«Если бы не хоккей, кто знает, как бы я все это пережил?». История Паскаля Лаберж | Flyersice
Взгляд из за океана, Драфт, Новости, Проспекты

«Если бы не хоккей, кто знает, как бы я все это пережил?». История Паскаля Лаберж

Иногда, когда я сплю, мне снится хоккей.

Я мечтаю, как забиваю свой первый гол в НХЛ. И эти образы очень реалистичны.

На трибунах сидит вся моя семья, они поддерживают меня. Громко. Они гордятся мною.

В этих снах мой гол всегда прост: добивание или что-то в этом роде. Но все в моей семье просто… счастливы. Их переполняют эмоции.

Моей семье пришлось пройти через многое за последний год, так что мне всегда приятно видеть этот сон. Можно сказать, он дарит мне облегчение.

В прошлом сентябре моя мачеха, которую я искренне любил, скончалась всего через два месяца после того, как мы узнали, что рак поразил ее организм.

Это было ужасно.

Она была потрясающей женщиной, стала для меня второй матерью. Даже вспоминая ее сейчас, я с трудом сдерживаю слезы. Она любила меня и любила хоккей. И она всегда вдохновляла меня работать над собой, становится лучше. Но, главное, она вновь сделала моего отца счастливым. Он страстно ее любил, и новость, что нам осталось провести вместе так мало времени, была сокрушительной.

Вскоре, в один теплый, погожий летний день, отец пригласил меня с братьями в гостиную. Он сказал, что хочет с нами о чем-то поговорить. Но больше он не смог сказать ни слова. Мы понятия не имели, что происходит.

Когда мы уселись, отец просто разрыдался. Он не выдержал.

Затем он посмотрел нам в глаза и признался, что у него обнаружили рак простаты.

Было просто страшно это слышать, ведь мы совсем недавно узнали о диагнозе приемной матери. К тому же моя родная мать страдает множественным склерозом…

Это был просто какой-то кошмар. И я совру, если скажу, что играть в хоккей в тот момент было просто.

Было трудно.

Невозможно сконцентрироваться на шайбе, когда твои родные борются за жизнь.

Ты понимаешь, что должен сосредоточиться на том, что происходит на льду, но иногда… ты просто не можешь.

И это приносит тебе лишь больше страданий. Тебе тяжело переживать то, что происходит в твоей семье и как недуги ломают жизни твоих родных. Но также ты переживаешь из-за чувства обязанности перед партнерами по команде. Ты не хочешь подводить и их.

Так что изо дня в день ты стараешься показать свой максимум.

И хоккей, как оказалось, может тебе помочь.

Моя любовь к этой игре уходит в самое раннее детство. Мне было три года и отец стал брать меня на арену «Су-Сент-Мери». Он любил рассказывать, как дедушка, который был строителем, помогал строить эту арену свои собственными руками.

«Он построил ее для тебя», — говорил отец. И это разожгло пламя страсти к игре. И с тех пор отец делал все возможное, чтобы это пламя не угасло.


Мой отец – дальнобойщик.

Это не крутая работа, и она не приносит много денег, но он всегда находил возможность привезти меня на арену или оплатить все турниры, где я принимал участие. Он многим пожертвовал ради меня. У него могли быть сложные периоды в жизни или на работе, но он всегда находил время для меня и моей любви к хоккею.

Он всегда находил время. И он всегда находил возможность заставить меня почувствовать себя важным.

Когда мне было лет семь, отец был моим тренером, и я помню один день, когда вся наша команда бросала шайбы в борт. После тренировки отец подошел ко мне и сказал, что я был единственным, кто мог поднять шайбу надо льдом.

Он был горд.

Он видел это во мне, видел, что я могу стать неплохим игроком. И я помню, как был воодушевлен, когда он мне в этом признался.

Хоккей помог объединить мою семью, когда настали темные времена, игра стала одной из немногих вещей, которые помогали мне справиться с болью.

Прошлым летом, когда мы узнали о раке приемной матери, я провел ужасный тренинг-кэмп. Даже на старте сезона я был сам не свой. Я все еще старался, но было тяжело.

Но, однажды, тренер моего «Викториявилля», Брюс Ричардсон, пригласил меня на разговор в свой офис. Он сказал: «Хоккей – это лучший вид спорта в мире. И, когда ты приходишь на арену, то должен думать только о хоккее. Когда ты покидаешь пределы стадиона, то можешь думать о чем угодно. Но, если ты будешь хорошо проявлять себя на льду, то это поможет твоей семье почувствовать себя лучше, это сделает их счастливее».

Я близко принял это к сердцу и стал вновь играть так, как могу. Я старался стать хорошим лидером своей команды и сделать все возможное, чтобы семья могла гордиться мной.

В начале сезона, так как я был полностью опустошен, я особо не общался с партнерами по команде. Но все переменилось после разговора с тренером. Я вновь стал общаться с парнями, получать от этого удовольствие. И вскоре я осознал, что они все поддерживают меня, каждый готов подставить свое плечо, и это многое изменило.

В какой-то момент мне пришлось пропустить одну игру, так как я должен был навестить отца. И каждый партнер по команде прислал мне сообщение в качестве поддержки: «Мы выиграем эту игру ради тебя».

Для меня это очень многое значило.


Если бы не хоккей, если бы не поддержка тренеров и партнеров по команде, кто знает, как бы я все это пережил? И я всегда буду помнить это и буду благодарен игре и этим людям за то, что они сделали ради меня в трудный период.

Я также благодарен людям, которые поддерживали меня: квартиросдатчикам Мартину Пажо и Нэнси Провенсаль; моей приемной семье Паскалю Менару, Рени Уле и Розари Менар, которые были рядом со мной в эти темные времена; и, наконец, Норману Конвэю и Аллану Уолшу, которые помогали мне на каждом шагу. И сейчас, в 2016-м, дела стали идти в гору. Отец излечился и чувствует себя хорошо, моя мама все еще борется с болезнью. Мы с братьями стараемся поддерживать ее и постоянно напоминать ей, как мы ее любим.

В январе я попал на матч лучших проспектов CHL. Это было классно – два гола и голевая передача в игре с лучшими хоккеистами на этом уровне.

Каждый раз, когда предстоит важная игра, важный момент, у меня одно и то же чувство. Мне сложно описать его словами. Но именно это чувство я ощутил в тот день. В тот момент, когда я вышел на лед, я почувствовал, что эта игра мне удастся. У меня все спорилось.

Я осознал, что не хуже тех игроков, что вышли со мной на лед в тот вечер. И я был горд своим выступлением. Вся моя семья следила за этой игрой по телевизору, что сделало этот матч еще более особенным. Эта игра действительно придала мне уверенности в своих силах до конца сезона. И концовка мне действительно удалась.

Я упорно работал последний год. И я действительно стал лучше. Этим летом особое внимание уделил физподготовке – сконцентрировался на работе над предплечьями. Я хотел стать еще быстрее, и я смогу удивить вратарей в следующем сезоне. К тому же Пол Ганье не уставал гонять меня в своем тренажерном зале, так что я буду готов.

Сейчас же я с нетерпением жду, когда мое имя объявят во время драфта. Не каждый день тебе выпадает шанс попасть в команду НХЛ, понимаете?

Но вы может быть уверенными, что я не остановлюсь на этом и продолжу упорно трудиться – как бы тяжело не было – чтобы момент, когда я забью первый гол в НХЛ, был еще прекраснее, чем во сне. Я знаю, что моя приемная мама будет смотреть на меня в этот момент с небес. И мой отец будет гордиться мной. Он заключит меня в объятия и это будет великий момент в нашей жизни, для всей нашей семьи.

Все будут так горды.

Источник: The Player’s Tribune.

Автор: Иван Шитик