Евангелие от Hextall.ru | Flyersice  |  Page 3

Евангелие от Hextall.ru

ICE форум Филадельфия Флайерз Российский Фан Клуб "Филадельфии Флайерз"

В этой теме 33 ответа, 1 участник, последнее обновление  Francophone 3 года/лет назад.

Просмотр 10 сообщений - с 21 по 30 (из 34 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1785

    Francophone
    Модератор

    Европейцы в истории Филадельфии ФлайерсЧасть 1 — В начале славных дел

    Еще совсем недавно североамериканские хоккеисты занимали главенствующие позиции в NHL. Европейцам было достаточно трудно обосноваться в лиге и конкурировать с канадцами и американцами. Превосходство игро-ков из Нового Света над выходцами из Европы проявлялось во всем. И в игре, поскольку европейцам приходилось адаптироваться к новым условиям, и в численности, что вполне естественно, и простым отношением со стороны специалистов, скаутов, журналистов, тренеров и прочих людей, ревностно следящих за событиями в лиге.

    Североамериканцы получали более высокие номера драфтов, что, хоть и необязательно, но как-то гарантиро-вало им место в основе. А европейцев, наоборот, сильно недооценивали, что, конечно же, усложняло их судьбу в NHL. Достаточно вспомнить обмен Эрика Линдроса в «Philadelphia Flyers», который наиболее ярко характеризует плачевное состояние хоккеистов из Старого Света. Ведь в том обмене был задействован, тогда еще мало извест-ный в Северной Америке, игрок сборной Швеции Петер Форсберг.

    С тех пор минуло 10 лет. Сейчас уже никому не надо объяснять, что если был бы возможен обратный трейд, и если бы Линдрос мог быть таким же, как раньше, то их поменяли один к одному, потому что они оба являются звездами Национальной Хоккейной Лиги. Но если для Линдроса были созданы все условия, то путь Форсберга к вершине хоккейного Олимпа был куда более тернистым. Сейчас бы в пору хвататься за голову руководству клуба «Philadelphia Flyers», за то, что они расстались с будущей супер-звездой NHL. Но делать этого они не будут, и не, потому что много воды утекло с тех пор, а потому что «Philadelphia Flyers», пожалуй, единственный клуб лиги, ко-торый чтить свои традиции, основанные еще в далекие 60-70 годы, когда они сильно недолюбливали хоккейные команды по другую сторону Атлантики, и открыто «враждовали» с «русским хоккеем». Так с чем связанно такое отношение «Philadelphia Flyers», к европейцам (русским) и их хоккею.

    Все началось в далеком 1972 году. Этот год был судьбоносным в истории хоккея. На хоккейной арене со-шлись две самые могучие хоккейные школы, советская и канадская. Обе стороны очень тщательно готовились к той знаменательной супер-серии, которая проводилась на самом высшем уровне. В ту и другую сборную были приглашены только самые лучшие, в состав сборной Канады был приглашен и нынешний генеральный менеджер «Philadelphia Flyers» — Бобби Кларк (Bobby Clarke), о котором и пойдет речь.

    Эта супер-серия стала для Кларка нечто особенным в его жизни. Ну, во-первых, тогда он стал проявлять себя как звезда мирового масштаба. А во вторых… он ненавидел СССР, и как потом оказалось эта ненависть стала вза-имной. В 6 игре Кларк, в результате грязной игры, нанес тяжелую травму супер-звезде советского хоккея Валерию Харламову, ударив его клюшкой по лодыжке. Советская сторона на это отреагировала очень бурно, обвиняя Клар-ка в намеренном нанесении травмы Харламову, отмечая, что он (Кларк) не первый раз играет так грубо и грязно.

    На это Кларк невозмутимо пожимал плечами и в свою очередь обвинял русских в излишней изнеженности, мотивируя это тем, что хоккей — это не фигурное катание; это силовой и контактный вид спорта; что в борьбе на площадке может случится всякое, и никто от этого не застрахован, а потому он себя виноватым не считает. Все это привело к тому, что Кларк стал испытывать глубокое отвращение к советской хоккейной школе, а в ответ получил не менее глубокую ненависть с советской стороны.

    Но, несмотря на конкуренцию между «канадским» и «советским» хоккеем, специалисты обоих сторон посто-янно общались. Хотя такая инициатива исходила в первую очередь от североамериканцев, поскольку они понима-ли, что советская школа хоккея достигла очень высоких результатов, а поэтому было бы неплохо у них перенять самое лучшее и попытаться адаптировать это к своей манере ведения игры.

    На почве таких отношений не редко завязывалась дружба. Тренер «Philadelphia Flyers» Фред Шеро (Fred Shero), несмотря на «железный занавес», частенько приезжал в СССР, чтобы изучить русский стиль игры, а так же пообщаться с одним из наших старейшин хоккея Анатолием Тарасовым.

    Постоянно общаясь, друг с другом, они смогли преодолеть стену «вражды» и «недопонимания» и стать друзь-ями. Разговаривая на хоккейные темы, постоянно учась, друг у друга, Тарасов и Шеро испытывали друг к другу неподдельное восхищение. Шеро в первую очередь интересовали вопросы относительно методов проведения тре-нировок и игровой тактики, чтобы попытаться приспособить к стилю игры «Flyers».

    В результате этого Шеро разработал собственную систему игры «Летчиков», благодаря которой «Philadelphia Flyers» заполучила два Кубка Стэнли, а впоследствии смогла обыграть «ЦСКА». Конечно же Шеро, не смотря на свои новые «наработки», не отказался от жесткого стиля, что так осуждала советская школа. «Philadelphia Flyers» из-за такого стиля была самой критикуемой командой и в самой лиге, чересчур они были жесткими и жестокими. Но именно такая игра позволяло быть «Летчикам» самой непобедимой командой середины 70-х годов, особенно на родном льду. Безусловно, такая тактика, построенная на «чисто» силовом хоккее, порой давала большие сбои в обороне, но, имея в составе такого вратаря как Берни Парент (Bernie Parent), за «тылы» можно было не беспокоит-ся. Впрочем, в «Philadelphia Flyers» всегда были сильные вратари, и в те периоды, когда они были «не на высоте» или когда они просто какое-то время отсутствовали, «Flyers» неизменно оказывались «вне игры».

    Nik (c)

    #1786

    Francophone
    Модератор

    Европейцы в истории Филадельфии Флайерс. Часть 2. «С приветом из стран советов»

    В 1976 году в Северную Америку приехали две советские команды: «ЦСКА» и «Крылья Советов». Эти команды должны были сыграть несколько встреч с различными клубами NHL. «ЦСКА» должен был завершить свое по-бедное турне в «Спектруме», в матче против «Philadelphia Flyers». «Flyers» к этому моменту успели два раза подряд завоевать Кубок Стэнли, и конечно же не собирались уступать, гремевшему на весь хоккейный мир «ЦСКА».
    К этой игре «Летчики» готовились основательно, тем более что Парент был травмирован, а, следовательно, нагрузка на защиту усилилась. Шеро, хотя он и не был таким большим специалистом в области «русского» хоккея, как Скотти Боумэн (Scotty Bowman), тем не менее, он прекрасно осознавал, что ждет его команду. Используя свой опыт, полученный от общения с Тарасовым и другими советскими специалистами, он разработал свой план на игру, учитывая отсутствие Парента и недостаток мобильных защитников. В результате «Летчики» с огромным преимуществом (счет по броскам 49-13!) одержали вверх над «Армейцами» со счетом 4-1. Соперники расстались недружелюбно, унося с собой чувство «ненависти» друг к другу.
    Даже прежде чем «ЦСКА» приехала в Филадельфию, каждый игрок команды знал, что его там ждет, посколь-ку всем хорошо была известна манера игры «Хулиганов с Большой Дороги». В советской газете «Правда» даже была такая карикатура, изображающая хоккеистов «Flyers», как головорезов, у которых вместо клюшек в руках было различного вида оружие. Кроме того, хоккеистам «ЦСКА» была уже прекрасна известна репутация Кларка, так как многим из них приходилось играть против него в супер-сериях 72-74 гг. «Летчики» в свою очередь относились к «Армейцам» c не меньшем недоверием и подсознательной «ненавистью».
    Принимая во внимание такую «теплоту» чувств с обеих сторон, организаторы постарались создать на арене дружелюбную обстановку, из-за чего начало матча изрядно задержалось. Сначала легендарный комментатор «Philadelphia Flyers» Джин Харт (Gene Hart) произнес свою речь на русском, затем Эд Шнайдер (Ed Snaider) тоже вставил пару фраз на русском языке, желая всем удачи, потом слово держали еще несколько человек, каждый из которых говорил хорошие слова в адрес той и другой команды и т.д. и т.п. Но все это было лишь спектаклем. Друг перед другом стояли две «армии» готовых «впиться друг другу в глотки». И причин для этого было очень много. Это и политика, это и личная неприязнь, ну и конечно разные хоккейные стили. Кроме того, встречались сильнейшие команды того времени: двух-кратный обладатель Кубка Стэнли и команда-легенда советского периода, основа непобедимой сборной СССР. Так же «Летчики» были последней надеждой профессионалов, которые должны были остановить непобедимую «армаду». Таким образом обстановка в «Спектруме» была накалена до предела.
    «Летчики» всю игру диктовали свои условия, играя в свойственный им хоккей — агрессивный, жесткий и порой грубый. В первом периоде опять, как и 4 года назад, не повезло Валерию Харламову. На этот раз из строя его вывел Эд Ван Имп (Ed Van Impe). Дальнейшие события предугадать не сложно. Возмущенная советская сторона отказывалась продолжать играть, все от игроков до тренеров и почетных гостей, требовали дать игровой штраф провинившемуся. С большим трудом удалось всех успокоить, но этот момент напрочь «вырубил» русских. Абсолютно расклеившись, они уступили с огромным преимуществом. Вот именно так «Philadelphia Flyers» смогла подсластить горькую пилюлю «профессионального» хоккея. А Фред Шеро был весьма доволен собой и командой, так как благодаря четкому выполнению его стратегического плана на игру «Летчики» смогли обыграть одну из самых сильнейших команд мира.
    Шеро был не единственным человеком в системе «Philadelphia Flyers», который проявил интерес к русским (европейцам) и их хоккею. Генеральный менеджер Кейт Аллен (Keith Allen) и хозяин клуба Эд Шнайдер (Ed Snaider) тоже признавали успехи русских (европейцев) в области хоккея. Возможно, многие будут удивленны, но на драфте 1975 года в девятом раунде «Philadelphia Flyers» был выбран советский хоккеист Виктор Хатулев (Viktor Khatulev) из рижского «Динамо». Хотя Хатулев так и не провел за «Летчиков» ни одного матча, но сам факт его выбора, доказал, что «Philadelphia Flyers» является более открытой организацией в лиге, чем другие на тот период.
    Так же «Philadelphia Flyers» проявляла живейший интерес и к другой хоккейной школе, извечному сопернику сборной СССР, чехословацкой. «Летчики» стали первой командой NHL, которая смогла подписать хоккеиста из Восточной Европы. Им стал «перебежчик» Руди Тайкнар (Rudy Tajcnar), который заключил контракт с «Flyers» летом 1978 года. Впрочем, Тайкнар не смог закрепиться в основном составе «Летчиков», проведя карьеру в низ-ших лигах. Но, несмотря на это, «Philadelphia Flyers» была заинтригована хоккейным богатством ЧССР, тем более что у нее был некий Луи Катона (Louis Katona). Такой же «перебежчик» как и Руди Тайкнар, он прекрасно знал чехословацких хоккеистов, и поставлял разнообразную информацию о них руководству «Philadelphia Flyers». Именно так «Летчики» узнали об Антоне Штясны (Anton Stastny), который был выбран ими в 12 раунде драфта 1978 года, и о его двух братьях Петере и Мариане.
    Катоне был выплачен аванс в 20.000$ и пообещано еще 280.000$, если он сможет переманить братьев в «Philadelphia Flyers». Самим же братьям «Летчики» обещали по 625.000$ Петеру и Мариану и 830.000$ Антону. Это были огромные деньги по тем временам, но «Летчики» их не жалели, так как понимали, что приобретение братьев Штясны сделает их просто непобедимыми в лиге.
    Но Катона, приняв аванс, не торопился исполнять данные им обязательства. В конце концов «Летчики» решили расторгнуть контракт и вернуть деньги. Но ни какие судебные разбирательства не помогли отсудить у Катоны те 20.000$. Кроме того, 26 августа 1980 года Петер и Мариан Штясны были подписаны «Quebec Nordiques». «Philadelphia Flyers», хотя и обладала правами на Антона Штясны, но решив, что Антон без братьев играть не будет, выгодно продала права на него «Quebec Nordiques».
    Следующим чешским хоккеистом, которым заинтересовались «Летчики», стал звезда чешского хоккея, защитник Мирослав Дворак (Miroslav Dvorak). Не смотря на неодобрение со стороны СССР, чешские руководители разрешили Двораку покинуть ЧССР. Таким образом, в 1983 году Мирослав Дворак стал «Летчиком». В ту пору Мирославу было уже за 30 лет, но он быстро освоился в команде и стал одним из ведущих защитников «Flyers» в течение нескольких лет. Кроме того, обладая добродушным характером, Дворак стал одним из самых популярных игрок в команде, проведя за неё 3 сезона, набрав в 193 играх 85 очков (11+74).

    Nik (c)

    #1787

    Francophone
    Модератор

    Европейцы в истории Филадельфии Флайерс. Часть 3. «Скандинавские большие и маленькие трагедии»

    К тому времени, как в составе «Philadelphia Flyers» появился первый чехословацкий хоккеист, «Летчики» уже вовсю интересовались и другими европейскими хоккеистами, в основном из Швеции и Финляндии. В период с 1981 года по 1983 «Philadelphia Flyers» задрафтовала шесть хоккеистов из Финляндии, но только один из них сто-ил всех остальных своих соотечественников, это был Илкка Синисало (Ilkka Sinisalo).
    Не кем не выбранный на драфте 1981 года, Синисало был подписан, как свободный агент, «Flyers». Такая практика подписания игроков из Европы, по общему согласию всех клубов NHL, уже запрещена. Илкка Синисало стал самым недооцененным европейским хоккеистом 80-х. Прекрасный penalty killer, обладающий отличным ката-нием, превосходной техникой, классным ударом, особенно слева, Илкка Синисало стал, хоть и несколько обделен-ным, но важным игроком в составе «Летчиков». Проведя в составе «Philadelphia Flyers» 9 сезонов, Илкка Синисало стал лучшим европейским игроком за всю историю клуба по показателю +/-. Сейчас Илкка Синисало работает ге-неральным менеджером в финском клубе «Espoo Blues». Кстати интересное совпадение, по приезду в Хельсинки Илкка Синисало купил квартиру, в которой раньше жил второй в истории «Flyers» финский хоккеист Янни Нии-нимаа (Janne Niinimaa).
    Если Илкка Синисало стал единственным финским «открытием» 80-х, то среди шведов, таких «открытий» было несколько. Это защитники: Томас Ерикссон (Thomas Eriksson), Чель Самуэльссон (Kjell Samuelsson), напа-дающий Пелле Эклунд (Per-Erik «Pelle» Eklund) и вратарь Пелле Линдберг (Per-Erik «Pelle» Lindbergh). Впрочем, первые двое особенных лавров в «Philadelphia Flyers» себе не сыскали, а вот последние двое заслуживают более пристального внимания.
    Пелле Линдберг — вратарь шведского клуба «AIK» и сборной Швеции, был любимчиком легендарного голки-пера «Flyers», члена Зала Хоккейной Славы, Берни Парента (Bernie Parent). Для Линдберга Парент был кумиром, он во всем ему подражал. Когда в 1979 году его задрафтовали «Летчики», Линдберг прыгал от радости, еще бы играть за клуб, в котором выступал сам Великий Парент. Но дебютировать сразу в NHL ему не пришлось, впрочем, это позволило Линдбергу участвовать в олимпийских играх 1980 года, где он зарекомендовал себя с наилучшей сторо-ны.
    Такое удачное выступление на олимпийских играх, как полагал Линдберг, должно было гарантировать место в основном составе «Летчиков». Но Пелле еще не понимал, что у него все еще есть существенные недостатки, ко-торые этого ему не позволяли. Тем более что европейские вратари в NHL котировались еще меньше, чем те же европейские полевые игроки. Например, такие же талантливые шведские голкиперы, как Leif «Honken» Holmqvist и Кристер Абрахамссон (Christer Abrahamsson), никогда не рассматривались как серьезные кандидаты на первые роли в НХЛ.

    Таким образом, Линдберг провел весь сезон 80/81 и большую часть сезона 81/82 в AHL, а, начиная с 82/83 су-мел стать первым вратарем команды, оспорив это право у Rick St. Croix. Этот сезон стал для Линдберга его пер-вым полном сезоном, в котором он чередовал великолепную игру с полными провалами. Впрочем, в том сезоне «лихорадило» всю команду. Следующий сезон «Летчики» провели ни чуть не лучше.
    В сезоне 84/85 в «Philadelphia Flyers» произошли большие перемены. Многолетний менеджер команды Кейт Аллен получил повышение, на его место пришел, закончивший карьеру, Бобби Кларк. Так же в команду был при-глашен «железный» Майк Кинэн, славившийся тем, что любую команду мог привести к успеху или к полному про-валу, но в том сезоне «Летчикам» в этом плане повезло.

    Что касается Линдберга, то этот сезон он провел на самом высшем уровне. Он становится обладателем Vezina Trophy, хотя в наше время его статистические показатели нас бы не впечатлили бы, но надо помнить, что хоккей того времени был более атакующим, нежели сейчас. Vezina Trophy Линдберг получал из рук своего кумира Берни Парента, что еще более усиливало его радость. В playoff 85 года, блестящая игра Линдберга позволила «Philadelphia Flyers» выйти в финал Кубка Стэнли, но там уступили более талантливой команде «Edmonton Oilers».
    10 ноября 1985 года Линдберг погиб в автокатастрофе, его смерть потрясла всю лигу. «Philadelphia Flyers», что бы отдать свой последний долг своему игроку, чья игра заставляла восхищаться всех, кто следил за хоккеем и НХЛ в частности, учредила клубный приз “PELLE LINDBERGH MEMORIAL TROPHY” , вручаемый хоккеистам за их прогресс в игре по сравнению с прошлым сезоном. Этот трофей навеки внёс имя Пеле Линдберга в историю «Philadelphia Flyers».
    После смерти Линдберга, в 1986 году в команду пришел новый Пелле, задрафтованый еще 1983 году Кейтом Алленом, нападающий Пелле Эклунд. Когда летом 1985 года было объявлено, что Эклунд переезжает в Филадель-фию, болельщики шведского клуба «AIK» устроили целую демонстрацию протеста у Американского посольства в Стокгольме. Вот такой любовью пользовался Эклунд у своих фанов, хотя такая причина, как переход Эклунда в «Philadelphia Flyers» , конечно же, не была основной причиной этого пикета.
    В новом клубе у нового Пелле поначалу не совсем сложились отношения с Кинэном. «Железный» Майк вос-хищался скоростью и техникой Эклунда, особенно ему нравилось его игра в powerplay и его способности плейме-кера, но у Эклунда были недостатки, он был чересчур мягким, физически не мощным, плохо ведущим силовую борьбу. В глазах Кинэна такие недостатки были просто губительным, поэтому, оставив его в первой бригаде по реализации численного преимущества, он переводил его аж в четвертое звено. Тем не менее, не смотря на такое большое ограничение игрового времени, Эклунд раздает 51 передачу и набирает 66 очков в 70 играх, становясь одним из лучших новичков сезона.
    В playoff 87 года «Летчики» снова выходят в финал Кубка Стэнли, но на этот раз команда выглядела куда бо-лее сильной, чем два года назад, ведь кроме Эклунда в команду пришел Рон Хексталл (Ron Hextall). Но и на этот раз «Philadelphia Flyers» уступила «Edmonton Oilers», но уже в 7 встречах.

    Кажется, что каждый раз как оглядываешься на ПО 87, то Эклунд был брошен защитниками в одиночестве. В конце конца Пелле потерял уверенность при броске шайбы. К несчастью для Пелле, в play off 87 года на него воз-лагали большие надежды, но он не дотягивал до того уровня, который требовался. Эклунд больше любил красоту паса, чем броски по воротам. В то время как тренеры и фаны устали от его неточных пасов, они каждый раз ждали его супер голов, которые обычно были очень красивыми и изящными. Эклунд играл то в центре, то слева, а так же и в меньшинстве. К тому времени как его обменяли в Даллас, он стал лидером на все времена по пасам и голам среди европейцев игравших в «Philadelphia Flyers». Пелле закончил играть, отыграв 5 лет в «Leksand IF» в Швеции, где и повесил на гвоздь коньки в 98-99 сезоне.

    Nik (c)

    #1788

    Francophone
    Модератор

    Европейцы в истории Филадельфии Флайерс. Часть 4. «Первое пришествие Кларка»

    Рассказывая о «Philadelphia Flyers» 70-80-х годов, мы несколько подзабыли о нашем главном герое, от которого и по сей день зависит судьба каждого европейца или североамериканца в «Flyers», а именно о Боббе Кларке. Хотя и Синисало, и Линдберг, и Эклунд пришли в команду, когда Кларк уже был генеральным менеджером клуба, но все-таки они были задрафтованы еще при Кейте Аллене, как впрочем, и многих других североамериканских игроков. Таким образом, успехи «Летчиков» середины 80-х, это еще отголоски трейдовой политики Аллена. Единственным «достижением» Кларка было приглашение на место главного тренера Майка Кинэна, что впрочем, как, оказалось, было очень даже хорошо для клуба. Но сама трейдовая политика Кларка, оставляла желать лучшего. В период его первого «правления» c 85 по 90 гг. «Летчики» не только не усиливались, но и рассыпались, вследствие ухода лидеров, и «Philadelphia Flyers» впервые за свою историю с 1988 года начинает стремительно падать вниз по турнирной таблице, превращаясь в явных аутсайдеров.

    Что касается самого Кларка, то он во все не «отвернулся» от Европы, продолжая искать талантливых игроков из Старого Света. Основное свое внимание Кларк обратил в сторону ЧССР, но не забывал и о скандинавах.

    В 1986 году во втором раунде драфта «Летчики» выбрали финского хоккеиста Юкка-Пекка Сеппо (Jukka-Pekka Seppo). Сеппо был остро атакующем нападающем, и хотя он даже Европе не считался физически мощным игроком, тем не менее «Flyers» решило, что атакующий потенциал Сеппо им сейчас был более необходимым, чем его физические кондиции. Однако Сеппо не стал заключать контракт, предпочитая остаться в Финляндии, где вы-ступал до середины 90-х годов, а затем перешел в немецкую лигу.

    В 1987 году в команду пришел Мартин Хостак (Martin Hostak). Играл он в целом не плохо, но на него возла-гались более большие надежды, и, в конце концов, очень быстро был оправлен в низшую лигу, и он нем вскоре забыли. Сам же Хостак, с этим не смирился, и вернулся в Европу, где смог себя проявить в шведском «MoDo», и сделать карьеру.

    В 1988 году в 12-ом раунде «Летчики» задрафтовали чешского защитника Драгомира Кадлека (Drahomir Kadlec), который к этому времени становился одним из основных защитников Чехословацкой, а затем Чешской сборной. Но и он не надолго задержал в «Philadelphia Flyers», и в начале 90-го года возвращается в Европу, играть немецкий клуб «Kaufbeuren».

    В 1989 году во 2-ом раунде «Philadelphia Flyers» выбирает шведского нападающего Патрик Юлин (Patrik Juhlin), но его услугами «Летчики» воспользуются только в 94-ом. На олимпийских играх в Лиллехамере, в том же 94-ом году, сборная Швеции становится олимпийским чемпионом, а Юлин забив 7 шайб в 7 встречах, становится одним из лучших в своей команде. Безусловно, такой успех не мог остаться без внимания. Кларк, который к этому моменту уже успел уйти и вернутся в команду в качестве генерального менеджера, приглашает Юлин в трениро-вочный лагерь «Philadelphia Flyers». Проведя отличную «предсезонку», Юлин получает место в основе и дебюти-рует в NHL.

    Дебют удается на славу, и он уже впервой же своей игре набирает 3 очка (1+2), но затем, очевидно так и не приспособившись к игре в NHL, резко снижает обороты. Кроме того, в этом же сезоне 95/96 заполучает подряд две травмы, что еще более усложнило его жизнь в клубе. И, в конце концов, остаток сезона ему приходиться про-водить в фарме. Но Юлин еще надеялся вернуться назад в основную команду. В сезоне 95/96, выступая за фарм, Юлин добивается высоких результатов, но руководство «Philadelphia Flyers» оставляет это без внимания. Оконча-тельно потеряв надежду, Юлин возвращается в Европу, где его подписывает финский клуб «Jokerit». «Летчики» еще в течении двух лет сохраняли права на него, но так им больше и не воспользовались.

    Ну а самым громким приобретением Кларка, в период его первого «павления» в качестве генерального ме-неджера, пожалуй, стал молодой чешский защитник Иржи Латл (Jiri Latl). Латл был задрафтован «Кленовыми Ли-стьями» еще 1985 году, но Торонто так и не воспользовалась своими правами, уступив их «Philadelphia Flyers» в 1989 году. Latl довольно быстро освоился в новой команде и в течение нескольких лет был одним из основных защитников «Flyers». Латл был одним из тех игроков, от которых можно было ждать большего, чем он мог на са-мом деле. Единственное что «предъявляли» ему его критики, это то, что он был недостачно физически мощным и очень сильно увлекался атакующими действиями. Безусловно, талантливый, очень мобильный, Латл страдал от постоянных травм плеча и коленной чашечки, что, в конце концов, сказалось на его здоровье и карьере. «Летчики» очень надеялись, что Латл может стать одной звезд NHL, но увы этого не случилось, но Латл конечно же был са-мым талантливым молодым европейским хоккеистом в «Philadelphia Flyers» конца 80-х начало 90-х гг.

    Если Латл стал самым громким приобретением Кларка конца 80-х, то финский нападающий Теему Селянне (Teemu Селянне) и канадский центрфорвард Род Бринд’Амор (Rod Brind’Amour), стали самыми громкими его «не приобретениями». Перед драфтом 88 года «Philadelphia Flyers» тщетно пыталась выторговать себе первый или вто-рой выбор на драфте, предлагая различного вида компенсации. На этот шаг Кларк пошел именно из-за выше пере-численных игроков. Но, увы, Кларку этого не удалось. В итоге Селянне отправился в «Winnipeg Jets», где завоевал Калдер Трофи и поделил первое место среди снайперов с Александром Могильным (по 76 шайб), а также устано-вил абсолютный рекорд NHL среди новичков по набранным очкам (132!). Что касается Бринд’Амора, то он отпра-вился в «St.Louis Bluies». Впрочем, уже совсем скоро Род окажется в «Philadelphia Flyers», где станет одним из ли-деров, и проведет почти 10 лет в составе команды.

    Двумя годами позже Кларк, к драфту 1990 года, будет готовиться более основательно. Во-первых «Philadelphia Flyers» будет иметь 4 выбор, а во-вторых, этот драфт можно назвать драфтом звезд. Посудите сами, на этом драфте были представлены следующие игроки: Оуэн Нолан (Owen Nolan), Петр Недвед (Petr Nedved), Кейт Примо (Keith Primeau), Яромир Ягр (Jaromir Jagr), Дэррил Сидор (Darryl Sydor), Дериан Хэтчер (Derian Hatcher), Кейт Ткачук (Keith Tkachuk), Мартин Бродо (Martin Brodeur), Дагги Уйат (Doug Weight) Петер Бондра (Peter Bondra), а так же Майк Риччи (Mike Ricci) и некоторые другие.

    Как видите, Кларку было над чем поломать голову. Имея 4 выбор, он наметил четверку самых сильных, на его взгляд, игроков, примерно в такой последовательности: Примо, Нолан, Риччи, и чешская молодая звезда Яромир Ягр. Но Кларку не суждено было принять участие в этом драфте. За 48 часов до драфта Кларк был уволен, причи-ной стало уж слишком слабая трейдовая политика «Philadelphia Flyers», в результате которой «Летчики» обитали в конце турнирной таблицы. Кроме того, Кларк довольно пренебрежительно относился к талантливым дарованиям из Европы, что часто приводило его к ошибочным решениям. Новым генеральным менеджером был назначен Расс Форуэлл (Russ Farwell).

    Nik (c)

    #1789

    Francophone
    Модератор

    Европейцы в истории Филадельфии Флайерс. Часть 5. «Расс Форуэлл — два шведа, а какие разные судьбы!»

    Форуэллу команда досталась в плачевном состоянии, но он, еще толком не успев приступить к своим обязан-ностям, сразу же сделал большую ошибку, о которой он еще не мог предполагать. Поскольку его назначение со-стоялось за 48 часов до драфта 1990 года, то естественно он не мог более толково подготовиться к нему, а поэтому решил руководствоваться «наметками» своего предшественника. В результате, имея возможность выбирать между Риччи и Ягром, он выбрал первого. Таким образом, он уже успел «проморгать» будущую супер-звезду NHL, тем более что Риччи, так, и не вышел на тот уровень, который ему пророчили. Впрочем, эту ошибку Форуэлла можно списать на не подготовленность к драфту из-за его столь неожиданного назначения, тем более что Кларк вероят-ней всего поступил бы точно так же, а так же тем, что о потенциале Риччи ему было известно, а вот Ягра нет.

    Тем не менее, Форуэлл начал крупномасштабный проект по возрождению команды. В «Philadelphia Flyers» то-го периода было очень мало сильных игроков. Была только одна надежда — Рон Хексталл (Ron Hextall). Но Хек-столла замучили травмы, и он никак не мог выйти на прежний уровень. Команда нуждалась в крутых переменах.

    Форуэлл обладал сильными познаниями в области младших лиг, кроме того, у него были мощные связи в Се-верной Америке и Европе. Инге Хаммарстрём (Inge Hammarstrom), который еще в 70-х годах возглавлял так назы-ваемый «европейский отдел» «Philadelphia Flyers», был возвращен в команду в этом же качестве. Он и североаме-риканский скаут Билл Динен (Bill Dineen) начали широкомасштабную экспансию в Европе, включая и Россию.

    В то время как успехи на льду были очень и очень посредственны, Форуэлл начал свой проект по возрожде-нию «Philadelphia Flyers». Первым в его списке был Петер Недвед. Если бы Недвед не был бы выбран на том зло-счастном драфте до выбора «Flyers», то можно сказать, что Форуэлл непременно задрафтовал именно его, по-скольку очень хорошо знал его по выступлениям в западной хоккейной лиге (WHL). Но Ванкувер, который его задрафтовал, ни за какие «коврижки» не хотел его отдавать, тем более они и сами возлагали на него большие на-дежды. Это была первая неудача Форуэлла.
    Впрочем, в течение сезона 90/91 Форуэлл смог подписать девятерых игроков, шесть из которых «заброниро-вали» себе место в основном составе в этом сезоне, четверо были выше среднего уровня игроков NHL, и один из них смог достаточно ярко себя проявить в дальнейшим в составе «Летчиков». Это был один из участников буду-щего «легиона смерти» — шведский нападающий Микаэль Ренберг (Mikael Renberg). Его посоветовал Форуэллу Хаммарстрём, который, вполне по понятным причинам, в шведском хоккее разбирался больше, чем в каком-нибудь другом.

    К слову сказать, Ренберг был задрафтован самой «Philadelphia Flyers» на драфте-90, под общим 40-ым номе-ром, но вплоть до этого момента о нем никто и не вспоминал. Пред сезоном 92/93 Форуэлл предложил Ренбергу контракт, но Микаэль отказался, мотивируя это тем, что еще не готов выступать в NHL. Это решение, как оказа-лось, было правильным. Уже в следующем сезоне 93/94, Ренберг, в качестве игрока «Flyers», в 83 играх набирает 82 очка (38+44). Из-за такой высокой результативности ему даже пришлось сменить позицию с правого нападаю-щего на левого, чтобы играть в первой тройке нападения вместе с Линдросом и Рекки. Ренберг довольно орга-нично вписывался в эту тройку. Рекки «пасовал», Линдрос «расчищал», а Ренберг «бегал». Быстрый и юркий он всегда был на острие атаки. Совсем скоро Микаэль стал любимцем публики.

    Следующий сезон Ренберг тоже провел на высшем уровне, набрав в 47 играх 57 очков. Правда, здесь нужно учесть, что сезон 94-95 был сильно урезан из-за локаута. Пока NHL раздирали распри, Ренберг, воспользовавшись перерывом в чемпионате, уехал в Швецию. Там он, дабы поддержать спортивную форму, провел несколько матчей за свой родной шведский клуб «Lulea HF». Когда чемпионат возобновился «Летчики», впервые за последние не-сколько лет, снова вышли в play off . Микаэль, несмотря на то, что это был его первый play off в NHL, в 15 играх набрал 13 очков (6+7), тем самым доказав, свой высокий уровень.

    Сезон 95/96 Ренберг начал резво, но в середине сезона получил тяжелую травму живота (порвана брюшная мышца?). Из-за этого Микаэлю пришлось пропустить большое количество игр, но даже когда он снова вышел на лед, он постоянно жаловался на острые боли в области живота. Эта травма не позволила заиграть Ренбергу на прежнем уровне, как ни в этом, так и в последующих сезонах.
    В сезоне 96/97 «Летчики» выходят в финал Кубка Стэнли, но уже без Ренберга. На более раннем этапе play off Микаэль вновь заполучает тяжелую травму, на этот раз голеностопа, срочно требовалась операция.

    Летом 1997 года Ренберга обменивают в «Tampa Bay Lightning» на Криса Грэттона (Chris Gratton). Но через полтора года, Кларк выменивает его обратно, полагая, что Ренберг еще на очень многое способен. Но, вернувшись назад, Ренберг не стал тем, кем его хотели видеть, и причина этому тривиальна. Микаэля окончательно замучили травмы. Перед началом play off 99 года, Кларк обменивает его в «Phoenix Coyotes» на «старого Летчика», бывшего капитана «Philadelphia Flyers» и рекордсмена команды по штрафным минутам — Рика Токкета (Rick Tocchet).

    Закончив сезон 99/00 в составе «Phoenix Coyotes», Микаэль Ренберг возвращается в Швецию. Как он сам ска-зал, ему необходимо взять тайм-аут, и кто знает, может быть, когда он вернется, он снова станет «Летчиком». (На данный момент Ренберг является игроков Торонто).

    Следующим европейцем, которого Форуэлл выбрал на драфте-90, был Вячеслав Буцаев. Высоко оцененный в России, он так и не смог закрепиться в основе, чередую блестящую игру с полным провалом. Такая же участь жда-ла и финского защитника Тони Порка (Toni Porkka) , который уже совсем скоро вернулся назад Финляндию. Таким образом 1990 год, кроме Ренберга, не стал каким-то особенным в истории «Flyers», по нахождению новых талан-тов, в которых так нуждались «Летчики». Разве что можно еще вспомнить вратаря сборной Швеции и шведского клуба «Djurgеrden» Томми Содерстрём (Tommy Soderstrom) , который, воспользовавшись обменом Хекстолла и полной неразберихой «в воротах» команды, смог стать первым голкипером клуба, и даже претендовал на лучшего новичка года. Но это была всего лишь вспышка успеха Содерстрёма.

    Драфт 91 года не был настолько блестящим по подбору игроков, как предыдущий, но на этом драфте были выбраны два хоккеиста, которые впоследствии сыграли не последнюю роль в истории «Philadelphia Flyers». На этом драфте «Летчиками» был выбран хоккеист шведского «MoDo», еще мало известный «хоккейному» миру, но уже начинающий приобретать известность в Европе — центр-форвард Петер Форсберг (Peter Forsberg). Хотя, Форсберг так и не сыграл не одного матча за «Flyers», тем не менее, он сумеет оставить след в истории клуба, где ему была уготовлена поистине странная судьба.

    Перед драфтом, как и всегда были опубликованные предварительные списки, в которых североамериканскими специалистами были проранжированы все игроки по их игровому потенциалу. Форсбергу максимум отдавали об-щее 18 место, хотя все склонялись к тому, что он будет выбран не позже третьего раунда. К удивлению многих «Flyers» отдает свой первый выбор на драфте в пользу Форсберга, выбирая его под общим 6-ым номером. По мне-нию многих, «Летчики» совершили ошибку, не выбрав ранее запланированных ими Ричарда Матвичука (Richard Matvichuk) или Патрика Поулина (Patrick Poulin). По этому поводу даже был небольшой шум в прессе. Но Расс Фо-руэлл на это ответил, что время покажет, как они все ошибаются.

    На самом деле Форуэлл вовсе не собирался выбирать Форсберга, но его «европейский» отдел в лице Inge Hammarstrom и Билла Динена, настаивали на этом выборе. Уже совсем скоро Форсберг рассматривался, как один из самых лучших игроков в Европе. Но возникает вопрос, почему же Форсберг, которого так нахваливали, в том числе и сам Форуэлл, так и не надел свитер «Flyers».
    Параллельно с этими событиями, в Квебеке разыгралась настоящая «хоккейная» драма. Первый номер драф-та-91, Эрик Линдрос (Eric Lindros), отказался играть за «Quebec Nordiques». Если говорить о причинах такого отка-за, то будет очень трудно найти одну истинную причину. Не стоит забывать, что все истории связанные с именем Линдроса, зачастую бывают в большей степени надуманными. Ясно одно, что «Quebec Nordiques» это не только явный аутсайдер, но и полный банкрот, так как сам Квебек с его 675 тысячным населением не может полностью обеспечить один из клубов NHL, тем более что зарплаты игроков постоянно растут. А жутко талантливый Линд-рос, по прозвищу «next one», что означает «следующий Великий», хотел въехать в лигу «на белом коне», и оправ-дать столь высокое звание. Впрочем, это ему с успехом удается, но только в некоторой другой плоскости. С 10 по 15 июля 1992 года, в результате судебных разбирательств, «Philadelphia Flyers» проворачивает самую громкую сделку 90-х. Эту сделку можно сравнить только с обменом Уэйна Гретцки (Wayne Gretzky) из Едмонтона в Лос-Анджелес. По условиям сделки «Летчики» отдавали 15 млн. $, два драфт-пика 93 и 94 годов, и пятерых! игроков во главе с Хекстоллом, где пятым оказался Петер Форсберг. Так и хочется сказать:“Почему он?!”.

    С тремя кандидатами определились очень быстро, а вот для того, чтобы найти еще двоих, Форуэллу при-шлось изрядно поломать голову. На эти два места претендовали четыре человека это — Риччи, Бринд’Амор, Форс-берг и Марк Рекки (Mark Recchi). Рекки «отмели» практически сразу, так как самим «Летчикам» он достался до-вольно дорого, кроме того, Марк был очень классным хоккеистом, и его место в первой тройке не обсуждалось.

    Оставалось трое. Решили отдать Риччи, игрока с неплохим игровым потенциалом, но в команде было кем его заменить. По мнению руководства, этой заменой был Вячеслав Буцаев. Осталось выбрать еще одного. Форуэлл стоял перед непростым выбором — Бринд’Амор или Форсберг, и ни того и ни другого отдавать не хотелось. Скорее всего, отдали бы Бринд’Амора, но дело в том, что по ряду причин Форсберг мог выступать за команду только че-рез год, а команде нужны были сильные игроки именно сейчас, так как дела у них шли из рук вон плохо. Таким образом, Форсберг присоединился, к сформированной Форуэллом, четверке. Позже Форуэлл скажет, что наверно проворачивать такой обмен не стоило, во всяком случае, надо было оставить Форсберга, но увы, прошлого не во-ротишь. Вот такая несколько странная судьба Форсберга в истории «Philadelphia Flyers».

    Nik (c)

    #1790

    Francophone
    Модератор

    Европейцы в истории Филадельфии Флайерс. Часть 6. «Несбывшиеся планы Форуэлла»

    В 1991 году «Philadelphia Flyers» также были подписаны двое русских хоккеистов — защитник Дмитрий Юшкевич и нападающий Андрей Ломакин. Оба быстро себя зарекомендовали и регулярно попадали в основной состав «Flyers»,а Юшкевич в своем дебютном сезоне провел за «Летчиков» все 82 игры, правда, он дебютировал в коман-де на год позже, чем Ломакин, в 92-ом. Но они не надолго оказались в команде. Ломакина обменяли в 93-ем году, так ему было уже под 30 лет, но ничего выдающего он не так и не сделал, а Юшкевич, наоборот был еще доста-точно молод, и как следствие нестабилен, и в 95-ом тоже сменил «прописку».

    Драфт-92 года был, пожалуй, самым неудачным в проекте Форуэлла. Первый выбор он отдал в пользу Райна Ситтлера (Ryan Sittler), сына известного в прошлом «Летчика», Дэррила Ситтлера (Darryl Sittler). По признанию Форуэлла, они выбрали его потому, что просто на просто, когда подошла их очередь, они не знали кого выбрать. Ситтлер-младший был выбран только для того, чтобы потом его задействовать в сделке с Линдросом. Но Райн не подошел «Quebec Nordiques», так как еще совсем молодым игроком, он уже был замучен тяжелыми травмами, и поскольку он не обладал какими-то особыми талантами, то так и не сыграл в NHL не одного матча.

    Что касается европейцев, то они тоже были не на высоте. Денис Метлюк, выбранный во втором раунде, даже и не приглашался в «Philadelphia Flyers». Защитнику Владиславу Булину (Boulin), выбранному под общим 103 но-мером, вроде как грезили какие-то перспективы, но еще до начала сезона получил травму колена, а затем был от-правлен в низшую лигу, и про него больше не вспоминали. Романа Золотова постигла такая же участь, что и Мет-люка. Что касается шведа Юнаса Хеканссона (Jonas Hеkansson), то этот молодой игрок неплохо зарекомендовал себя в дубле шведского клуба «Malmo», но в саму основу этого клуба, который базируется в основном на «ветеранах», он не смог пробить-ся, так что естественно об NHL, в таком случае, речь вообще не идет.

    Драфт 93 года был гораздо успешней предыдущего. «Летчики», который первый раунд пропускали, первыми выбрали сразу аж четверых европейцев: Янне (Janne Niinimaa), Вацлава Проспала (Vaclav Prospal), Милоша Холана (Milos Holan) и российского нападающего Владимира Кречина. Что касается последнего, то тут разговор короткий — не-пригоден.

    Финский защитник Ниинимаа был выбран под общим 36 номером. Его карьера складывалась по формуле — «полоса черная, полоса белая». Несколько игр он проводил на очень высоком уровне, но затем непременно на-ступал такой же «высокий» спад. Вместе с финским клубом «Jokerit» он выиграл два чемпионата Финляндии, так же несколько европейских турниров на клубных уровнях. В 1995 году стал чемпионом мира, в 1998 году бронзо-вым призером Олимпийских игр, он был самым юным защитником в сборной Финляндии, но все его успехи отно-сятся исключительно в составе «Jokerit» и сборной Финляндии.

    В составе «Philadelphia Flyers» Ниинимаа дебютировал в 1996 году, и сделал он это превосходно, набрав в 77 иг-рах 44 очка (4+40). Следующий сезон в статистическом плане тоже был не плох 66 игр 34 очка (3+31), но его по-стоянные провалы в обороне, вынудили Кларка обменять его на здоровяка Дэна МакГиллиса (Daniel McGillis), ко-торый сейчас является одним из лидеров обороны «Philadelphia Flyers».

    Чех Вацлав Проспал был выбран под общим 71 номером. Его путь в NHL был гораздо сложнее, чем у Ниинимаа. В то время как финн процветал, добиваясь успехов в Европе и некоторых в «Flyers», Проспал «пахал» в AHL. В 18 лет Вацлав приехал в Северную Америку, он совершенно не знал английского языка. Впрочем, язык он быстро выучил, а вот играть на том уровне, который был необходим, чтобы попасть в основу «Philadelphia Flyers», он пока не мог.

    Физически слабый, чтобы выступать за «Flyers», но довольно техничный и очень юркий, он, тем не менее, был сразу же отправлен в фарм «Hershey Bears», прародитель «Philadelphia Phantoms». Хотя его статистические по-казатели из года в год неуклонно росли, но Кларк поставил на нем «крест».
    Единственный кто еще верил в него это главный тренер «Philadelphia Phantoms», а ныне «Philadelphia Flyers», Билл Барбер (Bill Barber) (уже бывший.). Постоянно работая с Проспалом, Барбер смог на время сделать из него звезду AHL. В сезоне 96/97 Вацлав, проведя за фарм 63 игры, набирает 95 очков (32+63). Но его не торопились вызывать в главную команду. Кларк считал, что Проспал слишком медленный, чтобы играть в первых звеньях и слишком мал по меркам NHL, чтобы играть в чекинг — лайнах. Наконец, после того как «Philadelphia Flyers» понес-ла потери в лице Линдроса и Дейла Хаверчука (Dale Hawerchuk), Проспала пригласили в основу.

    Вацлав этим приглашением воспользовался на 100%, и никогда больше не возвращался в низшие лиги. Играя в одном звене с Бринд’Амором и Пэтом Фалуном (Pat Falloon), Проспал, в оставшихся 18 играх текущего сезона, набирает 15 очков (5+10). Такая результативность впечатлила не только главного тренера «Philadelphia Flyers» Тер-ри Мюррея (Terry Murray), но и самого Кларка. В play off Вацлав тоже был на высоте, и в первом же раунде, когда «Flyers» встречались с «Penguins», во главе с Марио Лемье (Mario Lemieux), Проспал набирает 4 очка. А «Летчики» оставляют «не удел» своего принципиального соперника.

    Но увы, Проспалу, по прозвищу «Vinny», не суждено было добраться с командой до финала Кубка Стэнли. В следующем раунде, когда очередным соперником «Летчиков» стал «Buffalo Sabres», Проспал в результате силового приема ломает себе левое запястье и выбывает до конца сезона.
    Конечно же, такой поворот событий сильно огорчил Проспала, но он не унывал. Понимая, что ему выпал шанс заиграть в NHL, он начал усилено готовиться к следующему сезону. Основное внимание он уделил физиче-ской подготовке, так как на себе испытал всю «прелесть» лиги.

    Все это поначалу способствовало неплохому дебюту в следующем сезоне. Казалось, Проспал нашел себя в команде. Но, когда его убрали с его номинальной позиции на правый фланг атаки, Вацлав «перестал» играть. Даже после того, когда его вернули на его излюбленную позицию центра, очки в копилку Проспала не посыпались, как в предыдущем сезоне, кроме того, он по-прежнему плохо отрабатывал в защите.

    Кларк на заявление прессы о том, в чем же причина такой неудачной игры чеха ответил, что Проспал сильно увлекся накачиванием мускулов, забыв про игровые кондиции. Вацлав был не сколько шокирован этим. В команде ему постоянно твердили, мол, если хочешь играть за Филли, то качайся. Тем не менее, Кларк отметил, что Вацлав хорошо поработал над тем, что от него требовалось в первую очередь, но так готовиться к сезону нельзя. Проспал не мог понять логики генерального менеджера и был в полном недоумении.

    В «награду» за такое четкое и буквальное исполнение пожеланий тренерского штаба Проспал отправляется в четвертое звено. Но не все было так плохо для чеха. Вскоре он узнает, что его приглашают в сборную, выступать на Олимпийских играх в Нагано. История NHL еще не знала такого случая, чтобы так резко раскритикованный игрок, сразу же получает вызов в сборную своей страны.
    Проспал был весьма польщен такой оказанной ему честью со стороны тренеров сборной, но воспользоваться приглашением ему не пришлось. В начале января 98-го года, в игре против «Ottawa Senators», Вацлав заполучает травму, повредив сухожилие.

    Но как говорится, пришла беда отворяй ворота, и как можно шире, так как она приходит не одна. Находясь, на больничной койке, Проспал узнает, что его вместе с его партером Пэтом Фалуном обменяли в «Ottawa Senators» на Алекса Дейгла (Alexandre Daigle). Проспал был возмущен этим обменом. На что Кларк ответил, что, несмотря на то, что Проспал довольно перспективный игрок, команда нуждается в хорошем правом нападающем, каковым был Дейгл.

    Милош Холан, еще один чех задрафтованый в 93-ем Форуэллом, особых лавров в команде не сыскал. Хотя поначалу было все так неплохо. Сразу же отравленный в фарм, Холан быстро набирает обороты. В этом же сезоне его отзывают в главную команду, но его слабая игра не позволяет ему закрепиться в основе. В 95 году Милош, один из лучших защитников AHL, был обменен в «Anaheim Mighty Ducks» на российского ветерана Анатолия Се-менова. Карьера Холана в новом клубе не сложилась, причиной тому была лейкемия. Но после удачной пересадки костного мозга, Милош вернулся в хоккей и сейчас играет у себя на родине.

    15 июня 1994 года Расс Форуэлл был отправлен в отставку. Его заменил генеральный менеджер «Florida Panthers» все тот же несравненный Бобби Кларк. Оставшись без работы летом 1990 года, Кларк стал генеральным менеджером «Minnesota North Stars» и даже «привел» клуб к сенсационному финалу Кубка Стэнли. Затем он был приглашен в «Florida Panthers», но его пребывание там не вызывало у Кларка особо радостных чувств. Ему надо было начинать с нуля, ведь это был новичок лиги, а Кларк зачастую делал ставку только на тех игроков, которые могли сразу дать высокий результат, а это в силу «молодости» команды было архисложно, так как не существовало еще никакой трейдовой базы. Поэтому приглашение в «Philadelphia Flyers» для Кларка было очень радостным со-бытием, тем более что это был его «родной дом».

    Nik (c)

    #1791

    Francophone
    Модератор

    Европейцы в истории Филадельфии Флайерс. Часть 7. «Второе пришествие Кларка — приданное дочери Фила Эспозито»

    Бобби Кларк принял команду практически в том же состоянии, что и 4 года назад, когда его как говорится «попросили» из команды. Руководство «Flyers» очень рассчитывало на Кларка. Особенно им было по душе, то, что Кларк стремился к быстрым результатам, что для «Летчиков» было просто необходимо, так как клуб продолжал находиться в «подвалах» турнирной таблицы.

    Кларк все это прекрасно осознавал и, заступив на свою должность, сразу же сделал ряд громких заявлений, общий смысл которых сводился к возрождению «Philadelphia Flyers». Рьяно приступив к обязанностям, он начал освобож-даться в первую очередь от тех, кто, по его мнению, сильно долго «раскачивался» либо уже не давал той отдачи, которая была необходимо. Таким образом, чуть ли не все «наследие» Форуэлла было «роздано» другим клубам. Эта участь постигла даже Ренберга, как наиболее удачливое приобретение Форуэлла среди европейцев, а если го-ворить о всех хоккеистах в целом, то и великолепного Марка Рекки, которого обменяли на Джона Леклера (John LeClair) и Эрика Дежардена (Eric Desjardins).

    Центром своей стратегии Кларк сделал Линдроса. Полученный от Монреаля, Джон Леклер, словно подбирал-ся под «большого Эрика», их связка стала одной из лучших в лиге. На правом фланге сначала был Ренберг, потом Кейт Джоунс (Keith Jones), а когда вернулся Рекки, это место более не обсуждалось. С этого момента команда формировалась таким образом, чтобы все четыре звена были насколько это возможно, как можно ровнее. Для это-го Кларк совершал огромное количество трейдов, иногда то отдавая, то возвращая одних и тех же игроков, как, например Ренберга или Рекки. Кларк стремился найти наиболее стабильные звенья, пытаясь создать команду об-разца 70-х.

    Наиболее «удачливым приобретением» Кларка на драфте-94 среди европейцев был Александр Селиванов. Хотя, говоря об «удачливом приобретении» надо сказать, что никто из задрафтованых тогда европейцев, включая и самого Селиванова, так и не сыграл за Флайерс ни одного матча, но Александр, хоть смог пробиться в NHL. Правда, голкипер Йохан Хедберг (Johan Hedberg), выбранный «Philadelphia Flyers» под общим 218 номером, в про-шлом сезоне 00/01, смог сыграть несколько матчей за «Penguins», включая и 18 игр в play off. (А сейчас стал пер-вым номером команды.)

    Что касается непосредственно Селиванова, то им практически сразу заинтересовался генеральный менеджер «Tampa Bay Lightning», легендарный Фил Эспозито (Phil Esposito). Он предложил Кларку 4-ый выбор на драфте 1995 года и Патрика Юлина (Patrik Juhlin). Кларк не много сомневался, поскольку еще не видел Селиванова в деле, но прельстившись Юлином, которого хотел поставить вместе с Ренбергом в одну тройку, дал согласие. Таким об-разом, Селиванов не надолго задержался в системе «Летчиков», а по прибытию в «Tampa Bay Lightning», он вскоре женится на дочери своего босса Фила Эспозито.

    Полученный в результате этого трейда Юлин, не оправдал надежд Кларка, который был зол на себя за то, что практически подарил Селиванова «Tampa Bay Lightning», но уже совсем скоро понял, что потерял совсем немного и на том успокоился. Селиванов ни чем не проявил себя в своей новой команде, отыграв за «Tampa Bay Lightning» почти 5 лет, оказался в списке игроков, которых необходимо было срочно менять, соглашаясь практически на лю-бые условия.

    К этому времени у «Philadelphia Flyers» были точно такие же проблемы. Алекс Дэйгл оказался «дутой» звездой и «Летчики» желали его скорейшего обмена. Кларк заинтересовался «Русским танком» Андреем Коваленко, вы-ступающего за «Edmonton Oilers», естественно генеральный менеджер «Flyers» не мог пройти мимо такого игрока, имеющего столь грозное прозвище.
    В результате переговоров был совершен трехсторонний обмен. Дэйгл отправился в «Tampa Bay Lightning», Сели-ванов транзитом через «Philadelphia Flyers» в «Edmonton Oilers», а Коваленко в «Flyers». Коваленко, отыграв за «Летчиков» 13 матчей, быстро разочаровал Кларка, который вскоре обменивает его на Адама Берта (Adam Burt) в «Carolina Hurricanes».

    Если Кларк полностью успокоился по поводу Селиванова, то, то что случилось с российским защитником Артемом Анисимовым, его полностью разочаровало. Анисимов был первым выбором «Летчиков» на драфте-94. Кларк даже думал, что наконец-то он приобрел «драгоценный камень» из России. Анисимов, играя на родине, вы-ступал в одной паре защитников с Олегом Твердовским. Твердовский атакующий защитник, а Анисимов наоборот «тяготел» к своим прямым обязанностям. Таким образом, они полностью дополняли друг друга, став одной из лучших пар защитников в РХЛ.

    В 1995 году Анисимов североамериканским изданием «Hockey News» был расценен, как four-star prospect, (т.е. он занял 4 место среди самой перспективной молодежи того года) и многие склонялись к тому, что он мог вырас-ти в одного из ведущих защитников NHL. Это была очень лестная оценка для Анисимова, но увы, Артем получает тяжелую травму колена, которая так и не позволило ему полностью восстановиться, и как следствии дебютировать в NHL.

    В 9-ом раунде драфта-94 Кларк стоял перед выбором двух шведских игроков: вратаря Йохана Хедберга и на-падающего Томаса Холмстрема (Tomas Holmstrom). Обоих порекомендовал все тот же Inge Hammarstrom. Холмст-рем был другом детства Ренберга, и возможно имело смысл взять его в команду, тем более что они частенько иг-рали вместе. Но Кларк посчитал, что Холмстрем, несмотря на свою пробивную мощь, все же очень медлителен, и поэтому сделал выбор в пользу Хедберга.

    Хедберг был еще слишком молодым вратарем, что серьезно рассчитывать на что-либо в NHL. Поэтому еще два года будет играть в своем родном шведском клубе «Leksands IF». За это время он станет одним из самых мно-гообещающих молодых игроков, выступающих в Швеции. В 1996 году 23-летнего Хедберга даже пригласили в сборную, на роль третьего вратаря.
    Во второй половине сезона 96/97 «Летчики» стали испытывать большие трудности по вратарской части. Вспомнив о Хедберге, Кларк вызывает его в основу. Хедберг, облаченный в свитер своего кумира Пеле Линдберга, заявил на шведском телевидении, что намеривается оставить шведскую лигу, и отправиться играть за команду сво-его почитателя, в крайнем случае, он будет выступать в младших лигах, для того чтобы быстрее пробиться в глав-ную команду, в любом случае назад он не вернётся.

    Прибыв в расположение «Philadelphia Flyers», Хедберг и Кларк «не сошлись» в цене. По мнению Кларка, Хед-берг запросил настолько много, что он послал его к черту. Что ж вполне в его духе. Хедберг, который обещал не возвращаться на родину, заключил контракт с клубом IHL «Detroit Vipers». В 1998 году «Philadelphia Flyers» усту-пила свои права на Хедберга «San Jose», но в основу Шаркс он так и не пробьется, уступив сначала Стиву Шилдсу (Steve Shields) , а затем Евгению Набокову. Но в сезоне 00/01 «Pittsburgh Penguins», испытывающий огромные про-блемы с вратарями, пригласил его к себе. Сейчас будущее Хедберга связанно не посредственно с «Пингвинами», все зависит только от него, кроме того, перед ним открылись огромные перспективы.

    Nik (c)

    #1792

    Francophone
    Модератор

    Европейцы в истории Филадельфии Флайерс. Часть последняя. «Печальная»

    В отличие от Селиванова и Хедберга, словак Ян Липански (Jan Lipiansky) был очень близок к попаданию в основу «Philadelphia Flyers», но из-за локаута в сезоне 94/95 ему пришлось на время отправиться в фарм. Липански отыграв там 7 игр, вдруг неожиданно уезжает на родину. Причина проста и несколько смешна, он соскучился по дому. Последствия того поступка тоже просты, в 1998 году «Philadelphia Flyers» отказывается от прав на него.

    На драфте 95 года «Летчики» выбирают пятерых европейцев, но только один из них смог закрепиться в ос-нове команды. Им был российский защитник Дмитрий Тертышный. Приглашенный тренировочный лагерь «Flyers» перед началом сезона 98/99, Дмитрий проявил себя с наилучшей стороны и сразу же забронировал себе место в команде. К сожалению, мы так и не узнаем, смог ли бы Дима стать одним из ведущих защитников «Philadelphia Flyers», поскольку 23 июля 1999 года он трагически погиб. Погиб глупой и нелепой смертью, катаясь на моторной лодке вместе своими друзьями и партерами по фарм-клубу Франком Беланже (Francis Belanger) и Ми-хаилом Черновым. Дмитрий стоял на носу лодки, которая, подскочив на волне, «сбросила» его в озеро и пронес-лась над ним. Лопасти мотора разрезали Дмитрию шею, и хотя его друзья быстро вытащили его из воды, ему уже нельзя было помочь. Через несколько минут на руках своих партнеров Дима скончался. Его смерть потрясла всех от родных до болельщиков. В сентябре 1999 года в фирст юнион центре состоялся благотворительный матч между «Philadelphia Flyers» и «Philadelphia Phantoms». Этот матч носил не только благотворительный характер (собранные деньги были посланы семье Дмитрия), но и это был жест скорби по безвременно ушедшему молодому защитнику Дмитрию Тертышному.

    Что касается Радована Сомика (Radovan Somik), Мартина Шпанеля (Martin Spanhel), Мартина Страйта (Martin Streit) и Руслана Шафикова, то по тем или иным причинам они не подошли «Philadelphia Flyers», некоторым даже не были предложены контракты, других обменяли в другие клубы.

    Из шести задрафтованых «Philadelphia Flyers» хоккеистов на драфте 96 года, только один смог выступить за клуб, и не только выступить, но и проиграть в нем почти 3 года. Это был литовец Даниус Зубрус (Dainius Zubrus). Зубрус был выбран под общим 15 номером.

    Будучи еще подростком, Зубрус покинул родину, и отправился в Канаду, где все эти годы и тренировался. Выступая в юниорской канадской лиге, Зубрус прослыл «технарем», а, обладая большими габаритами, он с завид-ным постоянством выигрывал практически все силовые единоборства. Техника и физическая мощь Зубруса быстро привлекла внимание скаутов. Его жаждали получить многие клубы NHL, но он был еще слишком молодым, а по-этому они не торопились отдавать свое первое право выбора на драфте в пользу Зубруса.

    «Philadelphia Flyers», получившая 15 выбор на драфте -96 от «Toronto Maple Leafs», в своем первом выборе не сомневалась. По началу Зубрус серьезно не рассматривался как игрок, который сразу же дебютирует в команде. Главный тренер «Flyers» Терри Мюррей считал, что Зубрус еще слишком не опытен, чтобы играть в сильнейшей лиге мира. Но Зубрус так прекрасно зарекомендовал себя в «предсезонке», что привлек внимание самого Кларка.

    Кларк в своих интервью ни раз говорил, что Зубрус прекрасно готов и физически и технически, чтобы выйти на лед уже в предстоящем сезоне. Мюррей, хоть и возражал, но, тем не менее, прислушался к генеральному ме-неджеру (как обычно). Правда, была одна проблема. На какой позиции ему играть. С одной стороны он был номи-нальным правым нападающим, но с другой стороны он постоянно смещался в центр, зачастую оставляя свой фланг оголенным. Начали всерьез задумываться над этим вопросом, но поскольку позиция центр-форварда требует дополнительных, несколько специфических навыков, решили оставить все как есть.

    В своей первой же игре, против «Florida Panthers», Зубрус выходит в стартовой пятерке, и даже забивает свою первую шайбу, хотя она носила несколько курьезный и случайный характер. Чуть позже он проводит бле-стящие игры против «Washington Capitals» и «Ottawa Senators»,и хотя его результативность была очень низкой, прогресс в игре литовца был на лицо.

    Из-за не высокой результативности, Мюррей переводит Зубруса в третье звено, полагая, что защитная манера игры Джоуля Отто (Joel Otto) и Шона Подейна (Shjon Podein), помогут юному нападающему отточить свою игру в обороне. Хотя в защите Зубрус итак отрабатывал на очень приличном уровне.

    В начале декабря Зубрус показывает высокую результативность. Мюррей даже решается разбить свой «Легион смерти» и на место Ренберга переводит Зубруса, отправив, первого в третье звено. Зубрус чередует результативные игры с полной голевой засухой, и в конце концов, Мюррей прекращает этот эксперимент, и возвращает все на свои места.

    Позже, когда Линдрос получает травму, Мюррей затевает еще один эксперимент, и ставит Зубруса на роль первого центра. Смотрится он довольно не плохо, регулярно пополняет свой очковый багаж, но спустя несколько игр Линдрос возвращается, а Зубрус отправляется во второе звено.

    В play off 96 года, когда Ренберг травмирует голеностоп, Зубрус опять возвращается в одну тройку с Линдро-сом и Леклером. Поначалу этот шаг Мюррея расценивается как наилучший. Но не все было так гладко. Не смотря на то, что литовец пару-тройку раз смог отличиться, и не плохо смотрелся на подыгрыше, он в свою очередь раз-базаривал столько выгодных моментов, что Мюррею пришлось вернуть в первое звено травмированного Ренберга. Конечно, неудачную игру Зубруса на острие атаки можно списать на волнение, но с другой стороны уже по ходу сезона было видно, что результативность литовца хромает на обе ноги. Обладая довольно приличной техникой ему, тем не менее, не хватало мастерства на завершающем этапе атаки.

    В следующем сезоне Ренберга обменивают на Криса Грэттона, вакансия первого правого нападающего осво-бождается. На это место переводят Зубруса. Риск был большой, поскольку «атакующие» недостатки Зубруса были всем хорошо известны. Литовец, как и многие другие молодые, и очень амбициозные хоккеисты, страдал излиш-ней самоуверенностью. Он не стеснял брать игру на себя, никогда не искал «длинных» путей к воротам, стремясь, сам прорваться через заградительные редуты обороняющихся. Как следствие этого, он очень быстро выдыхался, и ему не хватало сил в завершающей стадии атаки.

    Кроме того, в этом сезоне ему предстояло заменить самого Ренберга, который в начале своей «нхловской» карьеры отличался высокой результативностью. Так же не стоит забывать, что второй сезон в лиге для новичка, как правило, бывает более тяжелым, чем первый.

    Тем не менее, ему предоставили огромный кредит доверия, но увы. Он так и не смог заменить собой Ренбер-га, а вскоре разочарованный в нем Кларк обменивает его в «Montreal Canadiens» на самого Марка Рекки. Сейчас Зубрусу всего 23 года и он по-прежнему остается одним из самых перспективных игроков NHL. Что касается «Летчиков», то по отношению к Зубрусу, они поступили несколько не правильно, так как сразу требовать от моло-дого, еще не вполне сформированного, игрока высоких результатов нельзя, но как уже было отмечено выше, Кларк требовал от игроков незамедлительной отдачи, в противном случае он безжалостно с ними расставался.

    Начиная с 1997 года по 2002 год, только один европеец, выбранный «Philadelphia Flyers» на драфтах в этом промежутке времени, смог попасть и закрепиться в основном составе «Летчиков». Им был чешский голкипер Роман Чекманек (Roman Cechmanek).

    Nik (c)

    #1793

    Francophone
    Модератор

    Брайан Пропп. Часть 1-ая. »Начало пути».

    Брайан Пропп,родился 15 февраля 1959 года в Канаде,город Лэниган провинция Саскачеван…Первой серьёзной командой Брайана стал клуб одной из низших Канадских лиг,»Brandon Wheat Kings»,в котором он провёл три сезона с 1976 по 1979 год.Забросив за это время 219 шайб,сделав 292 передачи и набрав соответственно 511 очков! Особенно ”урожайным” получился последний его сезон в »Брэндоне» (94+100) 194 очка! На то время это был абсолютно лучший показатель результативности,(позднее улучшенный Робом Брауном) за всю историю КХЛ (Канадская Хоккейная Лига)…Такие результаты не могли остаться не замечеными,и в период драфта 1979 года он был выбран командой Национальной Хоккейной Лиги »Филадельфия Флайерз»,в первом раунде под общим 14-ым номером…Успех, причём внушительный,пришёл к нему довольно быстро,уже в первой своей игре в форме Филадельфии он умудрился забить гол,который в итоге оказался победным,но это было только начало большого и славного пути Проппа, по дорогам НХЛ…Отличительной чертой левого крайнего Филадельфии всегда был отменный кистевой бросок,приводивший в трепетный ужас многих вратарей лиги,и удивительная нацеленность на ворота соперника.Порой казалось, что в зоне противника не было такого места,где-бы Брайан уступал кому либо из игроков в активности, а скорее наоборот,своей сверх-энэргичной игрой,заставлял защитников обороняющейся команды концентрировать всё внимание на себе…Попав в команду двух кратных победителей кубка Стэнли,будучи 20-ти летним мальчишкой,он всё-таки смог выйти на ведущии роли среди лучших молодых »снайперов»всей лиги…В своём первом сезоне (79-80) в составе »Флайерз» Пропп установил новый рекорд по очкам,среди всех новичков, когда либо начинавших свою карьеру в этом клубе,его результат 75 очков(34+41)продержался четыре года,в сезоне 83-84 годов его превысил всего на одно очко,талантливый форвард оборонительного плана Дэйв Пулин (76 очков),а спустя ещё 10 лет,в сезоне 93-94 Шведский »легионер» Микаэль Рэнберг поднял планку до 82 очков.Здорово помог Пропп Филадельфии в установлении рекорда НХЛ всех времён,по количеству беспроигрышных игр подряд (в сезоне 79-80 г),серия для команды »лётчиков» и её дебютанта замерла,на досих пор не зыблемых 35 играх!Наградой Брайэну за отличную игру в дебютном сезоне послужило на минирование, на звание лучшего новичка сезона,но до заветного »Колдэра» ему не хватило совсем немного,защитник Бостона Рэй Бурк,оставил в заочном споре левого крайнего »Флайерз» на втором месте…В том же сезоне Пропп весьма удачно дебютировал в серии плэй-офф,в 19 играх 5 голов 10 передач 29 штрафных минут,не смотря на то, что очень сильная по составу Филадельфия дошла до финала,игра команды не была признана очень убедительной,но претензий к новичку не было и быть не могло,как раз его игра оставила очень хорошее впечатление…Легендарная юниорская карьера Проппа была отмечена в мае 1999 года,его назвали величайшим »левым крайним» в истории Канадской Хоккейной Лиги,среди выбиравших были,журналисты,оффициальные лица КХЛ и историки лиги…Тем не менее,карьера Брайана Проппа в НХЛ продолжалась.Свой второй НХЛовский сезон Пропп начинал уже не в качестве необстрелянного юниора новичка,а в качестве одного из лидеров нападения,одной из ведущих команд лиги.Толи соперники приспособились к игре Филадельфийского снайпера,толи догдашний тренер »лётчиков» Пэт Куинн следуя консервативным заветам стиля игры »Флайерз»,слишком много акцентировал внимания в игре Брайана на силовую борьбу,так или иначе ожидаемого прогресса не последовало,26 голов и 40 передач в 79 играх при 110(второй результат за всю карьеру)штрафных минутах, что сильно контрастировало с образом самого Проппа,не жёсткого, в меру спокойного и предельно собранного игрока,и в плэй-офф того же сезона он, несколько снизив свою результативность (12-6+6=12) по сравнению с предыдущим годом,»блеснул» личным рекордом по штрафному времени (32 минуты)…Следующий сезон стал для него рекордным в двойне,во первых он установил личный рекорд по голам (44) а во вторых,что менее приятно по штрафным минутам (117), и все же в целом для него лично сезон удался (80-44+47=91)но вот для команды он был провален,проигрыш в первой же стадии плэй-офф,и досрочные каникулы…Пропп же во время »каникул» не скучал,как и любой Канадский хоккеист он был должен »отдать долг родине»,то есть сыграть в составе сборной на чемпионате мира,что он и сделал…Два подряд мировых первенства (82,83) жаловал своим вниманием »левый крайний» »Флайерз»,в обоих случаях компания в сборной у Брайана подбиралась солидная,по мимо своих »звёздных» Филадельфийских партнёров – Бобби Кларка (в 9 играх 0 голов 1 передача) и Билла Барбера (в 10 играх 8 голов 1 передача) в Европу приезжали,Гретцки,Гартнер,Вайв,Хартсбург,Хаверчук,Ситтлер,Гейни,Рэйнхарт (в 82) те же Гартнер,Хартсбург,Гейни,Ситтлер,Рэйнхарт,Д.Тэйлор и М.Дионн (в 83),не смотря но это Пропп на этих турнирах выглядел более чем достойно,и вместе с 7-ю голами в 20-и играх привез домой из Европы две бронзовых медали..Нельзя не упомянуть о рекорде Филадельфии всех времён по количеству победных шайб как за карьеру в целом,так и за сезон в частности,тем более что этим рекордсменом является именно Брайан Пропп.В сезоне 82-83 годов нападающий »Флайерз» приносил победу команде своими бросками 12 раз,а общее число победных шайб,забрасоваемое Брайаном за всю его Филадельфийскую карьеру – замерло на отметке в 55 голов!Что является лучшим показателем клуба,за всю его историю существования! Наиболее близки к этому достижению,Билл Барбер (54) закончивший свою карьеру и Джон ЛеКлэр (53) вероятно следующий рекордсмен,по этому показателю…

    …продолжение следует…..

    SPEC (c)

    #1794

    Francophone
    Модератор

    Брайан Пропп. Часть 2-ая. »С надеждой по жизни».

    В 1984 году эра тренерского правления Пэта Куинна и его помощника Боба Мак-Кэммона,сменилась эрой правления »Железного Майка» (Майка Кинэна),наставника любителя смелых экспериментов и не стандартных решений…За четыре года »правления» с 84-по 88 Кинэн дважды выводил »лётчиков» в финал кубка Стэнли (85-87) и в этих достижениях переоценить роль Брайана Проппа было не возможно.Как и все великие игроки Брайан повышал уровень своей игры именно в кубковых баталиях…
    Странно, но раскрыться в полной мере Проппу помог именно Кинэн,не обладая какими-то супер физическими данными,большими габаритами и сверхжестким стилем игры,Брайaн тем не менее умудрился стать одним из »любимчиков» этого неординарного,но безусловно талантливого наставника…Будучи любителем жёсткой и агрессивной игры,Кинэн умел давать игрокам возможность для раскрытия своих лучших качеств,в случае с Брайаном Проппом это сработало на все »сто».
    Резко уменьшив количество штрафных минут за сезон (43) Пропп здорово добавил в результативности (43+54=97 в сезоне 84-85) и (40+57=97 при 47 минутах штрафа в сезоне 85-86) тем самым дважды подряд повторяя свой личный »очковый» рекорд.Безусловно роль нового наставника »Флайерз» в этих результатах огромна,дать возможность игроку развить свои лучшие качества без ущерба для командной игры,да ещё направить их в нужное для победы »русло» — показатель большого тренерского мастерства.
    Нельзя не упомянуть о ещё одном рекорде Брайана.В сезоне 84-85 годов,форвард Филадельфии установил ещё одно достижение,семь раз (7) после его бросков в численном меньшенстве, шайба пересекала ”ленточку” ворот соперника,что является и по сей день,рекордом Флайерз всех времён…
    Отзывы Кинэна об игре своего подопечного всегда следовали в восторженных тонах…
    <<…Брайан обладал всеми качествами лидера на льду,не важно находился ли он на площадке или нет,все его мысли были заняты игрой и он всегда был предельно сосредоточен только на ней…>>…
    Начало сезона 86-87 выдалось у форварда Флайерз просто фантастическим! В первых 27 играх сезона Пропп набрал 41очко! Второго декабря 86 года,Брайан забросил в ворота Сэнт-Луиза 4 шайбы! (что было повторением клубного рекорда). Всё шло к установлению личного рекорда результативности,если бы не досадная травма левого колена,из-за которой Брайан был вынужден пропустить 27 игр регулярного сезона.Увы,о рекорде пришлось зыбыть,за последние 26 матчей чемпионата нападающий заработал ”только” 26 очков…
    Пропп обладал прекрасным качеством,способностью собираться в самые тяжёлые и решающие моменты игры,когда многие уже ели волочили ноги,Брайaн раскрывался во всём блеске,и для него наступал момент истины…Безусловно что к категории решающих относятся и матчи плэй-офф,в которых Пропп был особенно заметным,и всегда опасным для любого соперника.
    До сих пор результат Брайана равный 148 очкам (64+84) набранных в розыгрышах кубка Стэнли,остаётся непревзойденным ни для одного игрока,выступавшего и выступающего на позиции ”левого крайнего” за всю историю Национальной Хоккейной Лиги!
    Дважды (85-87),с интервалом в один год »лётчики» под руководством »железного Майка»,скрещивали в финале клюшки,с блеставшим тогда Эдмонтоном и его лидером Уэйном Гретцки.Если в 85 преимущество »нефтяников» не вызывало больших сомнений,то в 87 всё было не так однозначно.
    Феноменальная по красоте и драматизму семи матчевая финальная серия в которой походу уступая 1-3, лётчики всё же смогли сравнять счёт,завершилась как и два года назад победой »Ойлерз»…
    Роль Проппа в успехах команды,а выход дважды за три года в финал главного соревнования НХЛ это успех,была велика и если в 85 уже играя в первой тройке нападения с Эклундом и Керром он смотрелся (не смотря на 8+10=18 очков в 18 играх) не так впечатляюще,то в 87 он был не подражаем.
    Так например,во время пятого матча финальной серии с Эдмонтоном,Брайан сделал четыре (4) результативные передачи,что так-же является лучшим достижением в кубковой истории Флайерз.Играя в тройке с тем же Эклундом и заменившим травмированного(Керра)Токкетом,он установил не только свой личный очковый рекорд в плэй-фф за сезон,а вообще рекорд для всех Филадельфийских игроков когда либо игравших в кубке Стэнли…
    С результатом 12 голов 16 передач 28 очков в 26 играх,он разделил второе и третье место лучших бомбардиров того розыгрыша с центрфорвардом Эдмонтона Марком Мессье,уступив верхнюю строчку самых результативных игроков плэй-фф 87, только привычному лидеру того времени Уэйну Гретцки (34 очка 5+29)…
    После провала серии плэй-офф 88 (проигрыш в первом раунде) был уволен главный тренер команды Майк Кинэн,всвязи с этим возникал вопрос…
    Как будет выглядеть в дальнейшем не только игра »Флайерз»,но и самого Брайана?…

    …продолжение следует…..

    SPEC (c)

Просмотр 10 сообщений - с 21 по 30 (из 34 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.