек.

    Дехтярев В.: А как тренер? Очень интересно ваше мнение. Я, как болельщик команды «Эдмонтон Ойлерз», много читал, он произнес такое фразу: «Я не могу работать тренером, потому что я иногда не могу объяснить игрокам то, что мне сделать просто, а они не могу это сделать, повторить за мной. А я не могу объяснить, как это правильно сделать». Вот такой момент у него был в его тренерской карьере.

    Брызгалов И.: Не зря же его игроки называют greatman, то есть великий. Свои мозги все равно не вложишь игрокам, они не смогут думать, как он. Они не смогут сделать какие-то вещи, как он. Поэтому не все его идеи воплощались.

    Дехтярев В.: К сожалению, у меня сложилось впечатление, что все равно в вашей карьере – лично я для себя сделал такой вывод – есть какая-то недосказанность. Так говорят, например, режиссеры, если еще не воплотили какую-то постановку.

    Брызгалов И.: Мне кажется, есть, на самом деле.

    Дехтярев В.: Был период в вашей жизни, когда не получалось, вы ушли из Филадельфии, выкупили они ваш контракт. Был момент, когда без клуба находились. Вас пригласила «Эдмонтон Ойлерз», которая вернула вас обратно в хоккей. Что чувствовали, когда вас пригласили в эту команду? И вообще, каково отношение города к хоккею? Ведь все-таки команда есть команда. И люди там просто болеют хоккеем.

    Брызгалов И.: В Эдмонтоне очень любят «Эдмонтон Ойлерз, единственное, что у них там есть – это хоккейная команда. Есть еще канадский футбол. Но «Эдмонтон Ойлерз» для них – это все. Каждую игру забиты трибуны. Им больно смотреть из года в год, как команда не попадает в плей-офф. Смотреть на то, как команда постоянно проигрывает дома с большим счетом. Ну, не постоянно, но частенько… Им неприятно смотреть, может быть, на те вещи, когда команда безвольна, не проявляет характера. Можно простить со стороны болельщика, наверное, все. Но не то, когда команда, мирится с тем, что проиграть – это нормально. Нет, это ненормально. И так нельзя учить игроков.

    Дехтярев В.: А вам тяжело было, как обладателю Кубка Стэнли, прийти в такую команду и понимать, что в обороне был пожар? Хотя с другой стороны, там защитников не надо было просить ловить шайбу на себя.

    Брызгалов И.: Самое худшее, что там было, это равнодушие со стороны некоторых игроков: «Ну, проиграли и ладно… Это нормально… Ну, не попали в этом году, не попадем в плей-офф…» Эти игроки принимали поражение, как должное. Это бесило больше всего.

    Дехтярев В.: Поэтому, когда появился шанс уйти, вы ушли в «Миннесоту».

    Брызгалов И.: Это не мое желание.

    Дехтярев В.: Но, я думаю, вы обрадовались этому моменту. Тем более, «Миннесота» играла в плей-офф.

    Брызгалов И.: В «Миннесоте» было здорово, первоклассная организация, где чувствуешь сразу разницу. Какие там задачи ставятся, какое там отношение игроков самих.

    Дехтярев В.: Есть команды, которые заинтересованы в вас, как во вратаре? Которые готовы заключить с вами контракт? Я имею в виду, в НХЛ.

    Брызгалов И.: Честно скажу, я не знаю. Наверное, мне надо самому четко определиться, хочу я этого или нет. В том году в «Анахайме» я занимался полностью семьей, детьми, тренировками сына и дочки. Когда «Анахайм» подписала меня, я приехал начал готовиться, прошло уже три четверти сезона… Это невероятно тяжело, когда ты неподготовлен, а тебе надо все это догонять. Ты намного медленнее всех, намного тяжелее, пытаешься где-то сжульничать… Но ты обманываешь прежде всего себя, игра этого не прощает… От тебя ведь ждут результата. И ты его должен давать сейчас. А людям тоже нужен результат. Но нужно и время, чтобы подготовиться, чтобы разыграться. У меня «Эдмонтоне» ушло порядка двух месяцев, чтобы набрать это все. И потом уже мы начали выигрывать. Я больше двух шайб не пропускал. Потом приехал в «Миннесоту» и мне понадобилось время, опять же, в силу возраста.

    Дехтярев В.: Со сборной где-то не складывалось. И ходили слухи среди журналистов, что даже с вашей стороны были условия, что, если вы приезжаете в сборную, то будете играть, как номер один. То есть, для вас важно приехать и быть вратарем номер один? Некоторые тренеры говорили, что отказываются, что такие условия они не хотят принимать…

    Брызгалов И.: Это еще одно большое заблуждение. Никогда я такого не говорил. Дехтярев В.: Выдумки журналистом или тренеров. Хотя, тренеры говорили, что Илья Брызгалов – не простой вратарь. Человек с непростым характером. Брызгалов И.: Вы знаете, многие люди так говорят. Но они меня совершенно не знают.

    Дехтярев В.: Мы до эфира с вами общались и сейчас общаемся, я проблем пока не заметил.

    Брызгалов И.: Видите, вокруг меня создали какой-то миф…

    Дехтярев В.: А почему?

    Брызгалов И.: Я не знаю. Многие люди, с которыми я даже лично незнаком, имеют обо мне какое-то мнение и высказываются публично обо мне.

    Дехтярев В.: А вас это как-то задевает, мешает?

    Брызгалов И.: Нет, меня это не задевает. Я просто пытаюсь понять, как этот человек может обо мне что-то говорить, когда он меня совершенно не знает. Я даже с ним незнаком. И он делает какие-то заявления обо мне…

    Дехтярев В.: Сейчас идет достаточно серьезный спор по поводу лимита на легионеров. На ваш взгляд, лимит нужен в КХЛ? Вы – человек, который отыграли достаточно большое количество сезонов в НХЛ, где никакого лимита на легионеров нет вообще. На ваш взгляд, нужен ли нашему хоккею лимит на легионеров?

    Брызгалов И.: Давайте разделим: существует национальная сборная и КХЛ. Нужно поставить первоочередную задачу: или мы делаем все в интересах сборной или мы создаем профессиональную хоккейную лигу. Нельзя будет сделать сразу две вещи. Если создаешь настоящую, профессиональную, зрелищную хоккейную лигу, ни о каких лимитах речи быть не может. В этой лиге должны играть самые лучшие, чтобы был первоклассный хоккей, чтобы зрителю было интересно его смотреть, чтобы они шли на трибуны. Вводя лимит на легионера, ты не создашь лигу. Они говорят, у нас не может играть молодежь тогда, сборная от этого страдает… Мы возвращаемся к работе с молодежью, к тому, чтобы она «выцарапывала» себе эти места. В тепличных условиях не вырастишь игрока мастер-класса.

    Дехтярев В.: Был у нас момент, «обязаловка», чтобы на площадке, что называется, «масочники» были. В чем проблема? У нас сажали вратаря определенного года рождения. И человек просто не тренировался, не играл, он просто сидел на скамейке запасных, потому что он вписывался в этот лимит просто по своему возрасту.

    Брызгалов И.: Идет простой конфликт интересов. А поскольку у нас большинство команд спонсируется госкорпорациями, им важно…

    Дехтярев В.: Выигрывать?

    Брызгалов И.: Нет, у нас задача есть сверху, что должна быть сборная. Соответственно, туда мы сажаем молодежь, которая в КХЛ не развивается, будет просто сидеть. Они потом не смогут попасть в сборную. В общем, каша получается.

    Дехтярев В.: Илья, я надеюсь, что карьера ваша еще не завершена. И мы на площадке вас еще увидим.

    Брызгалов И.: В предварительном матче каком-нибудь.

    Дехтярев В.: Я надеюсь, что это все-таки будет какой-то регулярный матч, плей-офф, может быть, где-то в КХЛ даже.

    Брызгалов И.: Посмотрим, жизнь покажет.

    #9611

    Flyersice.ru
    Хранитель

    «Где вы вместе, там и есть дом». Бывший вратарь «Филадельфии» о постоянных переездах профессионального хоккеиста

    null

    9-летняя Элла Лейтон отлично себя чувствует и задорно уминает на завтрак хлопья, сидя на диване в гостиной.

    Остальные члены семьи Лейтонов не могут похвастаться такой же бодростью. Теодор, которому совсем недавно исполнилось два годика, провел часть своего Дня рождения в кабинете врача из-за затянувшегося кашля. Но даже это не мешает ему наслаждаться своим главным подарком: игрушечная машинка, которая теперь катается по всему дому. Аннализа, который пять лет, также кашляет, так что сегодня на учебу не пойдет.

    Их родители, Майк и Джен Лейтон, прибегают к чудодейственным свойствам кофе, чтобы прийти в себя. Большую часть ночи они провели в метаниях между спальнями Теодора и Аннализы, пытаясь успокоить своих чад. Джен удалось выкроить время для отдыха, но она так и не сомкнула глаз. А впереди ее ждет еще целый день беспрестанного контроля за детьми.

    34-летнего Майка ждут свои дела и испытания. Он является основным голкипером «Рокфорда», фарм-клуба «Чикаго» в АХЛ. Его ждет утренняя раскатка, а вечер – официальный матч.

    Семья Лейтонов не отличается от других. Им нужно убрать нападавшие на участок арендуемого ими в Иллинойсе дома листья. Детям нужно ходить в школу. Нужно продать шоколадки для школьного фонда. Нужно приготовить завтраки, обеды и ужины. Да еще простуда передается от одного к другому. Майк и Джен могли бы даже сказать, что это рутинная жизнь.

    Отличает их от многих других семей витиеватая карьера Майка, которая не позволяла семье долго задержаться на одном месте. «Это непросто, — говорит Джен. – Я не могу приукрашивать. Да, хоккей дает какие-то дополнительные блага, но дается это все очень тяжело. И легче не становится. Я мучаюсь каждый год. Но, честно говоря, у меня нет другого выбора. Я обязана сделать это. Мы обязаны.

    Это его карьера. И мы следуем за ним».

    Майк Лейтон начинает пересчитывать на пальцах, сколько адресов он сменил за время своей 15-летней карьеры. Когда подсчет подходит к концу, то не хватает пальцев и на двух руках.

    Первые три адреса находятся в Норфолке, штат Вирджиния, где начиналась его профессиональная карьера. Потом начались переезды: Чикаго; Рочестер, штат Нью-Йорк; Портленд, штат Мейн; Олбани, штат Нью-Йорк; Роли, штат Северная Каролина; и Филадельфия. У него была два разных дома в Глен-Фоллс, штат Нью-Йорк, затем он побывал в Донецке, Украина, а теперь оказался в Рокфорде. И это не считая множества отелей, в которых он селился.

    «Да, 14 разных мест, — говорит Майк. – Никогда не жил в одном и том же доме дважды, разве только в «Каролине», где я закончил один сезон и начал другой».

    Майк и Джен надеялись на некоторую стабильность и купили дом в Северной Каролине, когда он заключил двухлетний контракт с «Харрикейнс» перед стартом сезона-2008/09. Но они продали его, когда Майка забрала «Филадельфия» с драфта отказов в декабре 2009-го. Они обзавелись домиком в Уиндзоре, провинция Онтарио, но постоянного жилья на время сезона уже не ищут. Они выучили свой урок.

    Новый дом Лейтонов расположен в престижном районе Рокфорда. Майк и Джен, которые познакомились еще в старших классах в Уиндзоре и с тех пор уже вместе 16 лет, особенно тщательно подходят к декорированию нового жилья. Нужно разместить старую мебель, различные памятные безделушки и организовать все это с новым местом. Но главное, придать ему ощущение перманентности.

    «Важно чувствовать себя, как дома, — объясняет Майк. – У нас даже есть специальная табличка: «Где вы вместе, там и есть дом». И это идеально описывает нашу ситуацию. Когда мы возвращаемся в Канаду, то даже не успеваем почувствовать себя дома, так как проводим там слишком мало времени».

    Обмен вряд ли светит Лейтону в этом сезоне. В прошлом году на это было гораздо больше шансов, так как у «Блэкхокс» было четыре кипера, которые претендовали на место в составе. Однако даже в случае трейда Джен готова действовать. Когда речь заходит о переезде, она опытный профессионал.

    «Я иногда слышу критику в свой адрес, так как готовлюсь к самому худшему и просто надеюсь на лучшее, — говорит Джен. – Но мне так проще ко всему подготовиться. Ведь нужно готовить семью к возможному переезду, собрать целый дом, решить вопросы со школами, а если все откладывать до последней минуты, то можно впасть в панику. Я так смотрю на это».

    Залив в себя кофе, Майка усаживает Теодора в детское сиденье. Элла прыгает на заднее сиденье их внедорожника, и они отправляются в школу Эллы.

    Майк понимает, сколько забот ложиться на плечи Джен, когда он в отъезде. Так что он пытается выполнять свои обязанности, когда дома. И одно из таких дел – развести детей по школам.

    null

    Определенное чувство вины сопровождает всю карьеру Майка. Ему приходится пропускать важные события в жизни детей. Но также он понимает, что его карьера не будет длиться вечно, и он должен заработать максимальное количество денег, пока может выступать.

    У него есть сожаления. И самое главное, он пропустил рождение Теодора, так как выступал в составе «Донбасса» в КХЛ в сезоне-2013/14. Команда как раз приземлилась в Казани, когда он получил сообщение, что у Джен отошли воды. Он следил за родами по FaceTime. И своего малыша живьем он смог увидеть лишь через пару недель. «Конечно, об этом я буду жалеть до конца своих дней», — сокрушается Лейтон.

    Джен не думала, что отсутствие Майка дастся так тяжело. В то время казалось, что переезд за океан имеет смысл. В НХЛ локаут, да и денег можно подзаработать. Но сейчас Джен смотрит на это по-иному. Не улучшало ситуацию и то, что у Теодора была диагностирован респираторный синцитиальный вирус и он провел в госпитале более недели.

    «Наверное, это был худший год в моей жизни, — признается Джен. – Он принес столько неопределенности, а мне пришлось в одиночку справляться со всем. Знаете, и ведь осознание всего этого пришло только позже. Насколько тот отъезд негативно сказался на его карьере, на нашей семье. И я не собираюсь повторять подобного. Я не стану проходить через это вновь».

    Однако семья Лейтонов была близка к повторению этого «приключения». Хорошо зарекомендовав себя в КХЛ, Майк получил предложение от «Донбасса» подписать контракт на улучшенных условиях и вернуться в команду на следующий сезон. И он согласился.

    Перед отъездом в Россию семья решила съездить в Диснейленд. Однако всю дорогу Майк чувствовал себя неважно. Постоянные головные боли. Он никогда не любил жаловаться на здоровье, но терпеть уже не было сил. Он пошел к врачам, сдал тесты и узнал диагноз – вирусный менингит.

    «Звучало это крайне неприятно», — вспоминает Майк.

    Как бы странно это не звучало, сейчас Лейтоны рады той болезни. «Донбасс» не мог ждать выздоровления Майка, и его контракт был расторгнут. Семья избежала очередного расставания. Вместо возвращения на Украину он подписал договор с «Чикаго» в августе 2014 года.

    «Когда он решил вернуться и спросил о моем отношении к этому, то я не сказала ему правду. Ведь это его выбор, его карьера. И я не могу сказать: «Нет, этого ты делать не будешь. Он сам должен делать выбор. Не могу сказать, что я была рада. Я просто готовилась к тому, что нас может ждать впереди.

    Болезнь была послана ему откуда-то свыше. Понимаю, что это звучит ужасно, так как он многое перенес. Э то не была обычная простуда. Я никогда не видела его таким раньше. Одно это только пугало меня. Но ничего не случается просто так. К счастью, все сложилось удачно. Слава Богу».

    Высадив Эллу у школы, Майк на секунду забегает домой, после чего отправляется на тренировку. Его хоккейная рутина не менялась за последние 15 лет. Он завтракает на арене, смотрит видео, разминается (да, с годами это стало занимать больше времени), переодевается и выходит на лед.

    Майк гордиться, когда видит на доске в раздевалке написанный им слоган: «Не имеет значение, кто ты сегодня, главное, кем ты будешь завтра».

    Лейтон очень серьезно относится к тренировкам. Он гордиться тем, что стал профессиональным хоккеистом. И профессионально относится к делу в независимости от того, на каком уровне ему предстоит играть. Но реальность такова, что, возможно, в НХЛ его уже больше не позовут. Он провел 105 матчей в лиге и 16 матчей в плей-офф, в том числе и финал Кубка Стэнли-2010 в составе «Флайерс». И он с радостью бы принял еще один шанс.

    В прошлом сезоне Майк заключил контракт с «Блэкхокс» с расчетом, что он станет третьим кипером команды после Кори Кроуфорда и Анти Раанты. Однако Скотт Дарлинг впечатлил всех по ходу сезона и обошел Лейтона. Кроуфорд, Раанта и Дарлинг – все сыграли в регулярном чемпионате и получили чемпионские перстни в конце сезона. Майк так и не покинул АХЛ и остался без кольца.

    «Я был запасным запасного запасного», — объясняет Майк.

    Лейтон заключил новый однолетний контракт пред стартом нынешнего сезона, так как с уходом Раанты он вновь перемещался на третье место в табели о рангах. Ему также очень понравилась организация работы в клубе и возможность всей семьей вернуться в Рокфорд.

    Но Майк боится, что следующим летом их ждет новый переезд. Кажется, что «Чикаго» определился с тандемом вратарей основного состава – Кроуфорд и Дарлинг – на ближайшее будущее. И если какая-то другая команда НХЛ захочет дать Майку шанс следующим летом, то он должен рассмотреть этот вариант.

    «Многие люди смотрят на игроков НХЛ и думают: «О, у них хорошая жизнь. Они всем обеспечены. Они зарабатывают миллионы долларов». Но далеко не для всех это правда. Честно говоря, если бы я точно знал, что уже больше не сыграю в НХЛ, то с радостью бы подписал четырехлетний контракт с «Рокфордом», купил бы дом и осел бы здесь. Это идеальный вариант, если моя карьера в НХЛ завершена. Но если у меня все еще есть шанс, то не могу покупать дом, подписывать долгосрочный договор.

    Как долго я хочу еще играть? Я хочу закончить этот сезон, затем провести следующий, а дальше посмотрим. Многое будет зависеть от моих ощущений».

    После тренировки Майк чувствует себя хорошо, несмотря на бессонную ночь. И он уверен, что будет чувствовать себя еще лучше после того, как вздремнет пару часиков. Роскошь, которой Джен лишена.

    null

    Отдых очень пригодился Майку вечером. Партнеры по команде заставили его попотеть, так как девять раз предоставили «Чикаго Вулвс» шанс сыграть в большинстве. «АйсХогс» вели со счетом 3:1, но упустили преимущество в концовке третьего периода. Игра докатилась до серии буллитов, где Майк справился с двумя бросками из трех, а его команда все же победила – 4:3. Он был признан третьей звездой матча.

    Переодевшись после игры, Майк возвращается в раздевалку и общается со своими гостями. Майк и Джен создали благотворительную организацию Leighton’s Minions в прошлом сезоне. Для вдохновляющих людей Рокфорда они предлагают VIP-пропуска на матчи команды.

    Домой он возвращается после 23:00. В кухне его ждет Элла. Обычно Джен дожидается мужа, но день был слишком изматывающим. И она заснула, пока смотрела с детьми телевизор.

    Майк разогревает свой ужин и садиться за стол. Рядом подсаживается Элла, которая рассказывает о том, как прошел день в семье. Майк с радостью слушает дочь, но в тоже время думает о будущем. Он осознает, что вскоре его карьера подойдет к концу. Семья Лейтонов сможет успокоиться и осесть в одном месте, в одном доме.

    «Когда я повешу коньки на гвоздь, то смогу насладиться семейной жизнью. Тяжело постоянно покидать их. Наверное, будет приятно расслабиться и просто ничего не делать. Конечно, я не собираюсь все время сидеть без дела, но первые месяцев шесть планирую отдыхать и быть вместе с семьей», — заключает Майк.

    Завтра в школу не надо, так что Майк не против того, что Элла еще не в постели. Однако через минут он говорит ей, что пора спать. Также он догадывается, что Аннализа и Теодор скоро вновь проснуться и семья вновь придет в движение.

Просмотр 10 сообщений - с 11 по 20 (из 25 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.