Евангелие от Hextall.ru | Flyersice

Евангелие от Hextall.ru

ICE форум Филадельфия Флайерз Российский Фан Клуб "Филадельфии Флайерз"

В этой теме 33 ответа, 1 участник, последнее обновление  Francophone 3 года/лет, 6 мес. назад.

Просмотр 10 сообщений - с 1 по 10 (из 34 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1765

    Francophone
    Модератор

    В поисках наиболее подходящего названия для нового хоккейного клуба один из его совладельцев, а по совместительству и временно исполняющий обязанности президента, Джерри Путмэн (Jerry Putman), обратился непосредственно к потенциальным болельщикам команды в Филадельфии и 12 июля 1966 года объявил среди них соответствующий конкурс. Первоначально в списке значилось два варианта: «Quakers», т.е., собственно, «Квакеры» и «Ramblers» («Бродяги»). Однако с именем «Квакеров» у некоторых возрастных фанов, в том числе и самого Путмэна, возникали не слишком радужные воспоминания, связанные с бесславным выступлением одноименной команды в NHL в сезоне 1930-31, которая потерпела сокрушительную неудачу и менее чем через год прекратила свое существование. Да и другой совладелец клуба, Эд Шнайдер (Ed Snider), настаивал на том, что историю нового клуба нужно начинать писать заново, не опираясь на традиции сомнительного содержания. Поэтому вариант с «Quakers» был быстро отвергнут.
    Хоккейный клуб «Philadelphia Ramblers» к тому времени уже существовал в городе и худо-бедно выступал в одной из низших хоккейных лиг Северной Америки. Шнайдер и Путмэн не хотели никаких ассоциаций с другими хоккейными Лигами, кроме NHL, напротив делая акцент на то, что новой команде предстоит выступать в главном хоккейном соревновании профессионалов и бороться за право обладать Кубком Стэнли. В связи с этим название «Ramblers» также было снято с повестки дня.

    Тогда Путмэн предложил на выбор несколько других наименований, в т.ч. «Sabres» («Клинки», позднее такое название возьмет клуб из Buffalo), «Lancers» («Уланы»), «Raiders» («Налетчики», или, вернее, «Штурмовики»), «Royals» (видимо, из чрезмерного уважения к английской королевской семье), «Knights» («Рыцари»). В течение некоторого времени, казалось, выбор будет сделан в пользу названия «The Liberty Bells» (в этом аспекте уместно вспомнить вратарскую маску голкипера «Лётчиков» Рона Хекстолла – не те ли самые «Колокола свободы» на ней изображены?), но оказалось, что команда с таким названием тоже уже оставила свой след в спортивной истории города. «Ice Caps» («Ледовые кепки»), агрессивные «Bashers» («Вышибалы») и «Bruisers» («Фингалы»), «Blizzards» («Снежные бури»), «Huskies» («Детины») также не вызвали у хозяев клуба бурного восторга в качестве достойного имени для их чада. Поиски зашли в тупик…

    Однажды поздно вечером Путмэн и Шнайдер, возвращаясь на автомобиле со своими женами в Филадельфию из расположенного неподалеку штата Нью-Джерси (New Jersey), вчетвером предприняли так называемый «мозговой штурм» — коллективное обсуждение какой-либо проблемы, в ходе которого его участники предлагают любые, порой даже самые абсурдные и нелепые решения. Довольно часто подобная тактика приносит свои плоды, поскольку, отделив зерна от плевел, удается найти единственно правильный ответ на поставленный вопрос. Разумеется, целью этого «мозгового штурма» было придумать подходящее название для хоккейного клуба. Внезапно Филлис Шнайдер (Phyllis Snider) – заметьте, именно Филлис! – произнесла слово «flyers», т.е. «лётчики». По воспоминаниям самой Филлис, она старалась сосредоточиться на мысли о коньках и льде, но в голове у не упорно вертелось: «лётчики», «лётчики», «лётчики». В конце концов, она не выдержала и произнесла привязавшееся слово вслух. И надо же было такому случиться, что этот вариант всем присутствовавшим понравился. Проблема обрела свое решение!

    Однако задуманный Путмэном конкурс на лучшее название для команды продолжался. И вот, 3 августа 1966 года было официально объявлено о том, что новый хоккейный клуб, который будет представлять Филадельфию в Национальной Хоккейной Лиге, получил название «Philadelphia Flyers». Из огромного числа болельщиков, предложивших именно такой вариант, нужно было отобрать всего лишь одного победителя. Им стал совсем юный, девятилетний Алек Стокард (Alec Stockard), предложивший совершенно неожиданный и оригинальный экспромт: «Fliers»! Ему и был вручен главный приз – огромный цветной телевизор и два сезонных абонемента на все «домашние» игры «Лётчиков» в сезоне 1967-68.

    Выбор цветовой схемы для будущей формы команды начался сразу же после того, как Эд Шнайдер был информирован руководством NHL о предоставлении Филадельфии привилегии делегировать свой хоккейный клуб в розыгрыше Кубка Стэнли в сезоне 1967-68. Предпочтение отдавалось красному и черному цветам, но к величайшему сожалению филадельфийской хоккейной общественности, старожилы Лиги «Detroit Red Wings» и «Montreal Canadiens» уже имели в своей униформе красный колер. Поскольку наиболее близким к красному являлся оранжевый цвет, то было решено, что именно эта цветовая схема станет для «Philadelphia Flyers» основной. Однако вскоре Путмэн совершенно внезапно обнаружил, что цвета его новоиспеченного детища с абсолютной точностью повторяют цветовую гамму официального логотипа… самой Национальной Хоккейной Лиги! Во избежание различных эксцессов он тут же предложил изменить черный цвет на белый. И лишь заверения специального уполномоченного NHL Кларенса Кэмпбелла (Clarence Campbell) в том, что никаких конфликтов на этой почве не предвидится, позволило сохранить «Лётчикам» свою изначальную «боевую» раскраску.

    Проектирование деталей командной атрибутики началось в 1966 году. Основные работы по дизайну униформы и эмблемы для нового хоккейного клуба из Филадельфии были поручены местной фирме «Mel Richman Incorporated», специализировавшейся в области графического оформления рекламной продукции. Том Пол (Tom Paul), бывший в то время коммерческим директором фирмы, вспоминал позднее, что с самого начала возникла идея отразить в эмблеме элемент движения, отдав также должное непосредственно хоккею, как виду спорта, и самому городу, который будет представлять команда. Так автором одной из идей, предложившим в качестве базового элемента эмблемы нечто вроде конька с крыльями, был Джерри Путмэн. Но довольно скоро художник фирмы Сэм Чикконе (Sam Ciccone) придумал эмблему, которая и по сей день верой и правдой служит хоккейному клубу «Лётчиков» из Филадельфии: четыре крыла на стилизованной латинской букве «Р» с оранжевой точкой в центре, имитирующей хоккейную шайбу. Предложенный логотип был достаточно прост для запоминания и идеально выполнял задачу описания стремительности хоккея и ассоциативной связи с названием города, за который предстояло выступать клубу. Чикконе сделал также несколько других эскизов, но когда Эд Шнайдер, позже ставший единственным владельцем клуба, увидел вариант с крылатой «Р», то, ни секунды не колебался в своем выборе в его пользу. Дизайнером первого варианта униформы для хоккеистов «Philadelphia Flyers» стал также Сэм Чикконе. Резкое, пожалуй, даже вызывающее преобладание ярко-оранжевого колера с небольшим дополнением черного и белого цветов должно было по его замыслу символизировать скорость и напор. Наконец, Чикконе принадлежит также и авторство в создании забавного персонажа, названного самим Сэмом Лётчиком Фредди (Freddy Flyer), который на протяжении первого года выступления «Philadelphia Flyers» в NHL широко использовался в рекламной компании нового хоккейного клуба.

    Hex (c)

    #1766

    Francophone
    Модератор

    Начинаем публикацию аворской статьи (а не дешевого перевода!) нашего «аборигена» Nik’a об одном из самых известных игроков «Philadelphia Flyers» чемпионского образца 70-х годов — Рике Маклейше.

    Детство и юность

    С самого детства у Ричарда Джорджа Маклейша (Rick MacLeish), родившегося 3 января 1950 года, в местечке Линдсей, в канадской провинции Онтарио, было две страсти: хоккей и лошади. Каждую зиму его отец из шланга заливал водой задний дворик, чтобы сделать своему сыну чудесный каток. Маленький Рик сначала учился кататься на коньках, порой, часами не покидая импровизированного катка, но, только научившись креп-ко стоять на льду, получил в подарок от родителей клюшку и шайбу. Это был один из лучших дней его жизни, положивший начало долгому пути Рика к своей мечте: стать профессиональным хоккеистом. И Рик упорно, изо дня в день, учился первоначальным азам хоккея: ведению шайбы, владению клюшкой, обводке и многому дру-гому.
    Летом, когда хоккеем уже нельзя было заниматься, он всецело отдавался другому своему увлечению – лошадям, которых держали у себя его дедушка и бабушка. Рик просто обожал за ними ухаживать, а еще больше ездить. Надо сказать, что своих дедушку и бабушку преданный внук буквально обожал и проводил куда больше времени с ними, чем с родителями. Если Рик принимал какое-нибудь важное для себя решение, то первым де-лом бежал советоваться именно к ним.
    Будучи еще ребенком, Маклейш никогда не был особенно болтливым и не любил находиться в центре внимания – эти черты характера он пронес через годы. Рик и на льду был таким же, как в жизни. Вероятно, та-кая подчеркнутая скромность, отсутствие даже намека на тщеславие, и, может быть, недостаток честолюбия, не позволили Рику раскрыться в полной мере. А ведь он мог быть столь же известным и всеми любимым, как его знаменитый партнер по команде капитан «Лётчиков» Бобби Кларк (Bobby Clarke).
    Первая слава к Маклейшу пришла, когда он выступал за местную детскую команду. На турнире, прохо-дившем в соседнем Квебеке, он навел у ворот противников немало шороху и вернулся домой знаменитостью. В каждой игре Рик был лучшим на площадке, забрасывая шайбу за шайбой, а ведомая им команда неизменно вы-игрывала. Много лет спустя бессменный диктор спортивной арены клуба «Philadelphia Flyers» Джин Харт (Gene Hart) поинтересовался у Маклейша о его тогдашнем голевом рекорде. И получил ответ смущенного интервьюи-руемого: «Девятнадцать шайб»!
    Впервые о хоккеисте Рике Маклейше всерьез заговорили, когда он начал выступать в хоккейной лиге Онтарио за команду «Peterborough Petes» под руководством, тогда еще молодого специалиста, Роджера Нельсо-на (Roger Nelson), позднее занявшего пост главного тренера «Лётчиков». Очень быстро Маклейш стал «звездой» первой величины в хоккейной лиге Онтарио, особенно впечатляя не сногсшибательной статистикой, по-добно Марио Лемье (Mario Lemieux) и Уэйну Грецки (Wayne Gretzky), а своим феноменальным умением забивать тогда, когда это было необходимо для команды. И делал Рик это всегда легко и непринужденно, а главное красиво.
    Роджер Нельсон оказал на Рика, как на хоккеиста, неоценимое влияние, став первым специалистом, разглядевшим в нем будущую звезду NHL. Нельсон подолгу занимался с Маклейшем в индивидуальном поряд-ке, учил его, а вернее помогал Рику развивать имеющиеся таланты в нужном русле. Большой акцент тренер и его подопечный делали на технику броска и обводку. Нельсон, прежде всего, требовал от Маклейша работать над кистевым броском, не поощряя неподготовленные тычки шайбы сходу и щелчки. Особо внимание в работе уделялось развитию у Рика собственного игрового мышления на площадке, а Нельсону оставалось лишь забот-ливо подсказывать наиболее уязвимые места того или иного вратаря, либо наиболее выгодное направление бро-ска в определенной ситуации. Результаты столь кропотливой работы не заставили себя долго ждать, и очень скоро Маклейш мог отправить шайбу именно туда, куда он этого хотел. Если бы во времена его выступления в NHL существовал конкурс по сбиванию мишеней, проводящийся ныне перед каждым матчем «All-Star», то, наверняка, Маклейш был бы непобедим.
    Обладая отменной скоростью, Рик часто и без особого труда уходил от защитников в отрыв, но даже этот элемент игры Маклейш и его тренер без устали продолжали совершенствовать. Не уподобляясь игрокам, при выходе один на один с вратарем часто использующих один и тот же финт, Рик создал чрезвычайно богатый арсенал разнообразных приемов. Не один классный вратарь того времени оказывался поверженным во всех смыслах этого слова.
    Проведя за «Peterborough Petes» три сезона, в которых он забил 119 шайб, девятнадцатилетний Рик Маклейш был задрафтован клубом NHL «Boston Bruins», который использовал свое право первого выбора, дос-тавшееся ему тремя годами ранее от «Лётчиков». Рик был выбран под общим 4 номером, а под третьим, тем же Бостоном, был задрафтован его будущий партнер по «Philadelphia Flyers» Реджи Лич (Reggie Leach). Но, несмотря на такой высокий номер драфта, ему не удалось сразу дебютировать в NHL. Дело в том, что команда Бостона в то время состояла из одних звезд, и Рику просто на просто не находилось места в основном составе, в результате чего он был отправлен в Канадскую хоккейную лигу играть за клуб «Oklahoma-City Blazers» и набираться опыта для будущих сражений.

    Продолжение следует…

    Hex (c)

    #1767

    Francophone
    Модератор

    Первый блин…

    Тем не менее, специалисты не теряли Маклейша из виду, в том числе и жаждавшие заполучить его скауты «Лётчиков». В январе 1971 года генеральный менеджер «Philadelphia Flyers» Кейт Аллен (Keith Allen) пошел на беспрецедентный шаг, отправив в «Toronto Maple Leafs» своего легендарного ныне голкипера Берни Парента (Bernie Parent) в обмен на центрфорварда Майка Уолтона (Mike Walton), вратаря Брюса Гэмбла (Bruce Gamble) и первый выбор на драфте 1971 года. После чего Уолтон без остановки проследовал в Бостон. А ряды «Лётчиков» пополнили Рон Шока (Ron Schock) и Рик Маклейш.

    Маклейш был, конечно же, рад покинуть Оклахому и еще сильнее обрадовался, что будет играть за ос-новной состав команды Филадельфии. «Каждый хоккеист мечтает играть в NHL, и я не исключение», — сказал новичок в интервью местным журналистам. Выступая за «Oklahoma-City Blazers», Маклейш провел 46 игр и набрал в них 28 очков (13 голов и 15 передач). Его показатели не слишком впечатляют, но «Лётчики», будучи по тем временам очень молодой командой (средний возраст игроков не превышал 27 лет), только-только на-чавшей формировать костяк, всерьез рассчитывали на незаметного, но талантливого Маклейша. Аллен обладал потрясающим чутьем на перспективную молодежь и, не спеша, старательно подбирал недорогих и малоизвест-ных хоккеистов, пользуясь великолепными знаниями возможностей и потенциала игроков низших Северо-Американских Лиг. Так в клубе оказались будущая легенда «Лётчиков» Бобби Кларк, Билл Барбер (Bill Barber), Реджи Лич и многие другие.

    Рик Маклейш дебютировал в NHL в феврале 1971 года, но дебют ему не удался. В оставшихся 27 играх сезона 1970-71 и 17 играх следующего ему удалось набрать всего лишь 9 очков при 3 заброшенных шайбах. Это стало поводом для достаточно агрессивных нападок в адрес Маклейша со стороны наиболее нетерпеливых бо-лельщиков. Не легче пришлось и Кейту Аллену, раскритикованному в связи с обменом Парента на Гэмбла, «схватившего» сердечный приступ во время одной из игр и торжественно расставшегося с хоккеем. А тут еще и неудачник Маклейш не оправдывал возложенных на него надежд. Однако Аллен не торопился расставаться с молодым игроком, в счастливую звезду которого твердо верил. Решив убрать Рика подальше от бушевавшей публики, он отправил его в Американскую хоккейную лигу (AHL) в клуб «Richmond Robins». Относительно неудавшегося дебюта Маклейша Аллен многозначительно заявил: «Рик стал жертвой своей собственной славы, приобретенной в юниорской лиге. Когда он попал к нам, в его игре что-то надломилось. Рик не проявлял особо-го рвения, а его темперамент угас. Но он, мне кажется, понимает, в NHL даже «звезды» должны упорно трудиться, чтобы оставаться ими. Все в его собственных руках».

    Похоже, Аллен ошибался. Рик принял весть о переводе в АХЛ чрезвычайно болезненно, наверное, единственный раз в жизни озлобившись на всех и вся: «Я знаю, что руководство клуба мной не довольно, но, в конце концов, это они меня выбрали. Болельщики? А что болельщики, если они хотят меня ругать, то пусть ругают». Эти слова были сказаны по горячности, Маклейш прекрасно сознавал, что не оправдал надежд, но не мог понять, в чем причина столь сокрушительной неудачи. Все то, что раньше у него получалось легко и сво-бодно, теперь представлялось неразрешимой задачей. Невезучий Рик потерял уверенность в себе.

    Выступая за команду Ричмонда, Маклейш набрал 35 очков, в том числе 24 гола, в 42 играх. Такую не высокую результативность Рик объяснял так: «Некоторое время у меня просто не было желания играть в хоккей». Более того, отношения с тренером Эдди Бушем (Eddy Bush), для которого молодой выскочка долгое время был мальчиком для битья, у Рика откровенно не сложились. Постепенно, после неудачного начала, Рик начал набирать обороты, значительно улучшив свою результативность, но по-прежнему демонстрируя «угрюмый» хоккей.

    Перед началом сезона 1972-73 Маклейш был приглашен в тренировочный лагерь «Philadelphia Flyers». Стимулов для того, чтобы проявить себя, у двадцатидвухлетнего Рика было, хоть отбавляй. Во-первых, он жаждал доказать, что его неудачный дебют в NHL это просто досадная осечка, а, во-вторых, ему жутко не хотелось провести еще один сезон в Ричмонде, в компании с Эдди Бушем. Маклейш стал бесспорно лучшим игроком предсезонного этапа подготовки и получил еще один великолепный шанс, который ни в коем случае не имел права упустить. Минимум двадцать голов – именно такую цель определил себе Рик на предстоящий сезон и на этот раз был абсолютно уверен в успехе.

    Этот год стал для Рика Маклейша его первым полноценным сезоном в NHL. Выступая в одной тройке с Гарри Дорнхофером (Gary Dornhoefer) и дебютировавшим в том сезоне Биллом Барбером, Рик в 78 играх 50 раз заставлял вратарей капитулировать перед ним, тем самым в 2,5 раза перевыполнив свой собственный первоначальный план. Причем он был настолько великолепен, что ему, изначально игроку всего лишь четвертого звена, доверяли играть в первой пятерке бригады большинства вместе с Бобби Кларком и «Ковбоем» Биллом Флеттом (Bill Flett). Вкупе с 50 голами столько же результативных передач, позволили Рику достичь гроссмейстерского рубежа в 100 очков за сезон, который стал лучшим в его карьере. По итогам года в списке бомбардиров Лиги Маклейш занял почетное четвертое место вслед за такими великими игроками, как Фил Эспозито (Phil Esposito), Бобби Кларк – обладатель Hart Memorial Trophy, и Бобби Орр (Bobby Orr). Рику потребовалось два года для того, чтобы вскарабкаться на вершину хоккейного Олимпа. Как заявил его партнер по команде Гарри Дорнхофер: «Рик очень долго ждал, чтобы заявить о себе. Но теперь, когда это случилось, соперникам придется невероятно тяжело играть против него».

    Радость Рика не знала границ, а кошмарный сезон в Ричмонде вместе с злополучным тренером и не-удачный дебют остались в прошлом. Маклейш вновь обрел столь необходимую ему уверенность в собственных силах, а впереди его ждали новые громкие победы…

    Продолжение следует…

    Hex (c)

    #1768

    Francophone
    Модератор

    Победа!

    По окончании сезона Маклейш вместе со своей женой Кэролин отправился в свой родной город, чтобы провести там отпуск. По приезду Рика ждала большая неожиданность, которая его даже немного встревожила. Жители Линдсея провозгласили 18 августа 1973 года днем Рика Маклейша, организовав в его честь «народные гулянья», главной «изюминкой» которых должен был стать грандиозный парад. Маклейш сначала был категорически против своего участия в торжествах, но, поддавшись на уговоры своей семьи, все же смягчился и при-соединился к своим новоиспеченным почитателям. В тот день на улицу вышли почти все жители провинциаль-ного канадского городка, чтобы приветствовать своего героя-земляка. Маклейш, стоя на медленно двигавшейся по улицам машине, приветствовал всех собравшихся, а вслед за ним шествовал настоящий оркестр и шумная толпа восторженных поклонников. Вечером состоялся огромный пикник под открытым небом с музыкой и танцами, продолжавшийся всю ночь до самого утра. Рик был растроган до глубины души оказанными ему столь высокой честью и радушным приемом.

    Недолгий отпуск подошел к концу, и пришла пора возвращаться с небес на бренную землю. В пред-стоящем сезоне перед «Лётчиками» ставилась максимальная задача: ни много, ни мало – завоевать Кубок Стэнли. И это было им под силу. В команду вернулся «непробиваемый» Берни Парент, основной костяк сохранился практически без изменений, а «зеленые» новички обрели необходимую уверенность в собственных силах. Нако-нец, пришли новые перспективные игроки, в частности молодой защитник Джим Уотсон (Jim Watson), младший брат ветерана клуба Джо Уотсона (Jim Watson).

    Сезон 1973-74 стал для клуба «Philadelphia Flyers» самым лучшим в ее к тому времени недолгой исто-рии. Своим бесстрашным, порой агрессивным хоккеем «Лётчики» взорвали полусонную Лигу, не ожидавшую такой прыти от молодых забияк из Филадельфии, сплоченных в единое целое, благодаря несокрушимому ко-мандному духу. На каждую игру «Лётчики» выходили, словно на последний бой, и побеждали одного соперника за другим, в результате набрав в 78 играх регулярного чемпионата 112 очков. Личные достижения Маклейша были несколько скромнее результата предыдущего сезона: в 78 играх он набрал 77 очков (32 гола и 45 голевых передач). Тем не менее, Рик по-прежнему оставался одним из ведущих игроков команды и находился под по-стоянным вниманием прессы, все так же досаждавшей молчуну Маклейшу, иногда даже забывавшему то ли от смущения, то ли от волнения, что же он, собственно, хотел сказать.

    На льду же Маклейш, ласково прозванный «Милашка», был куда более изящен, чем перед суетливыми репортерами. Великолепное катание, отличная скорость и превосходная техника вкупе с непринужденной манерой игры составляли самые сильные стороны хоккеиста Маклейша. Прирожденный талант, он мог не знать, в какой момент шайба окажется у него, но не испытывал и тени сомнения относительно того, как отправить ее точно в цель. Однажды, когда Рика спросили о том, что он может сказать о стиле своей игры, Маклейш внезапно проявил обычно несвойственную ему находчивость и, не задумываясь, ответил: «Свободный». В этом ответе звучала та же легкость и непринужденность, с которой Рик постоянно выходил на лед. И, вероятно, именно это позволило ему счастливо избежать последствий нечеловеческого психологического давления, охватывавшего большинство игроков во время решающих встреч Кубка Стэнли.

    В серии play off 1974 года «Лётчики» впервые для себя добрались до финала Кубка Стэнли. На пути к финалу «Philadelphia Flyers» обыграли сначала клуб «Atlanta Flames» (ныне – «Calgary Flames») с общим сче-том 4:0, а затем в упорной борьбе победили «New York Rangers» — 4:3. В финале «Лётчиков» ожидали «Boston Bruins» — непререкаемые авторитеты хоккейного мира, явные фавориты поединка, от которых ждали показательной расправы над не в меру зарвавшейся молодежью Филадельфии. В свою очередь, не собирались сдаваться без боя и компания Кларка, в рядах которой выделялись форварды Барбер и Маклейш, голкипер Парент, первый хоккеист в истории NHL ушедший в WHA, а затем вернувшийся оттуда вновь в клуб самой популярной хоккейной лиги Северной Америки.
    Перед началом шестой игры, «Лётчики» вели в финальной серии со счетом 3:2. От заветного трофея их отделяла всего лишь одна победа, но ее еще предстояло добыть! Эта игра по праву считается классикой финалов Кубка Стэнли. Матч складывался на редкость напряженно: никто не хотел уступать. И все же «Лётчикам» еще в первом периоде, благодаря точному броску Рика Маклейша, удалось открыть счет. Игроки Бостона, которым уже нечего было терять, ринулись на затяжной последний штурм, обрушив ужасающий шквал атак на ворота Берни Парента. Но отлаженная и предельно самоотверженная игра голкипера и остальных хоккеистов «Philadelphia Flyers», свели на нет все усилия противника. «Лётчики» одержали свою самую важную и памятную победу с футбольным счетом 1:0, позволившую им впервые стать обладателем Кубка Стэнли. И эту победу при-несли один точный бросок Рика Маклейша и шестьдесят «сухих» минут Берни Парента. Филадельфия торжествовала: в празднике, устроенном в честь знаменательного события приняли участие более двух миллионов жителей.

    Продолжение следует…

    Hex (c)

    #1769

    Francophone
    Модератор

    Пожиная ниву успеха…

    В следующем сезоне 1974-75 «Лётчики» выиграли регулярный чемпионат, набрав в 80 играх 113 очков. Молва о бесчинствах «Хулиганов с Большой Дороги» гремела на всю Лигу. Несмотря на свой «робкий характер» вне хоккейной площадки и не слишком внушительные габариты, Маклейш ничуть не выпадал из агрессивного стиля игры «Philadelphia Flyers», так как никогда не жалел своих кулаков. Дрался он не столь часто, как, например, его одноклубник Дэйв Шульц (Dave Schultz), но бесстрашно выходил на бой даже с самыми имени-тыми «бойцами» того времени — Генри Бучем (Henry Butch) из «Detroit Red Wings» и Джерри Бэттлером (Jerry Battler) из «New York Rangers». Выйдя из этих схваток победителем, Маклейш по праву заслужил уважение и признание со стороны даже штатного «полицейского» Филадельфии Боба Келли (Bob Kelly), не скрывавшего своего удовлетворения тем, что играет с Риком в одной команде.

    В 1975 году «Лётчики» вновь стали обладателями Кубка Стэнли, повторив свой прошлогодний успех. На пути к финалу были повержены «Toronto Maple Leafs» — 4:0, «New York Islanders» — 4:3, в заключительной игре с которыми Маклейш оформил хет-трик, и в финале – «Buffalo Sabres».

    И на этот раз перед решающей встречей в Баффало счет в серии был 3:2 в пользу «Philadelphia Flyers». На протяжении двух периодов командам не удавалось забросить ни одной шайбы. В воротах «Лётчиков», как и год назад, блистал неподражаемый Берни Парент. Его «вратарский коэффициент» в играх play off 1975 года был равен 1,89 пропущенных шайб за игру! На первых секундах третьего периода Боб Келли наконец-то распечатал ворота «Клинков», а под занавес встречи Билл Клемент (Bill Clement) поставил точку в этом противо-стоянии. «Лётчики» победили 2:0, и капитан клуба, а ныне генеральный менеджер «Philadelphia Flyers» Бобби Кларк радостно затряс Кубком над своей головой. К слову, Рик Маклейш в 17 играх play off 1975 года забросил 11 шайб и сделал 9 результативных передач, став лучшим снайпером и бомбардиром команды. Так что, вклад Маклейша в победу «Philadelphia Flyers» более чем очевиден.

    В сезоне 1975-76 произошла трагедия: в гостевой игре против «Los Angeles Kings» Рик получил тяже-лую травму. В середине первого периода после проведенного против него силового приема Маклейш оказался на льду. Игрок «Королей» Марсель Дионн (Marcel Dionne) не успел среагировать на неожиданное падение Маклейша и, уже падая, зацепил коньком шею Рика. На счастье хоккеиста травма хоть и была серьезной, но не смертельной. Несмотря на обильное кровотечение, крупные сосуды оказались не задеты, да и хирург команды был рядом. С огромным трудом врачу удалось остановить кровотечение и наложить в раздевалке Маклейшу 88 (!) швов, после чего пострадавший был срочно госпитализирован. Вердикт врачей был суров и беспощаден: Маклейш выбыл из строя минимум до следующего сезона.

    Находящегося в больнице Рика постоянно навещали его партнеры по команде, делясь с ним новостями, но главное – стремясь любым способом поддержать «инвалида» и поднять ему настроение. Перебинтованная шея Маклейша была чрезвычайно удобной мишенью для друзей-острословов. Впрочем, так поступали не только его друзья по команде, но и персонал больницы. Зачастую шедшего на очередную перевязку Рика на дверях кабинета постоянно встречала табличка с надписью типа этой: «Знаете, чем Рик Маклейш отличается от Франкенштейна? Всего двумя швами!». На такие «шутки» Рик не обижался, скорее, наоборот, сам принимал участие в этой игре. Однако это был «смех сквозь слезы» — помочь своей команде травмированный Маклейш к своему глубочайшему сожалению ничем не мог.

    Потеря Маклейша для «Philadelphia Flyers» оказалась весьма чувствительной. Лишившись своей па-лочки-выручалочки, «Лётчики» в финале Кубка Стэнли сезона 1975-76 не смогли защитить свой титул, всухую, со счетом 0:4, уступив «Montreal Canadiens».

    Hex (c)

    #1770

    Francophone
    Модератор

    Навечно в памяти народной! (окончание)

    В сезоне 1976-77 изголодавшийся по хоккею Маклейш вернулся на лед и провел блестящий сезон, на-брав в 78 играх 97 очков, забросив при этом 49 шайб, что помогло ему стать первым в списке снайперов и бомбардиров команды. Но даже его великолепная игра не помогла «Лётчикам» взять реванш в розыгрыше Кубка Стэнли. В полуфинале Филадельфия была вынуждена уступить дорогу «Boston Bruins». Рик в очередной раз стал лучшим игроком клуба в play off, набрав вместе с защитником-дебютантом Бобом Дэйли (Bob Dailey) по 13 очков по системе «гол + пас». Однако с этого момента карьера Маклейша медленно пошла на спад, да и клуб Рика тоже не блистал.

    Но судьба предоставила Маклейшу и его сверстникам — Бобби Кларку, Биллу Барберу, Реджи Личу, еще один, последний шанс завоевать Кубок Стэнли. На смену им уже пришли другие, более молодые игроки: Брайн Пропп (Brian Propp), Тим Керр (Tim Kerr), Боб Дейли. Время Маклейша и C° уходило, но сезон 1979-80 стал их «лебединой песней», кратковременным возвращением к «хоккею семидесятых». Команда великолепно выступала в регулярном чемпионате, установив новый клубный рекорд NHL, не проигрывая в течение 35 игр. Всего лишь два очка не хватило «Лётчикам» для повторения своего клубного рекорда в 118 очков за сезон. Серию play off «Philadelphia Flyers» начали столь же рьяно. В первом раунде были повержены «Edmonton Oilers» — 3:0, а затем «New York Rangers» и «Minnesota North Stars» с одинаковым счетом 4:1. Однако в финале «Лётчики» проиграли грозному и весьма искушенному сопернику – клубу «New York Islanders», безоговорочному лидеру Лиги начала восьмидесятых годов. В драматичном решающем шестом матче серии «Philadelphia Flyers», уступая по ходу матча, смогли перевести игру в овертайм, продлив агонию еще на семь минут дополнительного времени. В итоге игра завершилась со счетом 5:4 в пользу «New York Islanders». Рик Маклейш уже не был в команде на первых ролях и набрал в 19 играх «всего лишь» 15 очков.

    Рик провел в Филадельфии еще один год. Но, несмотря на довольно приличные показатели: 74 очка (38 голов и 36 передач) в 79 играх, руководство клуба решило избавиться от стареющей звезды. Сезон 1981-82 Маклейш начал в составе клуба «Hartford Whalers», но достойной игры не показал, и вскоре был обменен в Питтсбург. Сезон 1982-83 стал для Маклейша самым неудачным: обрушившийся на него поток травм вынудил Рика отлеживаться на больничной койке, и за «Pittsburgh Penguins» он провел всего шесть игр. После этого руководство клуба не стало предлагать ему нового контракта, отпустив ветерана на все четыре стороны.

    Оказавшись без клуба, Маклейш в первую очередь связался с генеральным менеджером «Philadelphia Flyers», клуба которому он посвятил практически всю свою хоккейную жизнь, Бобом Маккэммоном (Bob McCammon). Предлагая Маккэммону свои услуги, Маклейш, в сущности, ни на что не рассчитывал. Поэтому и был изрядно удивлен, получив «добро» на свое возвращение в родной клуб. Рик был чрезвычайно рад, что у него появилась возможность закончить карьеру в Филадельфии, искренне веря в то, что заслужил право на «спокойную старость». Но Маккэммон, вскоре после этого покинувший пост генерального менеджера «Лётчиков», не оценил по достоинству ни заслуг Рика, ни его желания закончить карьеру и поспешил от него избавить-ся, в надежде получить за его обмен хоть какую-нибудь компенсацию. Так Маклейш оказался в совершенно чужом для него клубе «Detroit Red Wings», где и был вынужден повесить коньки на гвоздь.

    Был ли Рик Маклейш настоящей звездой Национальной Хоккейной Лиги? Однозначного мнения на этот счет нет. Но аргументы горячих поклонников его таланта весьма внушительны: Маклейш отыграл четыре великолепных сезона, отметившись в них незаурядными бомбардирскими способностями. Его голы в решающих играх 1974 и 1975 годов во многом определили судьбу двух Кубков Стэнли, оформив их прописку в Филадельфии.

    В марте 1990 года Рик Маклейш был введен в Зал Славы клуба «Philadelphia Flyers». В общей сложно-сти он провел в составе «Лётчиков» 741 игру (пятый результат) за 11 сезонов, став четвертым в списке лучших бомбардиров (697 очков) и ассистентов (369 передач) за всю историю клуба. Так же следует упомянуть о 108 играх в play off, в которых Маклейш набрал 105 очков, забросив 53 шайбы, в том числе 10 победных. А золотой гол в решающем матче финала 1974 года, сделал его имя бессмертным, вписав его золотыми буквами в историю «Philadelphia Flyers».

    Спасибо, Nik, за достойный рассказ о достойном игроке.

    Hex (c)

    #1771

    Francophone
    Модератор

    ретьей части исторического обзора о клубе «Philadelphia Flyers» предлагаю вашему вниманию свою «автобиографию» (с, Nik)
    1 серия.

    Нет в многолетней истории филадельфийского хоккейного клуба фигуры более одиозной и противоречивой, чем голкипер Рональд Хекстолл (Ron Hextall). Ни злосчастный скандалист Эрик Линдрос (Eric Lindros), игрок, бесспорно, незаурядный, но слава которого является скорее плодом коллективной журналистской пропаганды, нежели результатом его выдающихся личных заслуг, ни даже сам нынешний генеральный менеджер «Лётчиков» Бобби Кларк (Bob Clarke), вообще не нуждающийся в особых представлениях, не способны потягаться с Хекстоллом в неоднозначности восприятия окружающими их личностей. Никто и никогда из игроков «Philadelphia Flyers» не мог бы полнее ощутить на себе непостоянство зрительских симпатий, чем это удалось Хекстоллу. Бросаемый «из огня да в полымя», он то в одночасье возносился на заоблачные вершины успеха, то проваливался в бездонные пропасти неудач, преследуемый злобствующими насмешками критиков и издевками неблагодарных болельщиков. Его любили и ненавидели, боготворили и презирали. И, надо сказать, что Хекстолл никогда не оставался в долгу, исправно, словно в угоду своим «почитателям», совершая очередную безумную выходку. Он был героем, в одиночку спасавшим, казалось, безнадежно проигранные матчи, и злым гением, порой единственным виновником обидных поражений «Лётчиков» в решающих играх.

    Вся профессиональная карьера Рона Хекстолла – бесконечная череда взлетов и падений, радостей и горьких слез. Жизнь, в которой черных полос оказалось, пожалуй, все же больше, чем светлых. Но Хекстолл достойно держал удар и ни разу не изменил себе, до последних дней оставаясь неисправимым задирой, непослушным «большим ребенком» папаши Кларка.

    А началось все задолго до 3 мая 1964 года, когда в небольшом канадском городке Брэндоне (Brandon), пригороде Виннипега (Winnipeg), расположенном в провинции Манитоба (Manitoba), появился на свет маленький Ронни. Дело в том, что, рассказывая о хоккеисте Роне Хекстолле, невозможно не упомянуть о двух Брайанах Хекстоллах – старшем и младшем, а проще говоря, об отце и деде Рональда.

    Семейные традиции в NHL – явление не такое уж и редкое. Только применительно к Филадельфии можно вспомнить братьев-защитников Джо и Джима Уотсонов (Joe и Jim Watson), Марка Хоу (Marc Howe), старшего сына легендарного Горди Хоу (Gordie Howe), наконец, Кита Примо (Keith Primeau) и Эрика Линдроса, младшие братья которых, Уэйн и Бретт, правда, особых лавров на хоккейном поприще не снискали.

    Оба представителя старшего поколения семьи Хекстоллов в свое время выступали в NHL на позиции центрфорвардов. Дед Рона 11 лет защищал цвета клуба «New York Rangers» и стал обладателем Кубка Стэнли, а отец не мало поколесил по континенту, помимо Нью-Йорка, выступая за клубы Питтсбурга, Атланты, Детройта и Миннесоты, закончив играть, когда его сыну исполнилось 12 лет. Наконец, родной дядя Рона, Деннис (Dennis Hextall), тоже отметился в главной хоккейной лиге Америки в составе сразу шести команд!

    Воображение впечатлительного болельщика, хотя бы немного знакомого с чрезвычайно агрессивной манерой поведения на льду их знаменитого внука, сына и племянника, вероятно, тут же нарисует образы широкоплечих дровосеков-мордоворотов, с клюшками наперевес без устали гоняющихся за соперниками по площадке. Но в действительности это были вполне «воспитанные», даже интеллигентные игроки, посещавшие скамейку оштрафованных не чаще, чем того требовал стиль ледовых сражений прошлых лет. Более того, Брайан Хекстолл-старший (Brian Hextall Sr.) однажды даже ходил в кандидатах на получение приза Lady Byng Trophy, вручаемого главному «джентльмену» лиги.

    В общем, семейству Хекстоллов, было, что передать своему младшему представителю, даже, несмотря на то, что канадцы и без того рождаются в коньках и с клюшками в руках. Уже в полуторагодовалом возрасте маленький Ронни произвел в узком кругу семьи фурор, проявив недюжинные в его столь юном возрасте способности голкипера во время возни с клубком шерстяных ниток. Мужская часть семьи Хекстоллов с удовлетворением отметила, что ребенок пошел по их стопам. Никто не мог даже предположить, что Рон станет хоккейным голкипером, этаким «гадким утенком» звездного семейства нападающих.

    Следуя повсюду за своим непоседливым отцом, Рон впоследствии признался, что самым тяжелым для него днем в году было первое октября, когда начинались занятия в школе. «Это было ужасно! Из года в год вновь и вновь идти в класс, полный совершенно незнакомых лиц, где ты никого не знаешь и все для тебя, словно чужие», – вспоминал о своем детстве Хекстолл.

    До 8 лет Рон занимался хоккеем вместе с отцом, в обязательном порядке сопровождавшим сына на каток, а по вечерам присутствовал на всех домашних матчах, в которых Брайан Хекстолл-младший принимал непосредственное участие. Затем «родительский комитет Хекстоллов» постановил, что пришло время для более серьезного обучения, и Рон был немедленно зачислен в одну из местных хоккейных секций. Естественно, в качестве нападающего. Но однажды голкипер команды, за которую он выступал, внезапно заболел. И тогда тренер, он же – отец заболевшего вратаря, попросил Рона встать в ворота. «Так я в них на всю жизнь и остался!» – смеясь, заметил как-то сам Хекстолл.

    Семейный совет Хекстоллов был не на шутку встревожен. Присутствовавшая на той роковой игре мать Рона тем же вечером взволновано сообщила мужу: «Ты представляешь, наш сын стал вратарем!». После чего задала поистине риторический вопрос: «Что же нам теперь делать?». «Нам остается сидеть на трибуне и наблюдать, как он играет», – невозмутимо ответил ей Брайан Хекстолл-младший, продемонстрировав всем своим видом полную поддержку выбора сына, решившего пойти наперекор устоявшимся семейным традициям.

    Тем не менее, с того дня отец и сын никогда больше не говорили друг с другом о хоккейных делах Рона Хекстолла. «Мой отец – самый суровый критик из тех, кого я знаю», – считает Рон. – «Но он абсолютно ничего не знает об игре голкипера. Как же он может давать мне советы! А, вот, свой вратарский ген я, наверное, унаследовал от матери. Мне всегда казалось, что она сочувствует людям, носящим маску».
    Продолжение следует…

    Hex (c)

    #1772

    Francophone
    Модератор

    2 серия

    Вступление Хекстолла на стезю профессионального хоккея, как и у большинства Северо-Американских игроков произошло почти сразу же после того, как ему исполнилось 18 лет, а именно 9 июня 1982 года, когда он был выбран в шестом раунде ежегодного предсезонного драфта клубом «Philadelphia Flyers» под общим 119 номером. Начало, конечно, не слишком впечатляющее, но, как показывает практика, далеко не всегда номер драфта определяет будущее хоккеиста. Известно немало случаев, когда первые номера, то есть наиболее перспективные молодые игроки, в которых скорые на руку журналисты видели новых Грецки (Wayne Gretzky) и Лемье (Mario Lemieux), мягко говоря, не оправдывали возлагавшихся на них надежд, а порой и вовсе не добирались до NHL, застревая в клубах низших хоккейных лиг. И, напротив, игроки, в молодости особо не блиставшие, благодаря исключительному трудолюбию с годами приобретали бесценный опыт, превращаясь в высококлассных мастеров. Далеко за примером ходить не нужно: звезда и лидер «Philadelphia Flyers» конца восьмидесятых – начала девяностых Рик Токкет (Rick Tocchet) был выбран «Лётчиками» в 1983 году под общим 125 номером в том же шестом раунде, что и Хекстолл годом раньше. Так что, как говорится, не место красит человека.

    Первой «взрослой» командой Хекстолла стал канадский клуб WHL «Brandon Wheat Kings», за которую молодой голкипер выступал два сезона: 1982-83 и 1983-84. Рон провел в общей сложности 90 игр (5259 минут), регулярно пропуская по 4-5 шайб за матч (всего — 439). Примечательно, что ему ни разу за это время не удалось отстоять свои ворота в неприкосновенности. Зато невероятно активный голкипер сумел проявить себя на другом поприще. Двенадцать результативных передач и 183 минуты штрафа за два сезона! Парень явно скучал в воротах! Вероятно, от врожденной склонности к атакующим действиям Хекстолл редко ограничивался простой остановкой шайбы, а всякий раз норовил пасом начать атаку своей команды, при этом, часто далеко выходя в поле и нередко ошибаясь в передачах, после чего счастливый противник беззастенчиво расстреливал абсолютно пустые ворота «Королей». Расстроенный же Хекстолл, не особо утруждая себя поисками виновного в пропущенных голах, всегда был готов напомнить сопернику, что проигравший на поле зачастую одерживает верх в раздевалке или, на худой конец, на скамейке штрафников.

    Терпение тренеров команды Брэндона, по всей видимости, оказалось небеспредельным, поэтому в сезоне 1984-85 Хекстолл отправился сначала в клуб IHL «Kalamazoo Wings», а затем в многолетнюю кузницу кадров сразу для нескольких коллективов NHL, в числе которых была и Филадельфия, «Hershey Bears». Игра Хекстолла не претерпела особых изменений: он по-прежнему исправно зарабатывал штрафные минуты и пропускал, хотя и меньше, чем в первые два года, но, все равно, более чем достаточно, а именно – 3,68 и 3,41 шайбы за игру в сезонах 1984-85 (11 матчей) и 1985-86 (53 матча). К тому же, «снизилась» его результативность – всего 6 голевых передач в 83 играх. И все же, второй год в составе «Hershey Bears» для Рона, несомненно, стал удачным. Ни одна другая команда лиги не имела в составе вратаря, который бы провел на площадке времени столько, сколько это сделал Хекстолл: 53 игры, то есть более 50 часов! Шесть раз (в том числе один в play off) в сезоне 1985-86 Хекстолл не позволил противнику распечатать свои ворота, впервые оказавшись лучшим по этому показателю во всей лиге. Организаторы традиционного матча «всех звезд», проводимого, не только в NHL, включили Хекстолла сначала в состав команды, составленной из лучших дебютантов, а затем доверили ему место и в воротах первой сборной. Но и это еще было не все! По итогам сезона Рон стал обладателем приза «Dudley (Red) Garrett Memorial Trophy», вручаемого лучшему новичку AHL по результатам опроса ведущих журналистов и самих игроков. Так, в течение всего лишь одного сезона Хекстолл заставил практически всех говорить о себе, как о не по годам зрелом игроке, готовым к тому, чтобы попытать счастья в главной лиге…

    Тем временем Филадельфия все еще пребывала в трауре по трагически погибшему в автокатастрофе в ноябре 1985 года талантливому шведскому голкиперу «Лётчиков» Пелле Линдбергу. Блестяще проведенный им сезон 1984-85, когда он стал первым европейским вратарем-обладателем почетного приза «George Vezina Trophy» и помог своей команде выйти в финал Кубка Стэнли, где «Лётчики» были остановлены звездными «Edmonton Oilers» во главе с Уэйном Грецки, ни у кого не оставил никаких сомнений в том, кто в ближайшие годы займет место основного голкипера в воротах Филадельфии. Сделав ставку на молодого Пелле, «Лётчики», затеявшие в первой половине восьмидесятых коренную перестройку состава, без сожаления расстались с финалистом Кубка Стэнли 1979-80 Питом Питерсом (Pete Peeters) и не слишком заметным Риком Сен-Круа (Rick St.Croix).

    Но внезапная потеря Линдберга поставила клуб на грань катастрофы. Шокированный происшедшим генеральный менеджер Филадельфии Кларк на вопрос одного из журналистов «Кем Вы собираетесь заменить Линдберга?» лишь сокрушенно покачал головой и добавил: «Заменить Пелле невозможно!». Ни о каком повторении успеха предыдущего сезона не было и речи, и в конец расстроенные «Лётчики» безропотно уступили в первом раунде серии play off «New York Rangers». Бывший запасной Линдберга Боб Фрезе (Bob Froese) и Дэррен Дженсен (Darren Jensen), проведший в сезоне 29 игр, хоть и стали по итогам сезона совместными обладателями приза Уильяма Дженнигса (William M. Jennings), как самые «непробиваемые» голкиперы Лиги, в целом показывали не слишком блестящую игру. Откровенно говоря, их пребывание в команде определялось формулой «на безрыбье и рак — рыба», поэтому, когда ситуация с вратарями в Филадельфии более-менее нормализовалась, сначала в декабре 1986 года в гости к «Рейнджерам» отправился Фрезе, а в августе 1987 года в Ванкувер на голкипера Уэнделла Янга (Wendell Young) обменяли Дженсена.

    Накануне сезона 1986-87 Кларк и главный тренер Майк Кинен (Mike Keenan) ломали голову над тем, кому же доверить место в воротах «Лётчиков». Среди кандидатов фигурировали уже упомянутый Боб Фрезе, перешедший в конце прошлого сезона из «New Jersey Devils», Гленн Реш (Glenn Resch) по прозвищу «Chico» и талантливый дебютант из фарм-клуба, никогда не игравший на высшем уровне, Рон Хекстолл. Кларк и Кинен решили рискнуть.

    Продолжение следует…

    Hex (c)

    #1773

    Francophone
    Модератор

    3 серия

    На матч открытия сезона против многократных обладателей Кубка Стэнли из Эдмонтона, проходивший 9 октября 1986 года, в ледовом дворце спорта в Филадельфии «Лётчики» вышли с новым голкипером. Зрители, уже несколько привыкшие к миниатюрным вратарям, наподобие Линдберга и Фрезе, были буквально ошарашены появлением в воротах долговязого детины (188 сантиметров) с номером «27» на спине, энергично размахивавшего клюшкой, как лопатой. С первых же минут матча многим показалось, что новичок «сгорел» задолго до начала игры. Он постоянно выскакивал из ворот, выкатываясь, чуть ли, не к синей линии, яростно кидался на шайбу, когда никого из соперников близко не было и в помине, и постоянно апеллировал к судье по поводу любого эпизода, возникавшего вблизи его ворот. Казалось, еще немного, и молодой голкипер, что называется, «посыплется». Однако время шло, а счет на табло продолжал благоприятствовать «Лётчикам». И когда сам Уэйн Грецки, выкатившись с новичком один на один, не смог реализовать вернейший шанс сломить сопротивление зарвавшегося выскочки, зрители, заполнившие трибуны «Спектрума», на мгновение замерли, словно не веря своим глазам, а затем разродились бурной овацией в адрес нового кумира. Ведь мало кто мог предположить, что причина повышенной активности голкипера не в его мнимой нервозности, а в особой, нетрадиционной манере игры.

    Последние минуты встречи, закончившейся победой «Лётчиков» с минимальным перевесом 2:1, прошли под несмолкаемый гул восторженной аудитории. Каждое движение голкипера, каждое его касание шайбы сопровождалось оглушительным взрывом эмоций на трибунах. Фанаты, осиротевшие после потери своего прежнего идола, Пелле Линдберга, хотели видеть нового героя, который должен был повести их любимую команду в победоносное сражение за легендарный Грааль. Людям был нужен новый мессия, и он пришел. И звали его Рон Хекстолл…

    Это был великолепный сезон и для самого Хекстолла и для его команды! Дерзкая уверенность новичка словно вдохнула свежие силы в остальных «Лётчиков», и те же игроки: Тим Керр (Tim Kerr), Дэйв Пулин (Dave Poulin), Брайан Пропп (Brian Propp), Брэд Марш (Brad Marsh), которых 3 года назад вел за собой неунывающий Пелле Линдберг, сплотились плечом к плечу в одном ряду со своим молодым партнером, всегда готовые придти к нему на выручку. Команда вновь стала единым организмом и добилась победы в дивизионе Патрика по итогам регулярного чемпионата.
    В первом раунде play off «Лётчики», не особо напрягаясь, разобрались с «New York Rangers», которым год назад уступили дорогу в следующий круг. Начав «за упокой» с домашнего поражения 0:3, «Philadelphia Flyers» затем громила соперника и в его родных стенах и на своем поле: 8:3, 3:0 и 5:0 в заключительном матче на выезде. В первых шести матчах play off Хекстолл дважды сыграл «на ноль», и ни один голкипер в том сезоне не смог превзойти это его достижение.

    В финале дивизион Патрика «Лётчики» в напряженной борьбе одолели «New York Islanders», ведя по ходу серии 3:1 и едва не упустив преимущество. В решающем, седьмом матче противник был разбит на льду «Спектрума» со счетом 5:1 в пух и прах. А затем, уже в финале Конференции Принца Уэльского, в шести встречах были повержены «Montreal Canadiens». До Кубка Стэнли оставался всего лишь один шаг, но это был шаг через пропасть. Хекстоллу и «Лётчикам» предстояла встреча с их старыми знакомыми – «Edmonton Oilers».

    Шесть раз в своей истории «Philadelphia Flyers» выходили в финал Кубка, и лишь один раз для выяснения отношений с соперником понадобилось семь матчей. Произошло это как раз в мае 1987 года.
    «Лётчики» начали серию в гостях и дважды уступили, пусть и в относительно равной борьбе. Переезд в Филадельфию вроде бы помог – команда выиграла со счетом 5:3. Но в четвертой игре последовал совершенно необъяснимый спад и, как следствие, разгром – 1:4. Все? Оказалось, что нет. Превозмогая усталость после нескончаемого сезона, на морально-волевых «Лётчики» победили сначала на выезде, а затем и в родных стенах, сравняв счет в серии. Причем, в шестом матче Филадельфия вынуждена была отыгрывать по ходу встречи дефицит в 2 шайбы, но одержала трудную победу со счетом 3:2.

    Волею судьбы Хекстоллу, защищавшему ворота клуба во всех предыдущих 25 играх play off, выпало начать и закончить свой первый сезон в NHL матчем против одной и той же команды. К сожалению, повторить свой дебютный успех Рону не удалось. «Лётчики» уступили со счетом 1:3, и заветный Кубок в последний момент вновь ускользнул от них. Но обвинять в поражении вратаря никому не пришло бы в голову. Напротив, Хекстолл творил такие чудеса, отразив 40 из 43 бросков «Нефтяников» по его воротам, что у искушенных болельщиков порой захватывало дух. И высшим проявлением справедливости стало то, что голкипер Филадельфии был назван самым полезным игроком розыгрыша Кубка, обладателем по итогам года приза «Conn Smythe Trophy».

    Признание заслуг Хекстолла в дебютном сезоне нашло воплощение в потоке призов и титулов, свалившемся ему на голову: лучший голкипер и обладатель приза «George Vezina Trophy», новичок года по версии авторитетного издания «The Sporting News», член символической сборной «всех звезд» в составе первой команды и команды новичков. Рон был единственным дебютантом, приглашенным на Rendezvous 1987 года против сборной СССР. Кроме того, Хекстолл стал лидером NHL в сезоне среди голкиперов по числу проведенных игр – 66 и одержанных побед – 37 (четвертый результат за всю историю NHL для вратарей-дебютантов), а также установил новый рекорд Лиги для вратарей по штрафным минутам – 104. Примечательно, что из голкиперов Филадельфии только знаменитый Берни Парент (Bernie Parent) в регулярных чемпионатах 1973-74 и 1974-75 провел в воротах больше игр, чем Рон Хекстолл. А если сложить матчи, проведенные в сезоне и play off, то Хекстоллу не будет равных! Девяносто два раза он выходил на лед в сезоне 1986-87, то есть на два раза больше, чем Парент в сезоне 1973-74, когда «Philadelphia Flyers» впервые победила в розыгрыше Кубка Стэнли.

    Продолжение следует…

    Hex (c)

    #1774

    Francophone
    Модератор

    4 серия

    Неповторимая манера игры и поведения Хекстолла на льду мгновенно наделила его наряду с восторженными почитателями целым сонмом яростных критиков. В то время как в футболе идея действий вратаря на позиции либеро уже не вызывала предубеждения, в хоккее появление голкипера в роли «третьего защитника», а именно такое прозвище закрепилось за Хекстоллом в Лиге, по-прежнему расценивалось абсолютным большинством специалистов как нонсенс. Хекстолл был вратарем совершенно иного, нового типа. Действуя жестко, агрессивно, порой даже чрезмерно грубо, он выполнял колоссальный объем работы, успевая заниматься не только своими прямыми обязанностями, но и подчищать огрехи защитников, начинать атаки «Лётчиков», в том числе и завершавшиеся взятием чужих ворот и обеспечивать силовое давление на соперников в своей зоне чуть ли не вплоть до синей линии. Тем самым Хекстолл развязывал руки своим партнерам по обороне, многие из которых охотно шли вперед. Благодаря ему тактика «третьего защитника» из экзотической причуды одного сумасшедшего стала модной новинкой, быстро подхваченной рядом других голкиперов Лиги и получившей законное право на жизнь.

    Возможно, что этого не произошло, если бы не фантастический эпизод, произошедший 8 декабря 1987 года в домашнем матче против «Boston Bruins», обессмертивший имя Хекстолла и поныне заставляющий голкиперов, как молодых, так и уже повидавших виды, пытаться повторить его подвиг.

    …Шли последние секунды матча. Проигрывавший со счетом 3:4 Бостон пошел на традиционный в таких случаях шаг и заменил своего вратаря шестым полевым игроком. Нынешний обладатель Кубка Стэнли и заслуженный пенсионер NHL, а тогда еще вполне дееспособный, Рэй Бурк (Ray Bourque), преследуемый нападающим Филадельфии, на удивление точно вбросил шайбу в среднюю зону, откуда последовал ее диагональный перевод в зону «Лётчиков». Устремившийся к шайбе нападающий гостей, по идее, к ней не успевал в любом случае, так как его продвижение вперед надежно блокировал защитник «Philadelphia Flyers» Марк Хоу, но, думается, знай «Медведь», чем все закончится, он, как минимум, попытался бы ускориться. В это время, защищавший в том матче ворота Филадельфии Рон Хекстолл покинул свой пост, остановил шайбу клюшкой и, спустя мгновение, подбросив ее высоко вверх над шлемами игроков обеих команд, направил в сторону пустых ворот соперника, не обращая внимание на вялую попытку все того же нападающего Бостона помешать историческому броску. Плавно перелетев через головы хоккеистов, шайба опустилась на лед в районе синей линии зоны «Boston Bruins» и стремительно понеслась в рамку. Не менее стремительно за ней кинулись и полевые игроки обоих клубов, всего несколько секунд назад столь же слаженно катившиеся в противоположном направлении. Возглавлял «погоню за зайцем» Рэй Бурк, в душе, вероятно, еще лелеявший надежду на то, что шайбе удастся разминуться с воротами. Но мечтам Бурка сбыться было не суждено: чиркнув по штанге, шайба пересекла ленточку, а Бурку осталось лишь совершить «круг почета» за своими воротами.

    В это время в «Спектруме» творилось что-то неописуемое! Все «Лётчики», включая запасного вратаря Марка Лафореста (Mark Laforest), дружно высыпали на лед и ринулись поздравлять автора феноменального гола. В районе вратарской площади Филадельфии образовалась грандиозная куча-мала, целиком поглотившая Хекстолла. А поздравляющие все прибывали и прибывали. Ставший в одно мгновение бесценной исторической реликвией черный каучуковый диск (так и знал, что не удержусь J) был доставлен через всю площадку Хекстоллу так, как будто это был, по крайней мере, его пятисотый гол. «Голос Лётчиков», Джин Харт (Gene Hart) надрывался в эфире, без устали вопя одно единственное слово «Гол!» и на все лады склоняя имя Хекстолла. Зрители повскакали с мест и стоя приветствовали нового «святого». Арбитры у бортика с изумлением наблюдали за творящимся безумием, периодически отлавливая кого-нибудь из игроков «Philadelphia Flyers» и настойчиво требуя довести игру до конца. Впрочем, заканчивать матч уже не имело никакого смысла. «Медведи», до которых смысл происшедшего дошел не сразу, а некоторое время спустя, теперь готовы были провалиться от стыда сквозь землю и пожертвовать чем угодно, лишь бы никто и никогда не напоминал им о позорном соавторстве в установлении самого курьезного рекорда Лиги. Ведь взбалмошный вратарь «Лётчиков» Рон Хекстолл стал первым голкипером в многолетней истории NHL, которому удалось поразить ворота соперника!

    Второй сезон стал для Хекстолла не менее напряженным, чем первый. Но, вопреки устоявшемуся мнению относительно ожидаемого провала у каждого новичка NHL в следующем после дебюта сезоне, игра Рона не померкла, и он по-прежнему безоговорочно властвовал в воротах «Лётчиков», 62 раза выходя на лед в матчах регулярного чемпионата (третий результат в Лиге). К заброшенной шайбе «мастер клюшки» добавил 8 результативных передач (6 в регулярном чемпионате и 2 – в play off), 30 побед и приглашение в стартовый состав сборной конференции на матче «всех звезд» 1988 года. Не забыли о Хекстолле и тренеры канадской сборной, вызвавшие его в качестве запасного голкипера на матчи самого престижного соревнования с участием сборных – Кубка Канады. Таким образом, приобретенные «Лётчиками» в 1987 году голкиперы Марк Лафорест, перешедший в Филадельфию из «Detroit Red Wings», и Уэнделл Янг рассматривались только в качестве запасных Хекстолла.

    Продолжение следует…

    Hex (c)

Просмотр 10 сообщений - с 1 по 10 (из 34 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.