Битва в берлоге. Исторический камбэк «Филадельфии» — семь лет спустя глазами болельщиков | Flyersice
Взгляд из за океана, Новости

Битва в берлоге. Исторический камбэк «Филадельфии» — семь лет спустя глазами болельщиков

В тот год была очень теплая весна.

Мир только что оправился от финансового кризиса, в той или иной степени затронувшего практически все страны. Пока на одной восьмой части суши наслаждались очередной (как позже выяснилось, последней) фазой эпохи стабильности, а также удаленностью от проснувшегося вулкана Эйяфьядлайкюдль, за океаном проходили не менее интересные события.

Компания “Apple” презентовала свой первый планшет, а Обама, который тогда еще не был героем повествований задних стекол автомобилей в России – свою программу здравоохранения. Математический институт Клэя присудил миллионную премию Григорию Перельману, а молодежь училась ничего не бояться, слушая Эминема.

Скачать видео

Но поздним вечером 14 мая 2010 года для группы людей с востока Пенсильвании, привыкших видеть жизнь исключительно в оранжево-черных тонах, все эти события отошли на второй план. Объект их любви и ненависти, их гордость и боль, их «Филадельфия», готовилась сделать что-то, что оставит ее в истории. Независимо от дальнейшей судьбы участников действа. И каждый из преданных болельщиков получит полное право считать себя причастным к легенде. Среди них особо стоит отметить тех, кто пребывает в Пенсильвании лишь душой, да и то в дни матчей, а телом – как раз на упомянутой одной восьмой части суши. Безумные парни и девушки, наивные студенты и умудренные опытом мужчины неоднократно слышали один и тот же вопрос: “Зачем?”.

Действительно, зачем лишать себя сна, приходить несвежим на работу/учебу? Почему нужно тратить кучу нервов и времени на обсуждения матчей команды из «не нашей» Лиги, «не нашей» страны, да еще и исторически исповедующей «не наш» хоккей, зато сломавшей нашего Харламова?

Если кого-то из болельщиков подобные вопросы вводили в ступор, то той весенней ночью они раз и навсегда научились отвечать на все эти «Зачем?» и «Почему?».

Потому что 14 мая 2010 года.

Впрочем, обо всем по порядку. Интернет 2010 и 2017 годов – это две большие разницы (папку с демотиваторами все уже удалили?), но найти подробную статистическую информацию о том плей-офф НХЛ не составляет особого труда. Вы можете болеть за какую угодно команду, либо вообще не иметь клубных пристрастий, но вы не можете не признать один факт: розыгрыш Кубка Стэнли-2010 входит в тройку лучших из постлокаутной эпохи. И если на Западе все проходило по более-менее логичному сценарию, то на Востоке три из четырех сеяных команд отправились играть в гольф (или в хоккей, в славный город Кельн) уже после первого раунда . Особую роль в формировании сенсаций взял на себя «Монреаль», сотворивший камбэк в серии с «Вашингтоном». Позже жертвой «Хабов» стала и единственная сеяная команда, прошедшая во второй раунд – «Питтсбург».

Квинтэссенцией того плей-офф стала серия между «Филадельфией Флайерс» и «Бостон Брюинс». Противостояние между «Разбойниками с Большой Дороги» и «Большими Злыми Мишками» не бывает скучным, но весной 2010-го команды превзошли сами себя. Первые три матча остались за «Бостоном». И хотя, в целом, после тех игр «Филадельфия» заслуживала большего, чем оглушительные 0-3, перевес «Медведей» нельзя не признать справедливым. По ходу серии «Флайерс» потеряли голкипера Брайана Буше — при всех особенностях, именно его уверенная игра в серии буллитов в последнем матче регулярки с «Рейнджерс» вывела клуб в плей-офф. Место в воротах занял Майкл Лейтон. На 60-й минуте четвертого матча «Летчики» уже готовились перевести дух – счет 4:3 оставлял их в игре. Но против такого сценария выступал великий Марк Рекки – 4:4 за 32 секунды до конца основного времени. Не существует чисел, способных охарактеризовать количество сгоревших нервных клеток болельщиков «Флайерс», вызванных колебанием чаши весов в овертайме. Особенно тревожно было в меньшинстве после удаления Дэррола Поу. Живительной инъекцией стала грамотная игра Симона Ганье под воротами Раска – 5:4 за 5:20 до конца первого овертайма вернули «Филадельфию» в игру. Возможно, именно этот момент стал переломным в серии. В последующих двух матчах «Медведи» сподобились лишь на одну шайбу – 4:0 и 2:1 в пользу «Летчиков». 3-3 в серии и все начинается сначала. Но уже без права на ошибку.

Общая тематика рассуждений в прессе была ясна: сможет ли «Филадельфия» войти в историю? Претенциозно по формулировке, но надо было называть вещи своими именами. Лишь двум командам в истории НХЛ удавалось уложить соперника на лопатки, уступая по ходу серии 0-3, и оба этих камбэка успели покрыться пылью. «Кленовые Листья» обыграли «Детройт» в 1942-м, а «Айлендерс» сломили сопротивление «Пингвинов» в 1975-м.

Лишь две команды… Пока не наступило 14 мая 2010-го.

«Вечер накануне такого важного матча ничем особенным не отличался. Обычная домашняя рутина, со стороны могло показаться, что ничего особенного, вечер как вечер. Но в душе, конечно, было волнение, очень хотелось чтобы камбэк был все же победным. Было бы очень обидно, если бы команда проиграла в этом матче после всех тех подвигов, которые она совершила в предыдущих матчах серии», — делится воспоминаниями болельщица «Филадельфии» BSB. Наверняка подобное состояние наблюдалось у всех фанов, за исключением попавших на одну из двух арен. Да, матч проходил в Бостоне, но в «Ваковиа Центр», тогдашней домашней арене «Летчиков», велась прямая трансляция.

Лично я встречал стартовую сирену этого матча в общежитии медицинского университета. Игра проходила в ночь с пятницы на субботу, впереди был так называемый лекционный день. В переводе на русский язык, лекционный день за полтора месяца до вручения диплома означает выходной. Даже в таком суровом медицинском врачебном университете. Дипломники – они как деды в армии: кто ж их тронет? В общем, сами звезды, а также приобретенный незадолго до описываемых событий модем Yota, указывали на грядущий комфортный просмотр решающего матча серии.

«Бостон» начинает весьма активно, но на классический стартовый штурм нет и намека. «Медведи» атакуют, но как-то по инерции – память о трех поражениях подряд не могла не оставить свой след в психологии даже таких бойцов, как «Брюинз». По броскам в первые минуты – значительное преимущество парней в черно-золотом, но первый по-настоящему опасный момент создают Ганье с Тимоненом. Немудреная двухходовка привела к броску Симона с убойной дистанции – мимо.

Десятая минута матча. На табло уже 2:0 в пользу хозяев. Обе шайбы – в большинстве. Сначала было реализовано удаление Хартнелла, потом – Бриера. Злая ирония судьбы: Скотти и Дэни, совместно с Вилли Лейно составившие убойнейшую связку в том плей-офф, рискуют за один вечер превратиться в антигероев.  Таймер отсчитывает еще пять минут – проигранный борт, необъяснимая апатия пятерки «Летчиков» при перестроении в откат, Лучич — и запах жареного разносится уже с трансатлантической скоростью.

gag

«При 0-3 вдруг почувствовал, как нахлынули давние детские чувства — комок в горле от бессилия и обиды», — воспоминания болельщика, сохранившего анонимность. А вот такие эмоции переживал Reg, один из самых опытных русскоязычных «Летчиков»: «Начало суперпровальное, хуже не придумаешь, опять эти 0:3, и бостонская поляна уже плясала. Я, конечно ,весь взмок, выключил звук. Я так всегда делаю, когда в игре крутое пике, когда не прёт, когда раздражает вражеский комментатор со своим не по-Станиславскому: «Скорз!»  Иногда помогает…»

Российским фанатам, имеющим хотя бы шестилетний стаж боления за свою страну, которые не игнорируют молодежный хоккей, известно: в решающих матчах бросать трансляцию непозволительно. Даже в, казалось бы, безнадежной ситуации. Слово болельщику Heatley: «Когда счет стал 3:0 в пользу «Бостона», то захотелось переключить канал на что-нибудь менее насильственное и жестокое, но на российском ТВ не нашлось особой альтернативы. Поэтому не было других вариантов, как продолжить смотреть «мучения» Филадельфии, которые через некоторое время превратились в самый крутой камбэк в истории НХЛ».

«Повезло», «Ну хоть так он смог забить», «Да просто везунчик» — вся эта циничная аналитика появится позже, а на 18-й минуте первого периода корявый гол Джеймса Ван Римсдайка был сродни дождю после длительной засухи – явлению,случайность или закономерность которого анализировать непозволительно, дабы не гневить высшие силы. А в тот вечер неверующих в хоккейных богов среди филадельфийцев не было. Впрочем, только ли в хоккейных? Reg продолжает: «Я прочитал раз 500 «Отче наш», фортуна повернулась в пол оборота, и затем распахнула нам объятия».

И первыми в руки судьбы, внезапно ставшей столь нежной и ласковой по отношению к «Летчикам», прыгнули Хартнелл и Бриер. Да, те самые, которые двадцатью минутами ранее чуть было не перечеркнули все свои предыдущие подвиги. «До сих пор считаю, что именно Малыш сыграл там решающую роль, и неважно, что Римс положил начало камбеку, а Гагсик подбил итог», — так легенда Sports.ru, великий и ужасный Jere оценивает вклад в успех Даниэля Бриера. «Это была игра Дани, он был её сердцем, и я от него всегда ждал чуда. И тот его гол стал редким проявлением того, когда чего-то долго ждёшь, и это случается прямо у тебя на глазах. Это со мной нечасто происходило».

Кульминационный момент был таким же необъяснимым, как и большинство событий, происходивших той весной. Решающий гол самой сумасшедшей серии последних десятилетий «Филадельфия» забросила в большинстве, полученном за… нарушение «Бостоном» численного состава. Есть некий символизм в том, что точку в противостоянии поставил тот, кто неделей ранее вернул «Филадельфию» к жизни – Симон Ганье. Вот такие эмоции вызвала его шайба в русскоязычной фанатской среде:

1

2

Впрочем, формулировка про точку должна относиться не только к Ганье. Следующие пять минут «Филадельфии» пришлось выдерживать шквал атак ошалевших «Медведей». Вновь слово болельщику, на этот раз говорит Derflinger: «Самые памятные моменты — это, конечно, гол Ганье и героическая оборона в меньшинстве, в концовке игры, когда молодой Жиру удерживал шайбу у борта, находясь в зоне соперника». Для Клода это был второй плей-офф, но именно сезон 2009/10 стал первым полноценным годом Жиру в составе «Филадельфии». Будущий капитан «Летчиков» не растерялся и сразу прыгнул с места в карьер. По итогам того сказочного плей-офф на его счету будет 21 очко в 23 матчах.

С тех пор прошло уже немало времени. Семь лет – ничто по меркам истории, но для хоккея – это почти эпоха. Воспоминания о том камбэке до сих пор звучат ностальгической нотой в воспоминаниях всех без исключения болельщиков «Филадельфии». На вопрос о том, какое место в личных хоккейных воспоминаниях занимает та историческая серия, отвечает Lisenok, один из самых эрудированных «Летчиков» русскоязычной среды. Фирменный стиль сохранен: «Первое место… это был самый счастливый день в моей жизни… наверное, рождение детей смогут затмить эти ощущения, но пока такими подарками судьба не радовала, так что… это очень сложно описать… даже пересматривая на ютюбе ролики, посвященные той игре, ощущения невероятные… всякая банальщина про «ком в горле», «мурашки» и «слёзы счастья» даже близко не передают всей полноты восторга, радости, гордости, благодарности и любви к команде с летящей «Р» на груди». Схожего мнения придерживается и Derflinger: «Однозначно первое место. Та команда после седьмого матча стала восприниматься как единое целое. Что Пронгер, что Лейтон, что Эшем виделись как незаменимые части механизма, совершившего чудо. Тем больнее было видеть и сознавать, что этот коллектив был сознательно пущен под нож уже в скором будущем. Ганье, ван Римсдайк, Лейно… Без них чудо не стало бы реальностью».

Скачать видео

За великие команды болеют целыми поколениями, на долю каждого из которых должно выпасть свое чудо. Для Reg`а, болеющего за «Филадельфию» с 70-х, победа имеет историческое значение: «Для меня каждая игра с Брюинз особая,а эта победа вовсе в золотой рамке. Бостон антипатичен ещё с 70-х,когда он после нашего двойного триумфа переходил нам дорогу в КС». Однако, редкие болельщики в России помнят подвиги «Летчиков» тех лет. Неудивительно, что фанаты, продолжающие активно поддерживать команду в 10-е годы XXI века, относятся к описываемому событию как к чему-то по-настоящему своему. Точнее всего на эту тему высказался Crazy_Hokikos, один из главных знатоков бойцовских дел в русско-филадельфийской среде: «Возможно, в истории «Лётчиков» были более значимые матчи, но не было более значимых матчей «Лётчиков» для Истории. И для истории НХЛ, и для истории хоккея в целом. Это раз. Два — это был самый крутой и выдающийся матч «Флайерс» из всех, которые я застал воочию, сознательно и «сейчас». Да, можно скачать кучу старых матчей. Да, кубковые игры, финалы с «Эдмонтоном» в 80-е, с «Детройтом» в 97-м, матч с ЦСКА — это всё здорово, но это всё смотрится как артефакт, как «славное прошлое» и «придание старины глубокой». Это не делает всё перечисленное менее значимым, но это всё не происходило на моих глазах. Даже, например, пятый овертайм с «Питтсбургом» — круто, здорово, Примо, все дела… Но я никогда не плакал, просматривая старые матчи. А вот после окончания этой игры расплакался. Ни один скачанный с торрентов матч не подарит таких эмоций. Поэтому да, для меня — это был самый крутой, запоминающийся, невероятный и эмоциональный матч «Филадельфии».

Из анонимных воспоминаний: «Горжусь той командой, люблю тот состав по сей день. Но теперь та серия с «Бостоном» больше с грустью вспоминается — команды той нет, только Жиру остался…»

А еще такие матчи ценны тем, что приводят в болельщицкие ряды новые лица, многие из которых остаются с командой и в минуты горечи. Вновь слово Heatley«Этот матч знаменателен для меня тем, что после его окончания у «Филадельфии» стало, как минимум, на одного поклонника из России больше. Именно после событий 14 мая 2010 я стал активно следить за командой и осознанно за нее болеть».

И в заключении, не могу не поделиться личными ощущениями от той победы. В жизни мы все сталкиваемся с большим количеством трудностей. Между некоторыми из них и хоккеем проводить аналогии бывает весьма кощунственно. В то же время, я видел достаточно примеров героизма и силы воли, которые были гораздо ближе к моей жизни, чем мужики, гоняющие шайбу где-то на другом краю света. Но в сложные минуты апатии, когда «по нулям кислород и бензин», а ситуация требует немедленного движения вперед, я вспоминаю весну 2010-го. Скотт Хартнелл – человек, который, по неоднозначному, но в то же время меткому выражению одного из болельщиков, «в хоккей играть не умел, но сердца которого хватит на три команды». Дэни «Мистер Плей-офф» Бриер – игрока, которого не просто так назвали Маленьким Львом. До сих пор перед глазами мелькает та самая легендарная оборона Жиру на последних секундах игры с «Бостоном». Майк Ричардс, который в следующей стадии забьет свой легендарный гол. Крис Пронгер, чьего взгляда хватало, чтобы понять – вот именно сейчас все будет хорошо. Правда, не у соперника. И в моменты таких воспоминаний мне действительно хочется верить: невозможное возможно.

Да, в тот год была очень теплая весна.

Добавить комментарий